Узбекистан начал либерализацию и дрейф от России

Узбекистан начал либерализацию и дрейф от России

04.06.2018 20:40
Узбекистан начал либерализацию и дрейф от России

Собственно, Узбекистан никогда и не был близким союзником России – с военно-политической точки зрения это наиболее густонаселенное государство постсоветской Центральной Азии с крупной армией, способной самой противостоять местным и афганским угрозам. Ташкент в свое время вообще крупно подставил Москву, приостановив участие в собственном «Ташкентском договоре» (ОДКБ – Организация договора о коллективной безопасности). Однако, наследник – весьма условный – Ислама Каримова, Шавкат Мирзиёев, избранный на выборах плебисцитарного характера, сумел удивить.

Казалось, перемены в Узбекистане будут косметическими, как когда-то в Туркменистане, где «Туркменбаши», как выяснилось, сменил президент по прозвищу «Аркадаг», поначалу тоже имитировавший гласность. Однако, страна-производитель «рэйвонов» (бывший «узбекский Дэу» двинулась в другую сторону. Ближе, в своем регионе, к Казахстану, а «атмосферно» к европейской части бывшего СССР. Как долго все это продлится – сказать трудно, но оптимисты приводят следующие аргументы.

Во-первых, президент Мирзиёев начал масштабно реализовывать пакет реформ в энергетике, торговле, валютном законодательстве и в алгоритмах обратной связи между властью и обществом. Страна открывается для экспертных мероприятий высокого уровня. Первой привлекла внимание валютная реформа.

Так, 6 ноября прошлого года Центробанк разрешил физическим лицам и индивидуальным предпринимателям покупать в банках валюту по курсу продажи, правда, пока лишь по безналичному расчету, на пластиковые карточки. А 1 декабря были упрощены экспортные и импортные операции, Происходит общая либерализация внешнеэкономического курса.

Во-вторых, после пяти лет блокады из-за споров по границе и водным ресурсам Ташкент предложил свой газ Душанбе, причем, как сообщают СМИ, по цене ниже среднемировой. Энергетики Узбекистана объявили о том, что подготовили свои ЛЭП для возобновления работы с энергосистемами Таджикистана и Туркмении. Ташкент обозначает намерение вернуться в рамки единой энергетической системы Центральной Азии, из которой он фактически вышел в конце 2000-х годов и которая подлежит восстановлению.

При этом, по оценке Jeen регионы самого Узбекистана до сих пор слабо газифицированы. Значительную долю добываемого в Узбекистане газа пока исправно берет китайская сторона, тем более что поступает он в Китай в основном в зачет кредитов, выданных Пекином на оплату китайских труб и услуг китайских же строительных фирм, проводивших газопровод в КНР. Правда, новый газ для Таджикистана предстоит еще добыть на скважинах, разработка которых может в данном случае зависеть от кредитов, полученных от СП с «Газпромом» — а отношения с Москвой Ташкент воспринимает очень прагматично. Речь о доступе на рынок России и таких сегментах, которые не охвачены сотрудничеством с Китаем и США. Также, Ташкент заключил соглашение с Москвой, регламентирующее рабочую миграцию. По информации «Немецкой волны» правительство начало сокращать хлопковые посевы, отдавая землю под продовольственные культуры. Выигрывает крупный и средний бизнес, накопивший значительные теневые средства. Он спешно скупают огромные площади земли под посевные (земля продается не во владение, а в пользование, но с возможностью передачи по наследству, и решительно отбирается в случаях, если надел не засеян).

При этом в страну двинулись «семейные кредиты» из стран Персидского залива, где имеется большая узбекская община.

Как когда-то в Украине (и России) президент Мирзиёев начал осмысленное формирование своеобразной олигархии, в частности на основе аграрного экспорта и создания в сельской местности современных латифундий. Крупные собственники – это инструмент для борьбы с мощной Службой национальной безопасности (СНБ), которая со времен Каримова привыкла контролировать все сферы жизнедеятельности в стране, включая и саму власть.

И, в-третьих, эта борьба небезуспешна. С одной стороны, президент извинился перед узбеками, вынужденными массово выезжать на заработки, а с другой – уже в январе этого года в структуре управления страной произошли фундаментальные изменения. Для начала из системы власти президентом были удалены первые заместители главы СНБ, а над самой службой, десятки лет управлявшей страной при Каримове, поставлена новая структура. Без куратора или «крыши» СНБ еще недавно бизнес с зарубежьем вести было невозможно. Но, кажется, «старым силовикам» Мирзиёев согласен оставить только афганское направление.

А уже 31 января 2018 глава СНБ Узбекистана Рустам Иноятов был отправлен в отставку. По сообщению государственных СМИ, на его место был назначен Ихтиёр Абдуллаев, занимавший до этого пост генерального прокурора. Во всей Центральной Азии эта новость произвела эффект разорвавшейся бомбы. Ведь Рустам Иноятов руководил СНБ 23 года – и до этого тоже играл немаловажную роль в местных раскладах. Дольше него на своей должности находился только покойный президент Ислам Каримов.

Считается, что Иноятов превратил СНБ в системное агентство с тотальным влиянием во всех значимых сферах. При Иноятове СНБ стала центральной структурой репрессивной системы, выстроенной при Исламе Каримове. Любое инакомыслие или критика режима жестоко подавлялись. Сейчас же идет полноценная перестройка (которой в Узбекистане в 80-е фактически не произошло), освобождают политзаключенных, а через онлайн-приемную президента можно пожаловаться на нерадивых чиновников, и жалоба сработает; До развенчания культа Каримова не дошло, но перемены за последние полтора года по оценкам, как местных, так и эмиграции «колоссальные».

После смерти Каримова в 2016 Рустам Иноятов считался одним из кандидатов в президенты. Но победил в итоге его оппонент Шавкат Мирзиеев – и между ними развернулась скрытая борьба.

Одним из серьезных ударов для СНБ стала как раз либерализация валютного регулирования – служба контролировала основные финансовые потоки, которые шли от конвертации валюты: лишь избранные компании имели такое разрешение.

На стороне президента выступили российские и транснациональные олигархи узбекского происхождения, такие как Алишер Усманов и совладелец Уральской горно-металлургической компании (УГМК) Искандер Махмудов. Известно, что Усманов инвестирует в развитие туристической зоны Бухары, а также считается одним из ключевых лиц, стоящих за многомиллиардными проектами, подписанными во время визита Шавката Мирзиеева в Москву в апреле 2017-го. Также UMS Holdings Усманова, по данным ряда СМИ, ведет переговоры с Telia о покупке Ucell, второго по величине мобильного оператора в Узбекистане. Компания Telia не опровергает эти сообщения, но заявила, что не комментирует такие сделки, пока они не завершатся. В интервью агентству Рейтер в декабре 2017 года Алишер Усманов упомянул о связях между UMS Holdings и металлургическими заводами Узбекистана. А компания Искандера Махмудова собирается добывать руду на Тебинбулакском месторождении и строить сталелитейный завод на $1,5 млрд.

Наконец, в мае этого года, впервые за 16 (!) лет состоялся визит президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в США. Внимание мировых СМИ к нему было очень большим.

Дело в том, что следующий пункт следования американских военных грузов из Казахстана — Узбекистан, и это окончательно подтвердилось вашингтонским заявлением Мирзиёева о дальнейшей поддержке Северной распределительной сети как фактора стабильности и мира в Афганистане.

Ведь поставки по Северной распределительной сети через Россию были прекращены решением как бы Дмитрия Медведева в 2015 году.

К радости украинского «Антонова», воспользовавшегося разрывом отношений России и США в военно-транспортной сфере, может присоединиться выгода Грузии, Азербайджана, Казахстана, Узбекистана и, вполне возможно, еще нескольких украинских предприятий. Ведь до Грузии поставки будут осуществляться в основном Черным морем. Возможно, что за локомотивы «Дженерал Электрик» наша «Укрзализныця» расплатится услугами. Точно так же, как Узбекистан – за анонсированные ВВС американские поставки современных систем ПВО, БРЛА и других видов вооружения и экипировки.

Россия, по мнению региональных комментаторов – не препятствует сближению США и Узбекистана, «потому что ей нечего предложить взамен».

Правда, ничего конкретного ничего не известно о деталях пятилетнего плана американо-узбекистанского военного сотрудничества, а также о подробностях «более 20 наиболее крупных контрактов», о которых заявляет пресс-секретарь узбекского лидера Комил Алламжонов.

Вместе с тем, Вашингтону по душе идея возобновления контактов лидеров стран Центрально-Азиатского Региона без участия России Мирзиёев высказал на 72-й сессии Генассамблее ООН в сентябре прошлого года, а сама эта встреча состоялась в марте нынешнего года в Астане. Из отчета Комила Алламжонова: «Президент Д.Трамп признал ключевую роль Узбекистана в этих важных процессах и заверил о поддержке США региональной кооперации и развития посредством регионального формата «С5+1″ (все пять стран ЦА и США). Оба президента высказались за включение Афганистана в форматы многостороннего сотрудничества в Центральной Азии». Из этого следует, что в Вашингтоне, судя по всему, возродили план «Большой Центральной Азии» (тоже 5+1, последний — Афганистан) времен Джорджа Буша-младшего. А по результатам встречи Шавката Мирзиёева и главы Всемирного банка Джим Ён Кима Узбекистану выделили очередной миллиард долларов кредитов. Ведь шашни Путина с Талибаном Дональд Трамп давно занес в свою маленькую черную книгу – и США продолжают, наряду с Китаем, выжимать бывшую советскую метрополию из региона, где Москва все еще могла считать себя региональным лидером.

В Узбекистане наступает время больших возможностей – а украинские власти могли бы мобилизировать того же Рината Ахметова, вручив ему волшебные туфли Маленького Мука, чтобы он повысил свой КПД в рамках национальных интересов, возродив наши былые проекты в этой открывающейся миру и бегущей от Москвы стране.

Изображение: пресс-служба президента Республики Узбекистан

Источник