Точка опоры для Украины: власть

12.08.2017 17:15
Точка опоры для Украины: власть

Власть — это глобальная сила, организующая общество. А именно потому, что она глобальна, она так бессильна. Мы, пользователи власти, ее практически не замечаем на нашем микроуровне, иногда даже кажется, что она нам вообще не нужна. Да, мы периодически сталкиваемся с проявлениями власти, с результатами ее деятельности, но в целом относимся к этому как к стихийным силам природы. Было солнце — пошел дождь. Я достал зонтик и мне по барабану. Вот так и власть. На Олимпе бури, громовержец молнии мечут, а у меня все пучком, вечером футбол и пиво.

Это иллюзия, конечно. Но иллюзия важная для нашего душевного спокойствия, и критически необходимая для функционирования власти. Эта иллюзия легитимирует власть, ставит ее законы в один ряд с законами природы, а также позволяет хорошо маскировать тотальное присутствие власти в нашей жизни.

Если присмотреться внимательнее, с самого рождения мы каждый день и по многу раз сталкиваемся с властью, то ли в лице неких государственных институтов (школа, медицина, образование, армия, экономика, налоги, полиция, суды, тюрьмы и т.д.), то ли в виде безличных и общепринятых законов, правил и договоренностей (Конституция, ПДД, не подмажешь — не поедешь, не гадь в парадном — тебе ж там жить и пр.). Уже только этот факт делает наивными все утверждения, что типа государство — анахронизм и мне лично не нужно. Государство, власть заполняет всю нашу жизнь, причем заполняет всюду плотно. И не важно, в каком государстве вы живете, демократическом или деспотически-тоталитарном, плотность власти от этого не зависит, могут зависеть только формы и методы ее реализации.

Мы часто не отдаем себе отчета, насколько часто и плотно мы взаимодействуем с властью, частично даже просто этого не замечаем. Мы настолько привыкли делать то, что нам говорят, что практически не думаем когда и как это делать, зачем это делать и может лучше делать что-то другое или не делать ничего вообще. Отсюда проистекает то, что называется злоупотреблением властью и злоупотреблениями власти. Власть может манипулировать нами, прежде всего в своих интересах, потому что мы не даем себе труд отследить эти манипуляции в потоке каждодневных взаимодействий. Да и возможно ли это, ведь поток очень интенсивен?

Вот здесь вырисовывается первейшая задача, которую необходимо решать, чтобы избавиться от злоупотреблений и паразитирования власти — это личный ежедневный и ежесекундный контроль актов взаимодействия с властью на самом низком уровне и сознательная выработка способа реакции на то или иное взаимодействие.

И в ее решении нам только компьютеры могут помочь. Возможности человеческой памяти и интеллекта здесь явно недостаточны, а количество лени — совершенно избыточно.

Если подумать, любой акт взаимодействия власти с человеком, независимо от ее формы, вполне алгоритмизируем и, следовательно, может быть обработан или отслежен компьютером.

Обычно (если не всегда) такой акт с точки зрения субъекта выглядит состоящим из следующих частей (этапов, стадий):

Сейчас не рассматриваются «физические» взаимодействия, типа арестовать или посадить в тюрьму, поэтому данного перечня пока достаточно.

Давайте пройдемся по списку и посмотрим, как это могло бы выглядеть «в компьютерном виде».

Идентификация и аутентификация

Сейчас мы идентифицируем себя с помощью документов (паспорта, ИПН и т.п.). В отдельных или печальных случаях это еще и биометрия, ДНК или другие биологические параметры. Во множестве ситуаций требуется и другая информация: гражданин Украины, семейное положение, проживает, владеет, не привлекался, кредит в банке, ВИЧ не носитель, открыта американская виза, и т.д. и т.п. Приличный объем! И вся эта информация где-то хранится, но доступ к ней крайне затруднен и хаотичен. Я думаю, что если мы хотим, чтобы компьютеры нам помогли, нужно в первую очередь дать им доступ к информации о нас самих, причем собрать в кучу и представить в максимально удобном для обработки виде. Нужно открыться им. Тогда они поймут, с кем имеют дело и смогут нас отличать и персонифицировать. Пока что мы для них как китайцы — все на одно лицо.

Как хранить данные? Думаю, децентрализовано. Что-то типа блокчейна подойдет. Однако, должны быть и выделенные сервера для бэкапа и ускорения транзакций. Они же будут заниматься аутентификацией.

Возможно, лучшим вариантом будет хранить все персональные данные в некоем личном гаджете — аппаратном токене, оснащенном биосенсорами и сканерами для надежной идентификации владельца, мощной криптографией и развитыми коммуникационными возможностями. Такой себе улучшенный и хорошо защищенный смартфон. Он же — электронный паспорт, коммуникатор, бюллетень для голосования, кошелек, навигатор и медицинский терминал. И он же — наш персональный компьютерный симбионт.

Да, есть проблема защиты данных, но современные технологии делают ее не такой острой, как многие думают. Кроме того, развитые и отлаженные процедуры глобальной аутентификации должны позволить контролировать возможные вмешательства и устранять не- и преднамеренные подмены, искажения и порчу данных.

Ну а чисто психологически пора отвыкать от скрытности. В современном обществе скрыть практически ничего нельзя, технологии биг дата путем анализа вашего профиля активности в интернете скоро смогут легко сказать какое пиво, с кем и как часто вы пьете, а также, сколько денег вы заначили от жены. Ну а если вы на сэкономленные на обедах в министерской столовке деньги купили лексус и оформили его на троюродную бабушку, то это за три секунды вычислит не только любой компьютер, но даже калькулятор вашей секретарши.

Добавлю еще одно. Симбиоз с компьютерами — штука очень личная. Когда-нибудь каждому из нас придется делать на этот счет сложный и ответственный выбор. Сказав да, мы обязуемся полностью открыться перед компьютерами и обществом. И это будет только первым из наших ответственных обязательств. А первым его следствием — то, что скорее всего, в будущем мы постараемся не совершать ничего, что было бы стыдно показать всем. Как вы думаете, общество, состоящее из таких ответственных членов, будет здоровее и лучше, чем нынешнее?

Авторизация

Этот пункт я хотел бы рассмотреть отдельно.

Общепринятое понятие авторизации — процедура предоставления субъекту прав для совершения действий в системе. В информационных технологиях здесь все прозрачно и просто. А применительно к обществу это понятие может допускать несколько полезных расширений. Некоторые из них, по моему мнению, просто просятся быть реализованными в симбиотической реальности.

Первое.

Много говорилось уже о вреде всеобщего избирательного права и полезности института ответственного гражданства. Дело только в отсутствии правильного инструмента определения меры ответственности граждан, и пропорционального усиления или ослабления их избирательных и прочих прав. Компьютеры дают возможность реализовать такой инструмент.

При наличии полной открытости гражданина для общества и постоянной фиксации всех изменений его персонального профиля не составит никакого труда вычислить степень его эффективности, общественной активности и социальной ответственности и выразить эти величины в виде некоего персонального рейтинга, статуса, кармы, в конце концов. А степень его влияния на общественные процессы должна быть пропорциональна этому рейтингу.

Условно говоря, базовый рейтинг R равен 1. Успешный, социально активный и ответственный человек может на протяжении ряда лет своей безупречной «кредитной истории» поднять рейтинг, условно до 10. Успешный, но социально пассивный — до 1,5 — 3,0. Активный, но безответственный — колеблется около 1. Неуспешный социопат — снизится до 0,2 — 0,1. Преступнику, убийце и т.д. будет временно или навсегда присвоен рейтинг 0.

Количество голосов на выборах от каждого голосующего равно его рейтингу.

И/или, вводится рейтинговый ценз для лиц, желающих быть избранными или назначенными в органы власти. Например, R > 5 для местного уровня, R > 8 для государственного. Снижение рейтинга в ходе каденции ниже порога — автоматическое прекращение полномочий.

Может получиться очень интересная политика!

Второе.

Рейтинг — это оценка и это стимул. Больший рейтинг — преференции при приеме на работу, возможно, более высокая зарплата. Прогрессивная шкала налогообложения, к примеру. У тебя больший рейтинг — ты меньше платишь подоходный налог, может быть, меньше делаешь пенсионных отчислений, а государство доплатит тебе пенсию пропорционально уровню общественной пользы, которую ты принес. Рейтинг должен быть инструментом долгосрочного планирования жизни, стимулирования социальности и подавления асоциальности.

Конечно, разработать алгоритм вычисления рейтинга, который бы учитывал массу существующих нюансов, — задача далеко не тривиальная. Но слишком уж много он обещает, чтобы не попытаться.

Третье.

Права, обязанности и полномочия. Это тоже важный вопрос. Иногда эти вещи путают, а где путают, там возникает почва для злоупотреблений. Вместе с правами на человека накладываются обязанности, за исполнением которых необходимо также следить. Этим вполне могут справляться компьютеры и отображать результат в персональном рейтинге ответственности. Если ты сам мусоришь на улице, или видишь, как это делают другие, и не реагируешь, — получай снижение рейтинга. Но если ты решишь отреагировать, избив мусоривших до полусмерти, то это будет превышение полномочий (помимо уголовной ответственности). Для физического воздействия есть специально уполномоченные люди (полиция), и не стоит отбирать у них хлеб.

Бывает трудно разобраться в конкретной ситуации, что, когда надо делать, а чего делать не надо. Но, компьютер в помощь. Спроси его или дай текущую информацию — он даст оптимальные рекомендации.

Классификация ситуаций взаимодействия

Ситуаций взаимодействия с властью может быть масса. Однако сами взаимодействия достаточно просто логически разделяются на такие классы:

Что такое законопослушный гражданин? Это субъект, в каждый момент времени знающий, какие его действия разрешены, какие запрещены и какие предписаны. А также, выполняющий эти действия в течение оговоренных сроков.

Знать все законы и предписания — трудно. Тем более трудно следить за сроками, изменениями и т.д. Но трудно человеку, а компьютеру — совсем нет.

Если компьютер знает и отслеживает полный профиль человека, его активность во всех законооговоренных ситуациях, он вполне может вычислить как текущее состояние, так и попадает ли это состояние под законодательные ограничения или предписания. Тем самым он может оказать человеку услугу по избеганию конфликтов с законом, причем самым оптимальным способом. Собственно, заменить юриста с адвокатом. Знаете, подавляющее большинство судебных разбирательств происходит исключительно по поводу классификации ситуации, т.е. выяснения того, какие законодательные требования и ограничения должны распространяться на субъекта (ответчика) в рассматриваемый период его жизни (истории). Как только это выяснено — все становится просто, смотрим статью такую-то, пункт такой-то и спрашиваем: сделал ли он то, что он был обязан по закону, или может сделал то, что законом запрещено? Далее — приговор окончательный и обжалованию не подлежит.

Имея на руках профиль активности субъекта, выяснять, что он делал и чего не делал, долго не надо — правосудие становится прозрачным и, главное, быстрым. Предъяви логи твоего компьютера — и не придется доказывать, что ты не верблюд.

Здесь, конечно, нужно сделать одно важное замечание. Существующее законодательство заведомо далеко от описанного идеала. Оно часто неполно, неоднозначно, противоречиво, допускает субъективные трактовки и т.д. и т.п. Не будем говорить о том, что оно таким сделано нарочно, ради определенных целей. Назовем это непрофессионализмом законодателей. Однако можно наверняка утверждать, что это законодательство в существующем виде непригодно для алгоритмизации и использования в режиме автоматического правосудия. Если мы хотим поручить его компьютерам — нам нужно новое, четкое, логичное и непротиворечивое законодательство, построенное по образу и подобию программных систем.

Никаких принципиальных трудностей на этом пути не вижу. Индустрия программного обеспечения уже выработала четкие требования и методы разработки сложнейших программных комплексов и систем. Есть примеры громадных и долгоиграющих опенсорсных проектов с участием тысяч и тысяч программеров, тестеров и пользователей по всему миру. Написать законодательство для средней страны — ваще раз плюнуть. Но давайте вернемся к этому вопросу чуть позднее.

Легитимный и нелегитимный способ действий

ОК. Ситуацию мы четко понимаем, знаем все требования закона, однако, как всегда, хочется найти лазейку.

Так вот, если у нас имеется хорошо написанное законодательство, то большая часть таких лазеек заведомо перекрыта. Компьютерная индустрия давно свыклась с тем фактом, что юзер (пользователь) является либо тупым, либо злонамеренным, что его наибольшее желание — сделать в программе что-то запрещенное, взломать ее или подвесить, снести винду, порвать провода и раздолбать компьютер. И индустрия вполне научилась с этим справляться. Так что я верю, что лазеек не будет при правильном подходе к проектированию законодательства.

Более того, если что-то все находится, на то существует служба поддержки и continuous improvement. Установите вышедшее сегодня обновление KBDxxxxxx и закройте обнаруженную вчера уязвимость. Как это отличается от «ми поставимо питання про винесення на голосування питання про внесення вашого питання про зміни до закону №ХХХ до порядку денного наступної сесії після найближчих виборів»!

Опять же, в рациональном законодательстве легитимный путь является оптимальным. Кроме того, он является простейшим и очевидным. Для того, чтобы его увидеть, совершенно не нужна армия дармоедов и паразитов — юристов, адвокатов, прокуроров, судей, депутатов и голів, которые только и кормятся на интерпретации и выгибании некачественного законодательства в нужную сторону под заказ. Для этого достаточно немного мозгов (даже одноядерных), памяти и какого-никакого канала в интернет к серверу законодательства.

Думаю, можно резюмировать, что нарушения законодательства в описываемой реальности будут весьма редкими в силу следующих причин:

Таким образом, мы получаем саморегулирующуюся систему взаимодействия с законом и государством: субъекты не нарушают закон в силу нерациональности такого деяния, а государство стимулирует ненарушение путем предоставления оптимального способа действий.

Таким же образом мы получаем систему раннего предупреждения о незаконных, неэффективных и антисоциальных действиях склонных к этому субъектов, позволяющую через алгоритм рейтинга отодвинуть их от влияния на общество и не допустить для него серьезных последствий. Одно дело, если человек привык красть шапки, а потом дослужился до завгара и ворует в своем гараже. Это плохо, но устранимо и глобально некритично. Другое дело, если завгар стал президентом и продолжает делать то же самое, причем в гораздо более крупном масштабе. Критически важно для общества не допустить, чтобы он стал президентом, и даже завгаром. Существующая система не имеет такой опции. Компьютерная — имеет.

Оптимальность

Здесь мы подошли к стадии принятия оптимального решения. Это уже было слегка обговорено выше, но кое-что следует добавить.

Если сформулировать это почти математически, то получается такая вот теорема. Законодательство должно быть не просто оптимальным в каждой конкретной ситуации выбора, т.е. «локально», оно должно быть оптимальным и «глобально», т.е. из каждой ситуации должен быть «хороший» выход, ведущий в другую ситуацию, где тоже должно быть «хорошее» решение, и так до бесконечности. На такой «траектории» не должно быть тупиков, фокусов, предельных циклов и странных аттракторов. Мы хотим быть уверенными в предсказуемости нашего движения, и хотим уметь и иметь возможность планировать его.

Это суровое требование к законодательству. И еще более суровое — к его реализации на практике.

Нынешнее законодательство и его практическое применение весьма далеки от этого. В значительной части наша коррупция и наплевательство на закон обусловлены именно отсутствием во многих ситуациях не просто «хорошего», а вообще хоть какого-то законного решения, что заставляет субъектов искать и применять разные нелегитимные способы. Тем более никто не уверен, что сегодняшний выход из ситуации будет работать и завтра.

Вместо этого бардака, хорошее законодательство должно предоставлять пользователям не просто четкое описание что можно, а что нельзя в данной конкретной ситуации, а полный и четкий алгоритм законных действий по переходу из одной ситуации в другую, необходимый для реализации той или иной деятельности субъекта.

К примеру, у субъекта зачесалась бизнес-жилка, и он решает стать бизнесменом, организовать предприятие и зарабатывать деньги. Естественно, он бы хотел промоделировать ситуацию и оценить свои финансовые, организационные и прочие возможности.

Законодательство должно ему в этом помочь. Оно должно предоставить подробный алгоритм действий: а) зарегистрироваться так-то и там-то, б) лицензироваться, если нужно, в) в такой-то области деятельности есть такие-то ограничения, г) в такой-то — есть программа стимулирования, д) раз в квартал подаешь отчетность, которую составляешь так-то и так-то, е) тогда-то и тогда-то платишь налоги туда-то и туда-то, причем рассчитываются они по таким формулам, исходя из…, с учетом того…, ж) имеешь право на такие-то налоговые льготы и каникулы, з) проверять тебя придут тогда-то, ты должен предоставить им то-то и то-то, и) в случае нарушения — санкции такие-то, к) злостные нарушения — такие-то, л) а за это тебя посадят….

Миллион разных фактов, правил и т.д. В одной голове это не укладывается, если даже вся информация есть. А в голове и процессоре — вполне может уложиться. Компьютеру ничего не стоит строить модели и давать рекомендации, если конечно качество законодательства позволит. Кроме того, а что мешает компьютеру быть бизнесмену секретаршей, планируя и напоминая ему о необходимости тех или иных действий? Да ничего, собственно…

А бухгалтером? Тем более ничего. И так все расчеты делаются на компьютере, главное только снабжать его полными и правильными данными. А если бизнесмен законопослушен, то у него нет черной бухгалтерии, зато у него могут быть полноценные инструменты оценки финансовой эффективности.

Да, собственно, современные финансы — это не банкноты, монеты и золотые слитки, сейчас это просто транзакции, когда порция битов с одного компьютера перемещается на другой. И что, этого не сможет делать ваш пэт-компьютер? Без малейших проблем, уже делает. Осталось только добиться, чтобы все расчеты ходили только через него. Тогда для бухгалтерии будет действительно полная информация, и вся эта муть — приходы, расходы, налоги — перестанет отнимать у бизнесмена время и нервы. Ну и отчеты всякие туда же.

Да, придется уволить (или не нанимать) секретаршу, бухгалтера, экономиста, юриста и финансиста, но всякий прогресс имеет свою цену. Пусть уволенные тоже идут в бизнес. С такими возможностями бизнес станет доступным для всех.

Кстати, думается, что неослабевающая популярность упрощенной системы налогообложения — достаточная демонстрация возможности, полезности и популярности такого подхода.

Вообще, здесь открываются просто поразительные возможности развития экономики, если только государство подойдет к этому с правильной стороны. Но мы обсудим это позже.

Пока давайте вернемся к исходному вопросу о государственной власти.

Отправление власти

На вопрос, способны ли компьютеры обеспечить надлежащими и своевременными услугами власти и организации всех возможных потребителей на микроуровне, я отвечаю утвердительно.

Так же можно сказать и о качестве этих услуг: оно должно на порядки превзойти существующий уровень. Не видно также рациональных причин опасаться узурпации власти компьютерами, а также злоупотреблений властью с их стороны.

Да, существует определенная опасность ошибок или отказов самих компьютеров, а также неправильного функционирования или концептуальных дефектов их программного обеспечения.

Да, компьютерами можно манипулировать в своих целях, и непременно найдутся люди, которые этим займутся.

А как насчет человеческих ошибок, отказов и дефектов, а также манипуляций людьми? Этого что, нет?

Компьютеры ненадежны, но люди еще ненадежнее. Этот прискорбный эмпирический факт — наверное, самый большой вклад компьютерной индустрии в современную философию. Я бы от себя добавил, что ситуация с каждым годом усугубляется. Компьютеры становятся все более совершенными и надежными, в то время как люди — все менее. Разнонаправленные тренды, однако. И этот факт требует осмысления и реакции.

Возможно, у нас просто нет выхода. Возможно, осталось всего несколько лет (ну, может, десятилетий) до того момента, когда человеческие общества превзойдут тот порог сложности, за которым существующие человеческие системы управления окажутся полностью несостоятельными.

В общем, я за второе призвание варягов.

«Земля у нас богата, порядка только нет».

Пусть придут и правят нами.

Упс, главное — сказано. Возьмем паузу. Пусть читатель договорит все свои матюки нелестные эпитеты в мой адрес, досчитает до ста, и выдвинет рациональные возражения.

ОК.

Возражение 1

Вот, некоторые продвинутые эстеты могут сказать такое.

Компьютеры предсказуемы. Они действуют по программе. Программа, в частности законодательство, также будет предсказуемо в силу тех требований, которые мы на него налагаем. В этом случае поведение системы (общества), состоящего из предсказуемых субъектов, действующих по предсказуемым правилам, также предсказуемо, предопределено и поэтому скучно и неинтересно. Где же тут свобода, воля, творчество, радость побед и горечь поражений? Серо, убого и компьютерно-детерминистично, как метод Рунге-Кутты четвертого порядка. Кроме того, может ли такая система эволюционировать, развиваться, или же будет вечно ходить по кругу, повторяя заложенную в нее программу?

Отвечаю.

Природа не знает идеальных детерминистических систем. Любая макроскопическая система неидеальна. Даже зная с бесконечной точностью все координаты и импульсы всех ее составляющих, невозможно точно предсказать ее состояние через какое-то время. Все реальные системы непредсказуемы и во многом хаотичны. Именно поэтому, будучи предоставленными самим себе, такие системы приходят к равновесию (второе начало термодинамики), что для человеческого общества означает деградацию и смерть.

Только если система незамкнута, подвергается действию внешних термодинамических сил и обменивается с внешним миром потоками энергии и информации, только в этом случае в системе может зародиться дальнодействующий порядок, могут возникать и поддерживаться крупномасштабные корреляции, структуры, жизнь, в конце концов.

Человеческий мир, как уже ясно видно, мал и замкнут.

Компьютерная парадигма — это разрыв шаблона и выход за границы. Это новая, глобальная, регулярная и постояннодействующая сила, обещающая стимулировать появление новых корреляций, новых структур и новых возможностей, придать новый импульс и новую динамику нашему вялому и расслабленному социуму, стать новым фактором эволюции.

Так что скучно не будет, я вас уверяю.

Возражение 2

Другие, не менее продвинутые, но любящие порассуждать на тему как государство, корпорации, мировая закулиса, телевидение, реклама, интернет и Путин (нужное подчеркнуть) промывают нам мозги и манипулируют нашим сознанием, поднимут вой про то, что тут, мол, предлагается отдаться в добровольное интеллектуальное рабство к компьютерам, во всем их слушаться и соглашаться! Что останется в нас человеческого, не превратимся ли мы в безвольные и бессловесные компьютерные придатки, где же наша пресловутая свобода, ибо свобода, в том числе свобода совершать ошибки — это одно из фундаментальных и неотъемлемых прав человека, за которые он обязан пожертвовать всем, даже жизнью!

Да, я понимаю, что для многих это — попрание святынь и ловля покемонов в храме. Мне им будет трудно что-то объяснить. Тем не менее, нужно попробовать. Возможно, кому-то еще будет интересно.

Человек — социальное животное. С этим утверждением обычно все соглашаются. Из обезьяны он стал тем видом, принадлежностью к которому мы сейчас гордимся, только лишь потому, что эволюцию претерпевал не столько человек как биологический вид, сколько человеческий социум как таковой, на своем вне- и над-биологическом уровне.

Эволюция человека — это эволюция социума.

А эволюция социума с определенной точки зрения представляет собой не что иное, как историю постепенного отказа от «фундаментальных свобод» составляющих его членов в пользу социальных ограничений, обязанностей и несвобод, ради выживания и развития общества, ради появления не у субъекта, а у общества новых степеней свободы.

Когда-то первым ограничением был запрет убивать, калечить и насиловать своих со.. э-э.. со-общников (общество — сообщники, правильно?), даже если ранее это было абсолютно естественным и вообще являлось условием индивидуального выживания в дикой природе.

Вторым, через много веков и тысячелетий, стала обязанность для каждого члена общества ставить его интересы выше своих, личных, или шкурных, как раньше говорили, интересов. Да, эта обязанность не императивна, но в той или иной форме провозглашается давно и часто. «Возлюби ближнего своего», «раньше думай о Родине, а потом о себе», пенсионная система, благотворительность и т.д. и т.п. — эти вещи насаждаются и поощряются социумом, а жлобство, стяжательство и безудержное самоудовлетворение — нет.

Конечно, нынешние общества весьма далеки от провозглашаемых идеалов, не всегда выполняется и первый запрет, что уж говорить о втором, но тенденция налицо. Естественные стремления людей к превосходству, самоутверждению, удовольствию и «пусть все завидуют» потеряли статус неотъемлемых прав и свобод человека, а были цивилизованы, ограничены, введены в рамки и используются, в том числе, как инструменты поддержания и развития общества. Процесс еще далек от завершения, но в этом направлении действуют школа, церковь, идеология, культура, в том числе массовая.

Как результат — мы все, так или иначе, несвободны в своих действиях и своих чувствах, потому что всегда соразмеряем их с принятыми в обществе стандартами, правилами и нормами, и позволяем себе в основном только разрешенные и/или ненаказуемые.

Поэтому странно слышать, что компьютеры могут привнести еще какие-то дополнительные ограничения наших свобод. Уровень социальных свобод/несвобод они не изменят, просто сделают их более явными, формализованными, рациональными, если хотите.

А вот что они действительно смогут, так это ограничить нас в возможности (и желании) делать глупости, совершать ошибки, заниматься ерундой или дурью маяться. А также делать нелогичные или необоснованные выводы, принимать на веру непроверенные утверждения, руководствоваться доказанно ложными или заведомо неверными теориями, выполнять дурацкие или некомпетентные указания, поддаваться манипуляциям, и много еще чего.

Это плохо, это несвобода? Хм, ну вам виднее, конечно.

Независимо от наших желаний или нежеланий, мы уже стоим на пороге третьего ограничения наших свобод, третьего великого запрета.

Запрета на нерациональность.

Это должно произойти и это произойдет. И не по чьей-то воле или желанию, а ради выживания человека, общества и государства.

Украина, вслед за многими другими странами, постепенно начинает осознавать, что оказалась в ситуации серьезного дефицита ресурсов. Как материальных, так и человеческих, умственных, мотивационных, временных. И становится все более очевидно (к сожалению, не для всех), что продолжать их бездумно тратить на разную фигню — непозволительная роскошь.

Ресурсы должны быть консолидированы, а способ управления ими — пересмотрен.

Глобальная консолидация ресурсов уже началась. Нас это коснулось в числе первых в 2014 году. Нас рассматривали, и продолжают рассматривать, как ресурс.

Поскольку вряд ли сможем стать сильнее всех наших врагов, мы обязаны стать умнее, эффективнее и организованнее. Деваться некуда — для нас это вопрос выживания.

А в этом деле никто нам не поможет, можно рассчитывать только на себя, и на свои компьютеры.

И если у России, как известно, есть только два союзника — ее армия и флот, то нам нужно заиметь своих — компьютеры и организационные технологии.

В других странах это тоже понимают. И действуют. Все слышали про бурное развитие AI, виртуальность, когнитивные, нейротехнологии и интерфейсы. Процесс уже идет. Кто не успеет — vae victis.

Еще возражения?

Вопрос 1

Что? Сможет ли Украина? Хороший вопрос.

Я не могу утверждать, что мы лучше готовы к компьютерной революции или лучше приспособлены к симбиозу с ними, чем другие страны, однако, как только что говорилось, мы больше всех в них нуждаемся, потому как нет другого выхода.

И возможно у нас все же на один маленький шанс больше, чем у других.

Да, мы сейчас находимся на задворках (если не сказать — в заднице) мира. Да, у нас все плохо, война, зрада, гнилая и воровская власть, прогнившие институты, бедное, больное, ленивое и малообразованное общество, не желающее меняться и неспособное ни к какой консолидации и систематическому труду.

Но:

И самое главное, слово «киборг» у нас вызывает только положительные ассоциации!

Нам, как народу, легче принять компьютер в качестве советника, учителя и координатора, и с его помощью организовать симбиотическую систему власти, чем, к примеру, немцам или китайцам. Мы не обладаем немецкими достижениями и самомнением, поэтому нам не зазорно признать свои недостатки и прогнуться перед компьютерами. А китайцев сложно будет убедить в их полезности, в Китае есть государство — машина, действующая с поразительной, почти компьютерной эффективностью. А у нас эффективного государства нет. И нам придется его как-то строить. Так пуркуа бы и не па?

Ладно, пока отставим возражения в сторону. Их будет еще.

Продолжим в следующей части.

Источник