Чем важны новые санкции США против России, — Chicago Tribune

03.08.2017 19:35
Чем важны новые санкции США против России, — Chicago Tribune

Обозреватель пишет, что закон Конгресса нацелен не только против российского автократа, но и против американского президента, который хочет с ним дружить.

Экономические санкции играют роль не сколько решения, как символа. Правительство США ввело санкции против режима Фиделя Кастро на Кубе в 1960-х годах, но он до сих пор при власти. Вашингтон давил санкциями на Садама Хуссейна в Ираке, но все равно пришлось вторгнуться в страну, чтобы свергнуть его. Были и санкции против КНДР за ее ядерную программу, которая все равно развивается.

Поэтому любой, кто ожидает больших результатов от закона, который накладывает новые санкции на Россию за вмешательство в американские выборы в 2016 году, будет разочарован. Однако, это не означает, что их принятие было ошибкой.

Об этом пишет лояльное к Республиканской партии издание Chicago Tribune, добавляя, что санкции покажут Владимиру Путину, что он не может вести себя агрессивно и рассчитывать, что это сойдет ему с рук.

Издание отмечает, что предыдущие санкции против России не добились значительного успеха. Мероприятия, нацеленные надавить на Москву за убийство юриста, разоблачившего правительственную коррупцию, и те, которые должны были наказать Россию за вторжение в Украину, не заставили Владимира Путина ни изменить свой подход к правам человека, ни отказаться от оккупации Крыма. Кремль не прекратил пытаться подорвать американские демократические процессы.

И в этом ничего удивительного. В 2008 году эксперт Института международной экономики Петерсона Гари Клайд проанализировал 174 случая введения санкций. Исследование показало, что в основном они не заставляют страны изменить поведение. Такое наказание или причиняет слишком мало боли, чтобы иметь значение, или же оно падает на плечи простых людей, которые не могут ничего изменить в политике своей страны. Правительства, на которых Запад накладывает санкции, могут воспользоваться помощью других стран, которые не разделяют западных целей.

«Когда мы становимся жертвами враждебных или угрожающих действий со стороны других стран, логичным ответом было бы улучшить оборону и ответить должным образом. Если считать вмешательство в избирательный процесс актом войны, стоило бы ввести надежные контрмеры. Мы же не отвечали на атаку в Перл-харбор тем, что заблокировали японские банковские транзакции», — говорится в статье.

Издание отмечает, что если российское правительство вмешалось в американские компьютерные системы, чтобы посеять хаос в американской политической системе, тогда стоит сделать что-то релевантное. И это было бы более верным способом отбить желание у агрессора делать подобные поступки. Но у Вашингтона может быть не достаточно аргументов для решительного ответа, или же он может бояться того, что Москва имеет преимущество в кибервойне. В таком случае экономические санкции — лучший вариант реакции.

Даже сторонники санкций понимают их пределы. Поддерживая новые меры давления, сенатор Джон МакКейн не обещал результат сейчас или потом. Он поддерживал их для того, чтобы «послать сильный сигнал Владимиру Путину и другим агрессорам, что мы не будем терпеть атак на нашу демократию».

Издание пишет, что Путин вряд ли пойдет на уступки. Но новые санкции имеют больше шансов работать, потому что они не требуют от российского правительства менять свои политические интересы или отказаться от Крыма. Но хоть они и не изменят поведение России, санкции все равно служат нескольким правильным целям.

«Они четко указывают на позицию США относительно российского вмешательства в выборы, иллюстрируют, что такие действия будут иметь реальные последствия и заставляют тех, кого они напрямую касаются, пересмотреть свои международные политические расчеты», — сказал политолог Университета Корнелла Джонатан Киршнер.

Закон Конгресса также нацелен не только против Путина, а против Трампа. Он дает понять американскому президенту, что никто на Капитолийском холме не доверяет ему в вопросе отношений с Кремлем. Если Трамп пришел к власти с глупой надеждой построить партнерские отношения с жестоким автократом, Сенат и Палата представителей четко сказали ему, что этого не будет.

Источник: ZN.ua

Источник