Риски дефолта Украины становятся критическими

01.11.2017 2:01
Риски дефолта Украины становятся критическими

В ближайшие 5 лет Украине предстоит выплатить более $40 млрд. по внешним долгам. В 2018 г. выплаты по погашению и обслуживанию долга составят $6,5 млрд., в 2019-2021 гг. – от $8,5 до $10 млрд. ежегодно.

Риски дефолта Украины становятся критическими

Данный график платежей не включает:

По оценкам UIF, при росте экономики на 4,0-4,5% в год в 2022-2027 гг., сумма компенсаций кредиторам составит $2,5 млрд. В одном из последних интервью премьер-министр Украины В. Гройсман заявил, что считает достижимым рост экономики на 5%, а это значит сумма компенсаций может быть еще выше.

Это дополнительные риски для финансовой системы и экономики Украины.

Чем будем погашать?

В бюджете страны закладываются затраты на выполнение внешних обязательств. Однако, госбюджет формируется в гривнах, а долги номинированы в иностранной валюте, которую необходимо покупать на межбанке или конвертировать из международных резервов НБУ.

Резервы Нацбанка не статичны, они увеличиваются или уменьшаются в зависимости от:

Øсостояния Платежного баланса. Резервы растут, когда поступления валюты в страну от экспорта, займов, инвестиций превышают отток. И наоборот снижаются, когда объемы импорта и выплат по внешним займам превалируют.

Øиспользования ресурсов МВФ: поступления новых траншей или погашения старых долгов перед фондом.

По состоянию на конец сентября 2017 г. резервы НБУ составляют $18,6 млрд., из которых собственные средства Нацбанка – совокупные резервы минус кредиты МВФ всего $5 млрд.

Выплаты по внешним обязательствам только в 2018-2019 гг., включая долги перед МВФ, составят $15 млрд. В 2020-2021 гг. предстоит выплатить еще почти $20 млрд.

Простая арифметика показывает, что без новых внешних займов и траншей МВФ, резервов НБУ будет недостаточно для выполнения обязательств перед внешними кредиторами.

Даже если мировые цены на сырье резко вырастут, для чего пока нет предпосылок, а вслед за ними и объемы валютной выручки в Украину, НБУ не сможет аккумулировать достаточно средств в резервах. Рост экспорта как правило ведет к не менее динамичному росту импорта сырья, оборудования, а затем и потребительских товаров, что будет стимулировать спрос на валюту.

Почему стоит опасаться дефолта?

В первую очередь дефолт приведет к потере Украиной международной репутации и доверия внешних партнеров, критическому снижению ее позиций в рейтингах, бегству иностранного капитала из страны.

Наиболее вероятно, что после дефолта Украина в какой-то степени будет изолирована от внешнего финансового мира. Украинские компании и правительство в течение нескольких лет не смогут выйти на внешние рынки заимствований. Произойдет отток иностранных инвестиций, и украинская экономика лишится столь необходимого ей ресурса.

В краткосрочной перспективе дефолт приведет к снижению темпов экономического роста, росту безработицы и девальвации гривны. Исходя из опыта зарубежных стран, национальная валюта может подешеветь в 2 раза. Например, аргентинский песо после дефолта упал на 67%, мексиканский песо – 47%, российский рубль – 40%.

Однозначно, дефолт станет ударом для украинской экономики.

Означает ли это, что Украине неизбежно грозит дефолт?

Безусловно, правительство сделает все, чтобы не допустить неконтролируемый или т.н. стихийный дефолт.

Есть три наиболее вероятных сценария развития событий или их компиляция:

1. Реструктуризация – договоренность с кредиторами о частичном списании долга и/или отсрочке платежей, как это было в 2015 г., что по сути является техническим дефолтом. Это не приведет к коллапсу финансовой системы, но может создать дополнительные риски для украинской экономики в будущем. Например, как в случае реструктуризации в 2015 г., когда в обмен на списание части долга кредиторы получили т.н. инструменты восстановления стоимости. Выплаты по ним привязаны к динамике ВВП: чем выше рост экономики Украины, тем больше выплаты.

2. Привлечение новых займов в валюте:

2.1. Размещение еврооблигаций. Как показал сентябрьский аукцион, спрос на украинские бумаги есть. И вполне вероятно, что Минфин сможет привлечь на внешних рынках запланированные объемы. Но чем выше риски дефолта, тем сложнее Украине будет это сделать.

2.2. Кредиты МВФ. Их преимущество перед евробондами заключается в более дешевой стоимости обслуживания. МВФ выдает кредиты под 3% годовых, а ставки по украинским бумагам составляют 7-8%.

Обратная сторона медали «дешевых» кредитов МВФ – это необходимость выполнять требования фонда и целевое использование средств. Транши МВФ идут на погашение уже существующих долгов перед фондом или пополнение резервов, а не на развитие экономики.

Сюда можно отнести также получение Украиной «макропомощи» от ЕС или размещение бондов под гарантии США. Эти кредиты привязаны к программе сотрудничества с МВФ, ставки по ним аналогично низкие. Но целевое использование, как правило, — это покрытие дефицита Бюджета.

2.3. Размещение Минфином валютных ОВГЗ. Этот инструмент позволит абсорбировать свободную наличную валюту у бизнеса и населения, однако вряд ли станет полноценной альтернативой внешним займам. Здесь и вопрос недоверия к государству, и информированности населения о возможности покупать и продавать валютные ОВГЗ, и банальная боязнь всего нового, необычного.

При этом важно понимать, что новые заимствования будут направлены исключительно на погашение старых долгов. Они не будут формировать почву для роста экономики. С каждым годом Украине придется увеличивать долговую нагрузку, чтобы закрывать старые долги и к тому же покрывать растущий дефицит Бюджета. Куда украинцев приведет такой путь?

3. Привлечение прямых иностранных инвестиций (ПИИ)

Наиболее оптимальный сценарий – привлечение такого объема иностранных инвестиций, при котором Украина сможет обходится без программы МВФ и внешних государственных займов.

Потребность Украины во внешних инвестициях, по оценкам UIF, составляет $15-20 млрд. в год в перспективе 5 лет. Это суммы, которые позволили бы осуществить внешние выплаты и пополнить резервы НБУ как минимум до объема, необходимого для покрытия 3-3,5 мес. будущего импорта.

В последние годы объем ПИИ в Украину составлял около $3 млрд. в год. И на этом фоне цифры в $15-20 млрд. кажутся нереальными. Хотя еще в 2007-2008 гг. Украина привлекала $9-11 млрд. в год.

Давайте сравним с показателями инвестиций других стран. Например, объем внешних инвестиций в Италию в 2014 г. составлял $14 млрд. в год, в Чили – $20 млрд., в Мексику – $24 млрд. Польша в прошлом году привлекла $14 млрд., Турция – $12 млрд.

Если они смогли, почему не можем мы?

$15-20 млрд. – это 13-14% ВВП Украины в 2018-2021 гг. Доля внешних инвестиций в ВВП Сингапура, например, превышает 20%. А их объем – $60 млрд.

Риски дефолта Украины становятся критическими

Почему инвестиции – это альтернатива, которая позволит Украине избежать дефолта с максимальной выгодой для экономики и граждан.

Во-первых, внешние инвестиции являются источником валютных поступлений в страну и залогом стабильности курса гривны.

Во-вторых, инвестиции – это ресурс для модернизации экономики, создания новых производств, новых секторов и отраслей, дополнительных рабочих мест. В отличие от займов инвестиции будут создавать базу для роста экономики и позволят Украине фактически перерасти госдолг – снизить его отношение к ВВП до приемлемого уровня. А если будет стабильный устойчивый рост экономики, будут расти зарплаты и доходы населения, поступления в Госбюджет, благосостояние граждан.

Презентация доклада в Украинском институте будущего смотрите «Избежит ли Украина дефолта?» и «Избежит ли Украина дефолта? -2»

Текст был опубликован в издании Kennan Institute Focus Ukraine

Источник