Смена акцентов современных медиа с информационных на физические и виртуальные

08.05.2019 13:09

Медиа в процессе борьбы за читателя/зрителя пришлось не просто трансформироваться в инфотейнмент, а внести анти-информационные элементы в виде драк и подобного в политических ток-шоу. Мы бы назвали их анти-информационными, поскольку они являются составляющими физического, а не информационного пространства. Но информационные структуры именно так начинают вести борьбу за внимание телезрителя, а появление не-информационного в информационном естественно привлекает внимание.

Любое обострение отношений до перехода на уровень физического пространства начинает использовать инструментарий информационного и виртуального пространств. Виртуальный «враг» начинает обрастать множеством информационных характеристик и доказательств своей враждебности. Хороший враг — это такой враг, о котором все знают, какой он ужасный. И таким образом он переходит из политики внешней в политику внутреннюю.

В России, к примеру, государственная пропаганда вновь взошла на пьедестал, и это говорит о том, что внутренние проблемы не уменьшились, а возросли. И их надо решать. Например, по мартовским опросам опросам Левада-центра 44% россиян считают, что страна движется по неверному пути, 48% — по верному [1]. За Путина готов голосовать 41% опрошенных [2].

Или такое мнение С. Нарощиной: «Сегодня пропаганда переживает второе рождение. Манипуляция общественным сознанием перетекает в образ жизни. Тот же Соловьев с Норкиным не только ведут нескончаемые, как Млечный Путь, эфиры, но и подрабатывают Актерами Актерычами — собирают полные залы, дают концерты, спектакли, поют, рассказывают анекдоты. Цель и средство меняются местами. Вояжи Скабеевой в Страсбург и в Париж не имеют отношения к журналистике, только к зрелищу. Ольга становится национальной героиней после того, как украинский депутат Береза, не выдержав натиска, толкнул ее на сессии ПАСЕ. Отечество забило тревогу, даже Кадыров встрепенулся. И за год до этого, кажется, у Ольги было счастье на том же ПАСЕ — в нее метнули микрофон. Нынешний сезон отказал девушке в счастье: Береза прошел мимо, никаких столкновений в Парламентской ассамблее Совета Европы не случилось» [3].

И еще: «Телевизионные ристалища ловят хайп за счет рукопашных боев в студиях. Форма побеждает содержание. Если не плюнули в Ковтуна, не побили Запорожского, не врезали Корейбе — эфир прошел напрасно«.

Когда-то физическое побеждало информационное, потом информационное вышло вперед. Сегодня вновь происходит переворот. Новое виртуальное приходит на смену. Старое виртуальное было из области сакрального — религии, а потом идеологии. Сегодняшнее виртуальное приходит из телесериалов. Это откуда-то из глубин нашей психики сценаристы и режиссеры достают свои триллеры или взрослые сказки типа «Игры тронов». Они сказки, потому что не соответствуют действительности. Но сказки для взрослых. Поскольку полны брутальных и сексуальных сцен. Оказалось, что взрослые отчаянно нуждаются в сказках.

В результате возникает нечто травматическое, когда «Игра престолов» уже прорывается в реальную жизнь. Компания HBO просит Трампа не использовать символику сериала в его политических коллажах. Например, в «Инстаграме» появился фотоколлаж про строительство стены на границе с Мексикой, где использовался слоган «The Wall Is Coming» («Стена близко»), написанный фирменным шрифтом из сериала. Фраза из «Игры престолов» звучала как «Зима близко» [4].

Автор документальной книге о мафии «Гоморра» Р. Савиано говорит: «Мафиози бесконечно смотрят фильмы о мафии, они их обожают и им подражают. Они безусловно черпают вдохновение в кинематографе чаще, чем кинематографисты — в подлинной жизни мафии. Я не хочу сказать, что бандиты вдохновляются на преступления, насмотревшись кино, — нет, речь о другом: именно о стиле и моде. Один из значительных мафиозных боссов чувствовал комплексы по отношению к своему старшему брату, более влиятельному в их сообществе, и, чтобы справиться с этим, построил себе виллу — точную копию виллы Тони Монтаны из «Лица со шрамом» Брайана де Пальмы. Итальянская мафия в США говорит целыми фразами из «Донни Браско». Примеров бесконечное количество» [5]. Уже идет четвертый сезон сериала «Гоморра», снятый им же [6].

Или сжигание польским священником книг о Гарри Поттере [7]. Все это примеры конфликтов и столкновений между виртуальной и подлинной реальностью. Правда, иногда это наоборот ведет к процветанию, например, Северная Ирландия принимает у себя туристов, любящих «Игру престолов», и хорошо зарабатывает на этом [8]. И эта история поездок по местам съемок началась с Гарри Поттера [9 — 14]. А китайские студенты вообще перепутали здание сиднейского университета с Хогвартсом, хотя Гарри Поттер в Австралии не снимался вообще [15]. Но в любом случае это пересечение виртуальности и реальности. Только здесь виртуальность оказывается резко усиленной, в отличие от книг, и она активирует такой туризм за виртуальностями.

Правда, есть видеоигры и по книгам, например, по «Коду да Винчи» Д. Брауна [16]. Причем попутно дети изучают Рим так, как будто они там побывали. Интересно при этом, что сам Д. Браун публично выступает против видеоигр. Он говорит: «Думаю, что видеоигры чрезвычайно опасны. То количество часов, которые люди проводят за играми-стрелялками. Это становится реальностью определенного рода» [17].

О. Носкович увидел реальную проблему в том, когда современная идеология не поддерживается современной экономикой в России: «Переживаемый нами кризис, если говорить коротко, заключается в том, что суверенная демократия вступила в жесткое противоречие с отсутствием суверенной экономики, потому как идеология выживания не способна создать инструменты для удовлетворительного текущего развития, не говоря уж о стратегическом. А ведь суверенная демократия гроша ломаного не стоит без наличия суверенной экономики. Не реагировать на данное обстоятельство, а тем более пытаться его не замечать – глупо и даже преступно по отношению не только к здравому смыслу, но и к интересам государства» [18].

М. Кастельс в своей книге «Власть коммуникации» пишет: «общая культура глобального сетевого общества является культурой протоколов коммуникации, позволяющей осуществлять коммуникацию между различными культурами не на основе разделяемых общих ценностей, а на основе разделения ценностей коммуникации. Это значит, что новая культура возникает не из содержания, а из процесса, как конституционная демократическая культура базируется на процедуре, а не на существующих программах. Глобальная культура — это культура коммуникации ради продолжения коммуникации. Это незамкнутая сеть культурных смыслов, которые могут не только сосуществовать, но также взаимодействовать и изменять друг друга на основе этого обмена. Культура сетевого общества — это культура протоколов коммуникации между всеми культурами в мире, развивающаяся на основе общей веры во власть сети и синергии, возникающей при передаче информации другим и получения ее от других. Процесс материального созидания культуры сетевого общества происходит ныне, и он не закончен. Однако это не распространение капиталистического сознания через власть, осуществляемую в глобальных сетях доминирующей элитой, унаследованной от индустриального общества. Это и не идеалистическое предложение философов, мечтающих о мире абстрактных космополитичных граждан. Это процесс, с помощью которого сознательные социальные акторы различного происхождения передают свои ресурсы и убеждения другим, ожидая получения того же взамен: общий многообразный мир, свободный от древних страхов» [19].

И еще о коммуникативной власти: «Дискурсы содержат описания возможностей того, что могут и чего не могут сети. В сетевом обществе дискурсы порождаются, распространяются, защищаются, усваиваются и, в конечном счете, внедряются в человеческую деятельность в социализированных сферах коммуникации, конструируемых вокруг локально-глобальных сетей мультимодальной, дигитальной коммуникации, включая медиа и Интернет. Власть в сетевом обществе — это коммуникационная власть».

Украинские президентские выборы 2019 года подтвердили это наблюдение о коммуникационной власти. Например, сценарист «Слуги народа» Ю. Костюк про выбор места для президентских дебатов: «Владимир говорил, что нам надо думать о формате, мы точно понимали, что это не студия. В конце марта «Квартал» поехал по Украине с концертами. И помню, был концерт в «Днепр-арене», мы стояли за кулисами, спустился Владимир и говорит: «Я понял, где следует делать дебаты. На стадионе»»[20].

Вероятно, им понравилась управляемость толпой, но это была толпа исключительно поклонников Зеленского. Видимо, они все равно решили рискнуть, считая, что в любом случае неуправляемая толпа представляет большую опасность для Порошенко, поскольку он привык выступать исключительно в аудитории из предварительно отобранных людей, а здесь он временами из виртуального образа президента будет становиться таким же виртуальным, но противником.

Еще одним необычным моментом стал «микс» «Слуги народа» и его рекламы с избирательной кампанией. Ю. Костюк так говорит об этом: «Мне казалось это странным, это же реклама сериала, как она будет коррелироваться? Где Голобородько, а где Зеленский? На самом деле эта идея таки сработала, ведь в роликах была и реклама третьего сезона, и собственно с помощью этих роликов мы могли доносить определенные позиции. Фактически это победа креатива над ограниченными ресурсами, когда телеканал их размещал в рамках промо сериала. Эта история работала и для Youtube, і для Instagram».

Физическое становилось виртуальным, чтобы на следующем этапе виртуальное стало физическим. А такой информационный поток, как телевидение, выполнил несвойственную ему сложную роль, переводя в мозгах зрителей одно в другое.

В своем интервью Кастельс подчеркивает, что мы по сути живем в гибриде виртуального и физического пространства: «интернет труднее контролировать. В целом мейнстримные медиа, организованные медиа контролируются или правящими кругами, или корпорациями. Интернет не контролируется. За интернетом могут вести наблюдение, но это совсем другое, они могут знать, кто что сказал, что не нравится властям, но остановить это невозможно. Это очень важный момент, потому что создаётся то, что я называю «коммуникативной автономией». Люди могут общаться друг с другом, спорить, организовываться, выдвигать лозунги — вот что самое главное. Ведь интернет в современном обществе равносилен электричеству в индустриальном обществе, всё работает через социальные сети, через компьютерные сети. Прервать процесс невозможно. Но это одно. Другое — факт, что люди могут поддерживать связь с кем хотят. Индивидуумы находятся в сетевом взаимодействии с индивидуумами, поэтому я называю наше общество «сетевым индивидуализмом». Люди автономны. У них есть идеи, они создают проекты, высказывают своё мнение и им не надо действовать через какие-либо организации. Они просто связываются в сетях с теми, с кем хотят. И это тоже фундаментально важно. Это автономия по отношению к корпорациям и правительствам, автономия по отношению к организациям и руководству» [21].

В начале советской власти пели, что «мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Теперь сериалы, к примеру, следуют другому принципу: они из сказки в наших головах начинают конструировать якобы быль. Правда, в случае дистопий быль у них получается страшноватой.

Хорошо звучит предупреждение против попадания не в те искусственные миры: «В альтернативной истории есть подводные камни. Если ваш дедушка окажется главарем банды орков, бабушка — принцессой на горошине, а маршал Жуков понесет Кольцо Всевластья через всю Европу, чтобы бросить его в пылающий Рейхстаг, — насторожитесь. Возможно, вместо фэнтези мы имеем дело со скрытыми возможностями фармакологии. Во всем виновата ваша рассеянность: перед сном нужно было съесть таблетку от аллергии и зарядить антикомариную таблетку в «Фумитокс», а не наоборот» [22].

Физическое пространство в периоды обострений между странами диктует нам, что читать, что смотреть, что писать, что снимать. С помощью виртуального пространства тем самым делается попытка «помочь» пространству физическому. Виртуальное пространство «врага» начинает в такие моменты активно изучаться. Это видят даже литературоведы и переводчики. Например, такое высказывание переводчицы: «Парадоксальным образом, однако, интерес к русской литературе растет тогда, когда отношения между нашими странами кризисные. Когда все хорошо, русскую литературу читают меньше» [23].

В принципе сегодняшние герои телесериалов, например, пришедшие из комиксов, это герои физического плана, поскольку они обладают нечеловеческой силой, что и демонстрируют в процессе развития сюжета. И это понятно, поскольку физические действия более визуальны, чем любые мысли. Кино как канал визуальный идеален для героев комиксов. Оно также сразу дает нам правильные «маски» хороших или злых людей, которые распознаются без усилий, поскольку все это видно невооруженным взглядом.

Но новой тенденцией стали трансформации героев в телесериалах в сторону их усложнения. Дж. Маркус, например, увидел следующее: «Посмотрите, какой путь проделали женские персонажи со времен первых серий до сегодняшнего дня. Они были предметом сексуальной объективации, а стали сильными женщинами, которые не только полностью контролируют свою судьбу, но и в ответе за других людей. Сложно не увидеть, что это — ответ на то, какой путь проделал мир за время съемок, ответ на возникшее в США движение #MeToo» [24]. Это похоже на процессы десакрализации советских мифологем в современном дискурсе [25]. В этом случае развитие ситуации по сути «ломает» предыдущие символизации, прошлые образные картинки начинают рушиться.

Сложный мир требует сложных образов. Простой и понятный мир не имеет возможностей для развития сюжета: как в жизни, так и в сериале.

Литература

  1. Оценка текущего положения дел в стране // www.levada.ru/indikatory/polozhenie-del-v-strane/
  2. Президентское голосование и доверие политикам // www.levada.ru/2019/04/11/prezidentskoe-golosovanie-i-doverie-politikam/
  3. Тарощина С. Не унижаться до объяснений // www.novayagazeta.ru/articles/2019/04/16/80241-ne-unizhatsya-do-ob-yasneniy
  4. «Игра престолов» в политике: HBO снова просит Трампа не использовать символику сериала // www.bbc.com/russian/news-47987841
  5. Савиано Р. «Мафиози обожают фильмы о мафии и им подражают». Интервью // meduza.io/feature/2019/04/18/mafiozi-obozhayut-filmy-o-mafii-i-im-podrazhayut
  6. Gomorrah (TV series) // en.wikipedia.org/wiki/Gomorrah_(TV_series)
  7. Daugherty O. Catholic priests in Poland burn Harry Potter books, call them sacrilegious // thehill.com/blogs/blog-briefing-room/news/436758-catholic-priests-in-poland-burning-harry-potter-books-because
  8. Макколи К. За кадром «Игры престолов». Как Северная Ирландия заработала на Вестеросе // www.bbc.com/russian/resources/idt-sh/beyond_the_throne_russian
  9. Нечаева И. Путеводитель: места, где снимали «Гарри Поттера» // www.mirf.ru/worlds/putevoditel-mesta-iz-harry-potter
  10. Harry Potter tourism // en.wikivoyage.org/wiki/Harry_Potter_tourism
  11. Temblador A. 13 Must-Visit Spots for Harry Potter Fans // www.oyster.com/articles/54646-13-must-visit-spots-for-harry-potter-fans/
  12. Hong H. 15 Harry Potter Destinations You Can Visit in Real Life // www.instyle.com/lifestyle/travel/harry-potter-destinations-you-can-visit-real-life
  13. Parnell K. 11 top Harry Potter places to visit in the UK // www.escape.com.au/top-lists/11-top-harry-potter-places-to-visit-in-the-uk/news-story/0cf6a45f0b4e6e93e283415d9e78d44f
  14. Gilmore R. 25 Harry Potter Destinations You Can Visit in Real Life // www.roadaffair.com/harry-potter-destinations/
  15. Whitehead J. Chinese tourists confuse University of Sydney with Hogwarts from Harry Potter // www.independent.co.uk/travel/news-and-advice/harry-potter-hogwarts-sydney-university-china-tourists-australia-a8810476.html
  16. The Da Vinci Code (video game) // en.wikipedia.org/wiki/The_Da_Vinci_Code_(video_game)
  17. Sherwin A. The Freemasons’ Code: Dan Brown reveals the message that told him the door to the lodge is open // www.independent.co.uk/arts-entertainment/books/news/the-freemasons-code-dan-brown-reveals-the-message-that-told-him-the-door-to-the-lodge-is-open-8625968.html
  18. Носкович О. От выживания к развитию. В России должна смениться идеологическая парадигма // www.ng.ru/ideas/2019-04-17/5_7559_survival.html?fbclid=IwAR0ykuaI10gTjr91qLt-KIjeOExVx3UUpdZP8JmKhlyW3szdaJ2Q0ThqYzU
  19. Кастельс М. Власть коммуникации. — М., 2016
  20. Кравець Р. Сценарист «Слуги народу» Юрій Костюк: Зеленський казав, що ніколи у житті не стане класичним політиком // www.pravda.com.ua/articles/2019/05/2/7213738/
  21. Алексеева А. Кастельс: наша жизнь — гибрид виртуального и физического пространства. Интервью // ria.ru/20120622/679289114.html
  22. Попов М. Что делать, если вы попали в фэнтези // www.mirf.ru/worlds/chto-delat-esli-vy-popali-v-fentezi?fbclid=IwAR1bC00yefwjOhzI533B_yODOftpl90AcZzu-dUO8KRxVvXuJU4H4ovZjns
  23. Радецкая О. Когда все хорошо, русскую литературу читают меньше. Интервью // www.dw.com/ru/%D0%BE%D0%BB%D1%8C%D0%B3%D0%B0-%D1%80%D0%B0%D0%B4%D0%B5%D1%86%D0%BA%D0%B0%D1%8F-%D0%BA%D0%BE%D0%B3%D0%B4%D0%B0-%D0%B2%D1%81%D0%B5-%D1%85%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%BE-%D1%80%D1%83%D1%81%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%8E-%D0%BB%D0%B8%D1%82%D0%B5%D1%80%D0%B0%D1%82%D1%83%D1%80%D1%83-%D1%87%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%8E%D1%82-%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D1%8C%D1%88%D0%B5/a-48066210
  24. Маркус Дж. «Игра престолов». Что в ней общего с современным миром? // www.bbc.com/russian/features-48127368
  25. Кожемякин Е.А. и др. Советские мифологемы в современном российском медиадискурсве: от идеологической реконструкции до мифологической десакрализации // cyberleninka.ru/article/v/sovetskie-mifologemy-v-sovremennom-rossiyskom-mediadiskurse-ot-ideologicheskoy-rekonstruktsii-do-mifologicheskoy-desakralizatsii

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Сообщение Смена акцентов современных медиа с информационных на физические и виртуальные появились сначала на ХВИЛЯ.

Источник