«Самопомощь» попала в ловушку региональной политики

29.06.2017 13:08

Садовой

25 июня, после завершения очередного этапа «мусорного кризиса» партия «Самопомошь» во главе с Андреем Садовым провела во Львове митинг, названный «вече». Тезисы, прозвучавшие из уст партийных лидеров «Самопомощи» ставят вопросы относительно дальнейших перспектив партии и ее стратегии.

«Мусорный кризис», давление и компромисс

Кризис с вывозом мусора из Львова имеет шансы быть разрешённым (по крайней мере частично). Андрей Садовый, требовавший ранее время объявить свой город «зоной экологической чрезвычайной ситуации» на прошлой неделе гневно отреагировал на логичное предложение при ситуациях — предложение передать управление отходами другим – областной государственной администрации. Но, подумав менее 24 часов, согласился. Останавливаться на предыстории конфликта и мотивации сторон не буду – буквально на днях писал текст ««Мусорный слив» Садового как зеркало уровня управленческих решений в Украине».

Интересно другое: пикировки мера города Лева и центральных органов власти проходили на фоне голодовки депутатов от «Самопомичи» — акции, которая была неоднозначно воспринята даже однопартийцами из других регионов страны. До выражения публичного несогласия с методами ведения дискуссии дело не дошло, но темпы прироста количества голодающих, активность партийных спикеров в комментировании событий, говорят сами за себя – активной единодушной поддержки было мало.

Как бы там ни было, компромисс был достигнут, мусор вывозят, депутаты остановили голодовку под стенами Администрации президента. Издание «Левый Берег» приводит цитату Олега Березюка: «Здесь по большому счету нет с кем говорить. Мы решили с Тарасом, что мы заканчиваем этот непростой путь». Депутаты поехали туда, где есть с кем говорить – на партийный митинг во Львове.

Дежа вю или июньские тезисы Садового

Вече во Львове – вполне логичное завершение долгого противостояния центра и городской власти или, если угодно, пропрезидентских сил и «Самопомощи». Киев сказал своё слово сделав предложения, на которые пошли львовские власти. Лишней коммуникации в таком формате быть не должно — будет говорить результат. Партии Садового, напротив, необходимо было найти слова, чтобы объяснить ситуацию избирателям со своей позиции. Базовых вариантов было два:

1. Просто сообщить, что кризис миновал: то есть озвучить сроки, в которые город будет освобождён от мусорных завалов и поблагодарить горожан за терпение. Формат подходит в случае выбора пути по деэскалации конфликта.

2. Заявить про победу: мол мы не отступаем от своих планов и мы смогли выиграть время пока ОГА будет вывозить мусор. За эти месяцы или годы город построить собственные заводы, разработает политику по управлению отходами. Такой путь подходит в случае планов по продолжению противостояния с позиции силы: «наш взгляд на развитие лучший и мы не отступим».

В реальности произошло нечто иное, и просматривая кадры с митинга во Львове я ловил себя на ощущении дежа вю.

Для начала посмотрите фото с сайта львовского горсовета, а вот ещё одно, с другого ракурса, поданное today-news

Лидеры «Самопомочи» и мерия славного города Львов каким-то образом насчитала в этом скоплении людей 5 000 (пять тысяч) человек. Очевидно, что количество участников акции существенно завышено и очевидно, почему львовяне проявили такую аполитичность, хотя тема задевает их, что говорится, за живое. Лето, жара и поколебавшийся рейтинг Садового сыграли свою роль — мобилизации Львова показать не удалось. На этом на данное мероприятие можно было бы закрыть глаза, если бы не тезисы выступлений лидеров “Самопомощи”. Для тех, кто хочет, может посмотреть полное видео действа здесь.

Уровень эксплуатации тезисов о местной исключительности, уникальности просто зашкаливал. Для Садового наибольшая честь (как для человека родившегося во Львове), оказывается, не быть эффективным, полезным или успешным, а работать «тут». Дальше — больше, тезис о том, что Львов показывает пример всей стране.

Дальше был традиционный пассаж про каких-то врагов: мол был полигон, но в результате поджога его закрыли. Власть города, естественно ни при чём, кто закрыл и почему – тоже не сказано. Как любят говорить чиновники всех уровней, «так сталося». И вся проблема, оказывается не в разработке новой политики управления отходами, а потому что некуда вывозить мусор. Мол, люди, что естественно, производят отходы, но вот за границей города, где отходы произвели их никто у себя дома размещать не хочет. Беда.

А метод, благодаря которому ситуация изменилась, оказывается, заключается в том, что некоторые депутаты легли на гранит перед АП. И тут господин Садовый проводит прекрасную параллель с голодовкой студентов «на граните» 90-х годов, только утверждая, что то действо совершили «львовские студенты», не упоминая других инициаторов, даже УСС.

В религиозном регионе выступающих не мог обойти стороной возможность сыграть и на этой струне. Оказывается, тут дам цитату «Следующий шаг — обращение всех патриархов: христиане, иудеи, протестанты (а они не христиане???!!! — примечание автора), мусульмане, все обратились к президенту и премьеру чтобы снять ту блокаду».

Далее слово перешло депутату Березюку, который был более красноречив, начав выступления с тезиса о разделе. Мол, львовские солдаты на фронте голые и босые защищали страну, а сегодня он видел «одетых с иголочки» бойцов НГ. Дальше-больше. Львов — это сила традиции, вера в Бога, государство (на спасение которой Львов выступает первым). И, наконец, Львов — это пример, Львов по всей Украине мечтают видеть успешным, а мусорный кризис — это мечта вековечного врага – России! Никак не меньше. Вот цитата «Извечному врагу Российской империи этого успеха не надо, поэтому этот успех засыпается мусором».

Дальше вновь вывод о том, что враг пришёл во Львов для того, чтобы обесценить память предков и, естественно, теперешнюю работу «нас с вами».

По логике выступления Садового, после таких страшилок Березюк должен был вновь обратиться к позитиву, показать исключительность города и светлое будущее. И, естественно, исторические параллели.

Законы жанра нарушены не были. «Мы будем напористыми и защитим Львов». По мусору, перечислены разговоры, с президентом, премьером, после чего параллели с Даниилом Галицким – «государство поставило городу Львов ультиматум как когда-то татаро-монголы говорили Даниилу «откупитесь и будет вам хорошо». Но никто «не защитит нас кроме нас самих». А Садовый «творит Львов который будет творить Украину». И, наконец, от Львова зависит будущее. Ведь если «падёт Львов – падёт местное самоуправление»

Завершено это было искромётной фразой «Львов никогда не клался и лежать не будет». Вот это уже мне напомнило «Донбасс не поставить на колени».

Дальше были «представители масс», в лучших традициях советских митингов: убелённый сединой старик, работница местной власти, гости из соседних городов, женщина из народа и простой работник, заявивший, что «они (кто они — не уточнил) могут повесить сине-жёлтые флаги и флаги евросоюза, но серп и молот в их сердцах»

Одним словом, лидеры «Самопомощи» активно апеллировали к ценностям, эмоциям и даже стереотипам одной группы украинцев — жителей Львова и близлежащих территорий. Упоминания всей страны были, но лишь через призму исключительности и уникальной исторической миссии Львова.

Что это было?

Вече во Львове, то как оно прошло и как освещалось является ни чем иным как апеллированием к региональной идентичности. Такое поведение, по меньшей мере, выглядит странно для общенациональной партии, но вполне объяснимо для политической силы регионального масштаба.

Самое забавное, что даже ВО «Свобода», которая, судя по результатам выборов, с большим основанием может называться «региональной партией», не рискует скатываться к такому жёсткому замыканию в рамках локации на западе Украины. Спикеры этой силы всегда выдвигают тезисы общенационального уровня.

Митинг во Львове натолкнул на мысль, что руководство «Самопомощи» взяло курс на «региональность»: в условиях падения рейтингов и войны с центром партия съёживается в попытке защитить свой ключевой регион (и актив). Это ставит в двоякое положение партийные структуры из других регионов, поскольку они оказывается на вторых позициях в приоритетах руководства партии.

Здесь стоит отметить, что «Самопомощь» выбирает алгоритм действий, привычный для большинства украинских политических сил — иметь базовую территорию, контроль над которой можно конвертировать в позиции в центральных органах власти. Прежде всего в Верховной Раде. Впрочем, в новых условиях даже парламент уже не является ключевым — главное обеспечить контроль над местной властью. В условиях децентрализации (и даже без неё со слабым Киевом) это даёт доступ к ресурсам и делает такую силу нужным для центра партнёром. Ведь в регионе, где есть доминирующая сил центральной власти придется с ней считаться.

Данный алгоритм не новый. Его пытался применить Литвин, который цеплялся за центральную Украину, в частности, Житомирщину при регионалах. Вспоминается также опыт клана Балог с их партией «Единый Центр». Для тех, кто забыл, напомню, что во время своего расцвета при Викторе Ющенко данная сила создавалась как общенациональная пропрезидентская партия. Даже упомянутая «Свобода» имеет базовый регион в Тернопольской области. В целом, как показал ноябрьский соцопрос Украинского Института Будущего все парламентские партии имеют базовые регионы и не могут считаться общенациональными. Такая фрагментированность является одной из базовых характеристик украинского общества сегодня.

Чем это обернётся?

Сейчас имеет смысл подумать что может делать Садовый и каковы перспективы

Формат региональной политической силы в полной мере реализованы Балогами в Закарпатье и Кернесом в Харькове. Балоги имеют огромное влияние на политический спектр региона, используя родственные связи, бизнес-интересы и традиционное недоверие жителей региона к выходцам из других областей Украины. Подобная система стала возможной благодаря относительно спокойному периоду, когда Киев сквозь пальцы смотрел (а во времена Ющенко можно сказать содействовал) усилению местного клана в надежде получить возможность договориться по принципу «одного окна» — дать одним, а они поделят по-братски сами. У Садового нет такой возможности, поскольку и Львов, и тем более Львовская область, достаточно разношёрстны в политическом плане.

Вариант Геннадия Кернеса, который сохранил свое влияние в Харькове после Майдана-2 также маловероятен, поскольку у Садового сейчас нет такого высокого рейтинга, как у мэра Харькова. Да и в отличие от Харькова, как уже отмечалось выше, политическое поле Львова намного более раздроблено. Кроме того, Садовый вряд ли относится к числу региональных политиков, способных всеми способами обеспечивать во Львове нужный Киеву результат политических кампаний и «утюжить» конкурентов. Это не его стиль. Да и нет такой возможности. Даже, если предположить, что руководитель Львова пойдёт на такой формат, ему придётся забыть о своей партии: Садовый как мер города может устроить столицу, но Садовый как мер и лидер партии, конкурирующей с президентской силой, вряд ли.

Остаётся один путь — за счёт укрепления позиций в базовом регионе на западе Украины перегруппироваться накануне парламентских и президентских выборов после «мусорного удара». Он был серьезным — последний соцопрос «Рейтинга» показал, что «Самопомощь» имеет всего 4%. Правда, здесь нужно сделать оговорку, что сегодня украинцы не находятся в избирательной повестке, потому большой процент неопределившихся. Замеры Украинского Института Будущего в 2016 году показывали, что парламентские партии не имеют рейтинг в диапазоне от 5 до 9%, а 70% украинцев не доверяют ни одному из политиков. Поэтому, нужно понимать, что когда начнется реальная кампания, то и начнется мобилизация избирателей.

Но факт остается фактом , по-сути центральная власть загнала Садового в угол, поскольку перед ним стоит дилемма — или отказаться от амбиций общенациональной политической игры и сосредоточится на Львове, или же попытаться перегруппироваться и продолжать играть в общенациональную политику. Однако, Садовой не может не понимать, что даже, если он откажется от общенациональных амбиций, то это отнюдь не гарантирует его политическую перспективу, поскольку Львов является слишком денежным городом, который находится в центре важнейшего региона страны. Поэтому его конкуренты будут играть на то, чтобы занять его место. Кстати, сегодняшние новости подтверждают этот тезис. Стало известно, что утром 29 июня глава Львовской ОГА Олег Синютка выдвинул новый ультиматум Садовому, потребовав на бессрочный период отдать ОГА вывоз и переработку мусора. То есть, фактически Садового хотят навсегда отодвинуть от денежных потоков, которые могут исчисляться сотнями миллионов гривен в год.

Следовательно, реалии будут подталкивать Садового к усилению защиты, а она потребует укрепление политической политической инфраструктуры.

Для рестарта необходимо малое: люди, медийные ресурсы, деньги. Но в процессе сжатия партия потеряет людей, пришедших ради «идеи», либо по другим интересам. Амбициозные лидеры вряд ли будут ждать «часа Х», представляя интересы политической силы, которая ослабила влияние в других регионах.

Статус региональной силы позволяет неплохо существовать, вести свою политическую игру, но игры в рамках всей Украины нужны средства, намного большие, чем помощь местного бизнеса. Кроме того, спонсорам на местах необходимо будет объяснить зачем нужен выход за пределы своей территории и почему амбиции «завоевания Киева» реальны. С «идеологическими партиями» такое возможно, но «Самопомощь» собиралась по принципу «есть костяк, остальных доберём с миру по нитке».

Садовый смог резко усилить свои позиции в 2014 году, играя на либеральных запросах городского среднего класса в Украине и вступив в ситуативный союз с олигархом Игорем Коломойским, который серьезно помог «Самопомощи» открыв доступ к своим медийным ресурсам и предоставив ряд харизматичных ( в тот момент) фигур, проявивших себя в добровольческом движении и на Майдане, завязанных на Игоря Валерьевича. Садовому понадобятся ресурсы, чтобы выстоять в борьбе с конкурентами на правом поле, куда постепенно скатывается «Самопомощь» и которое перенасыщено старыми проектами, вроде той же «Свободы». С другой стороны, после конфликта с Порошенко, которая привела к национализации «Привата», резкому ослаблению Укропа и прочих неприятных для ИВК событий, Коломойскому тоже нужны союзники. Тем более, что заметно, что он перегруппировался и начинает закручивать новые интриги. Попытки обжаловать национализацию «Привата», рейды Семенченко относительно активов Ахметов на западе Украины — тому свидетельство. Коломойский имеет сильные позиции в двух западно-украинских областях — Ивано-Франковской и Волынской. «Самопомощь», кстати, тоже неплохо взяла в Ивано-Франковской области, набрав 14,69% (третий результат по стране после Киева и Львовщины) на выборах 2014 года, но во фракции в ВР выходцев из региона нет. Самопомощь непосредственно поддерживала блокаду Донбасса, где важнейшую роль играли члены ее фракции, вроде Семена Семенченко. При этом хорошо известно, что блокаду раскручивал и поддерживал Игорь Коломойский. А после того как СНБО принял решение о блокировании ОРДЛО, мы видим как блокада начала распространяться на… западные регионы Украины, где Семен Семенченко требует, например, забрать у Рината Ахметова Бурштыновскую ТЭС.

Однако в отношениях между Коломойским и Садовым тоже не все так просто. Это видно на примере ситуации в Волынской области. Как известно, регион является сферой интересов и влияния Игоря Коломойского. В разгар мусорного кризиса между политическими силами из орбиты Коломойского «пробежала чёрная кошка»: депутаты Луцкого горсовета лишили полномочий секретаря Совета Юлию Вусенко («Самопомощь»), а на следующей сессии выбрали ей замену из числа членов партии «Укроп». Таким образом обязанности мера исполняет Игорь Полищук. Но 2 июня 2017 года Луцкий горрайонный суд признал решение о снятии Вусенко незаконным и постановил восстановить активистку «Самопомощи» в должности.

Однако, есть и другая подноготная в этих событиях. СМИ писали, что после того, как 3 февраля в Луцке умер городской голова Андрей Романю, «и.о. мэра стала секретарь горсовета от партии «Самопомощь» Юлия Вусенко. У партии Укроп, которую на Волыни патронирует соратник Коломойского Игорь Палица, в горсовете относительное большинство. Он захотел взять власть в городе под свой контроль путем внедрения человека из «Укропа» на должность секретаря горсовета. Вступил в договорняк с Садовым. И последний принудил одного из депутатов самопомощи Алену Бабак сложить мандат, чтобы Вусенко зашла в парламент и освободила место секретаря горсовета для креатуры Палицы. Новый секретарь автоматически станет и.о. мэра города».

Однако Вусенко до сих пор не стала депутатом ВРУ, а Бабак по-прежнему сохранила депутатский мандат. Во-всяком случае, на сайте Верховной Рады именно такая информация. Так что все выглядит так, как будто возникли какие-то проблемы в реализации схемы и был дан задний ход. Потому Юлия Вусенко пытается восстановить свои позиции в горсовете. Этот сюжет показывает сложность отношений между ситуативными союзниками.

Однако, все же ключевой вопрос для Андрея Садового сегодня другой — какую стратегию выбрать. Месседжи, что прозвучали у Львовской ратуши в минувшие выходные аппелировали к логике сопротивления львовян. По сути с помощью веча Андрей Садовой начал оформление конфронтационной позиции. Чтобы мобилизировать потенциальных избирателей лидера «Самопомощи» нужно пугать львовян различного рода угрозами, а эти угрозы, как он и его соратники акцентировали, идут из Киева.

Львовская ситуация еще не подошла к роковой черте. Социологические исследования показывают, что сепаратистские настроения на западной Украине не имеют массовой поддержки. Хотя именно там проявляются наибольшее количество сторонников радикального пути решения проблемы Украины при наибольшем количестве тех, кто удовлетворен ситуацией. Этот парадокс легко объяснить. Как удивительно, но война востоке принесла в экономику западной Украины и конкретно Львова дополнительные ресурсы. В регион приехало много переселенцев из Донбасса. Причем, в основном это был средний класс, который начал создавать различные бизнесы и спровоцировал бум на рынке недвижимости (как и в Киеве, кстати). Кроме того, именно западные области в наибольшей степени выиграли от безвиза, поскольку глубоко вовлечены в приграничную торговлю со странами ЕС, потому в меньшей степени ощутили на себе разрыв связей с Россией. Поэтому в целом уровень жизни на западе Украины за эти три года скорее даже повысился, чем упал ( в отличие от того же востока). Однако, именно здесь наибольшее количество тех, кто поддерживает идею «сбрасывания ОРДЛО» с шеи Украины, радикальные действия в отношениях с Россией. Именно здесь более сильны позиции радикальных националистических движений и партий (хотя не настолько сильны, как рисует кремлевская пропаганда, пример падения влияния «Свободы» — тому пример). Поэтому постепенное разочарование городского среднего класса в достаточно бессистемной политике «Самопомощи» начало подталкивать ее к выходу на более радикальные позиции.

Ничего хорошо для Украины разворачивание конфликта между Садовым и Киевом это не несет. Нужно сбавлять обороты обоим сторонам, поскольку повышение ставок может привести к потери управляемости конфликтом. Тем более, что есть конкретная заинтересованна сторона — Россия, которая очень хотела бы, чтобы на западе Украины запахло сепаратизмом. И прикладывает к этому немалые усилия. Об этой угрозе предупреждал еще год назад Кость Бондаренко. Ситуация 2014 года должна была научить наших политиков, что игры в шантажирование центра со стороны регионов заканчиваются печально. Во всяком случае, Ринат Ахметов и другие представители донецкого клана может очень много рассказать Андрею Садовому на сей счет. Впрочем, и Петр Порошенко не должен забывать, что попытки переломать кого-то через колено тоже заканчиваются печально, поскольку в Украине никто из политических игроков не имеет столько ресурсов, чтобы попытаться подавить всех остальных.

В общем, вся конфликт вокруг «Самопомощи» показал, что львовским политикам ( как и многим другим региональным элитам) сложно еще играть в общенациональную политику. Если на местном уровне ресурсов и харизмы еще хватает, то на общенациональном начинаются проблемы, поскольку им сложно выйти за рамки региональной политики. Так было с донецкими, так же это произошло и с «Самопомощью», такие же ошибки демонстрируют и винницкие. Маленький масштаб наших политиков при наличии огромной европейской страны — это настоящий бич отечественной политики.

Источник