Протесты в Иране и интересы России

Протесты в Иране и интересы России

02.01.2018 12:32
Протесты в Иране и интересы России

Начавшаяся в Иране под Новый год «заваруха» находится сейчас на такой ранней эмбриональной стадии, что никому еще непонятно к какому биологическому виду принадлежит этот протест. Точную информацию могут сейчас иметь только собственно иранские власти, и то с большой условностью. Вторые – это израильские спецслужбы, единственные, кто располагает в этой закрытой стране настолько эффективной разведывательной сетью и прямыми контактами, что свое время смог организовать и вывезти из Ирана целую пачку ученых и военных, работающих, например, над ядерной программой Ирана, а также организовать серии диверсий и установить шпионское оборудование на ядерных объектах этой страны.

Динамика протестов в Иране пока что не такая, как было в арабских странах в 2010-2011 гг. во время «арабской весны». Например, Каддафи потерял контроль над страной буквально за несколько дней. Протесты начались в Бенгази 15-17 февраля 2011 года и сразу охватили и столицу. Сам Каддафи, по слухам тех же первых дней, бежал из страны. Он появился на публике только 22 февраля со своей знаменитой речью «о крысах и занга-занга», когда семейные батальоны (катибы) вернули контроль над столицей, а добраться до гнезда самой революции – города Бенгази, его войска смогли только спустя месяц.

Аналогии и сравнения ситуации в Иране с «арабской весной» появились сразу же после первых новостей о протестах в Иране, особенно в российских СМИ. Единственное, что арабские и иранские события имеют между собой общего – это неожиданность. И арабские диктатуры, и иранская теократия, существовали десятилетиями, и миллионы туристов в Тунисе и Египте не могли учуять висящий в воздухе арабских столиц запах революционного керосина.

Режимы в Тунисе и Египте пали настолько быстро, что у внешних сил не было времени даже на обдумывание вариантов прямого военного вмешательства и обсуждения в ООН. Даже у лучшего друга всех диктаторов Владимира Путина. Политическая смерть тунисского диктатора Бен Али и египетского Хосни Мубарака была внезапной и быстрой, как инфаркт. Причем, с виду – на ровном месте. Протесты в Тунисе и Египте начались с экономического недовольства, несмотря на то, что эти страны меньше всего пострадали от глобального кризиса 2008 года. А революция в Ливии вообще казалась необъяснимой.

Геополитическое перенапряжение

А вот у Ирана явно вылезла грыжа и понятно от чего. Как у штангиста, который брал все больший и больший вес, и после каждого удачного толчка добавлял на штангу блинов. И вот выйдя на абсолютный рекорд, у него в рывке внезапно развязался пупок. Это будет самая точная аналогия.

Это несколько напоминает начало конца Российской империи в 1917 году, где революция была вызвана усталостью от затяжной мировой войны, и которая случилась буквально накануне поражения Германии. Если говорить более формально, иранский режим определенно стал жертвой собственного имперского перенапряжения. И это случилось ровно накануне триумфа режима в Сирии. В список трофеев Ирана можно смело добавить Ирак, Ливан, Йемен и Афганистан, где Иран тоже пытается диктовать свои правила войны другим игрокам. Иран также ощутимо присутствует даже в Латинской Америке и в Западной Африке.

Уместно будет напомнить краткую историю иранской экспансии, которая началась сразу после исламской революции в феврале 1979 года. Первым плацдармом иранского присутствия стал Ливан – территория проживания шиитской общины, на базе которой было создано террористическое движение «Хезболла», которое наиболее широко начало использовать смертников. Это сейчас смертники стали визитной карточкой суннитских террористов «Аль-Каиды» и ИГИЛ. Но 300 американских морских пехотинцев в Бейруте стали жертвой именно шиитского смертника на грузовике. И это случилось 23 октября 1983 года – за 20 лет до американской экспансии в Ирак.

Иранское присутствие в Ливане и «Хезболла» оказались не по зубам ни одному правительству в Израиле. В 1982 году израильская армия дошла до Бейрута и выгнала палестинских боевиков Ясира Арафата аж в Тунис. Но в 2006 году израильтяне, начавшие вторую ливанскую войну уже против «Хезбулла», не смогли продвинуться и на 20 км вглубь Ливана. Израильтяне не смогли уничтожить сам плацдарм Ирана и ликвидировать ракетную угрозу на территории Ливана.

Единственное, чем они смогли ответить – это созданием системы противоракетной обороны над самим Израилем. Иран же путем постоянных террористических актов против антисирийских и антииранских политиков в Бейруте смог полностью перекроить политическое устройство в Ливане и добиться контролем «Хизбулла» всего ливанского правительства и парламента. А также и ливанской армии, которая открыто начала передавать боевикам «Хизбулла» американское оружие, которое постоянно передается от США в качестве бесплатной помощи. Что заставило Барака Обаму прекратить поставки этой помощи Ливану.

А премьер-министр Ливана Саид Харири, сын убитого 14 февраля 2005 года террористами «Хезболла» и спецслужбами Башара Асада Рафика Харири, был вынужден вообще бежать из Ливана и искать защиты во Франции и Саудовской Аравии. Так что зеленые человечки и боевики в ОРДЛО – еще цветочки.

Сама же Саудовская Аравия благодаря тому же Ирану безнадежно увязла в Йемене вместе со всеми суннитскими союзниками. Иран успешно продвинулся на южном фланге «шиитской дуги». На северном конце Иран почти полностью выстроил непрерывную магистраль от Ирана, через Ирак, Сирию, Ливан до побережья Средиземного моря.

Арабские страны, которые с 1979 спонсировали сдерживание Ирана и давали кредиты Саддаму Хусейну на длительную войну с Ираном, оказались в полном изумлении, когда Иран захватил полный контроль над Ираком в прямом смысле слова под носом всех американских и коалиционных войск после вторжения США в эту страну в 2003 году.

С 2005 года вся политическая власть в Ираке полностью принадлежит проираинским партиям. Президент Ирана Ахмадинежад во время своего визита свободно и демонстративно гулял по тем же улицам Багдада, на которых подрывали американских солдат каждый день. Не могло быть и речи о том, чтобы его маршрут мог повторить хоть Джордж Буш-мл, или Барак Обама. Дональду Трампу такая прогулка тоже не светит.

Несмотря на то, что Путин объявил себя в Сирии победителем, всем понятно, что реальным победителем является Иран, а Путин смог только таскать иранцам каштаны из огня своими бомбардировщиками. И в Сирии у русских ситуация складывается ровно такая же, как у американцев была в Ираке – у них под носом «рейдерят» политический контроль над страной и выстраивают силовой контроль в виде шиитских армий – по ливанскому сценарию «Хезболла», повторенному также и в Ираке.

Кто захочет сыграть?

И вот на фоне этого геополитического «джек-пота» иранских стратегов вдруг взрывается их собственная страна, потому что население отказывается оплачивать это «казино» из своего кармана, точнее – за счет доходов от нефтяных скважин. По данным Мирового банка рост ВВП Ирана в 2017 году оценивается на уровне 3,6 % при постоянных рыночных ценах в 2017 году. Оценки на 2018 и 2019 годы составляют 4 % и 4,3 % при постоянных рыночных ценах. По данным Всемирного банка и МВФ, в 2016 году в Иране наблюдался беспрецедентный рост ВВП на 12,5 % из-за отмены санкций после сделки с Западом. Однако, и безработица начала расти достигнув в 2016 году уровня в 12,5% и увеличившись на два процента в сравнении с 2015 годом. При этом особо уязвимой является молодежь, где безработица достигает под 40%. Поэтому неудивительно, что именно молодежь стала ударной силой протестов в Иране. И определенно можно утверждать, что в этом момент все враги Тегерана сейчас заняты лихорадочным поиском иранских «большевиков» и аналога Ленина, которых можно отправить в Тегеран в пломбированном вагоне с чемоданом денег и серебряной пулей для контрольного выстрела в голову правящему режиму.

И в их рядах находятся не только ненавистные израильские сионисты, которые лучше всех знают Иран, но и ближайший союзник – Владимир Путин. На самом деле Россия и Иран являются не союзниками, а геополитическими соперниками и прямыми нефтегазовыми конкурентами, каждый из которых молится на хаос у союзника и повышение цен на нефть. А также на перераспределение долей на рынке нефти и газа. Нынешняя дружба между Москвой и Тегераном такая же кратковременная, как между Гитлером и Сталиным в 1939 году, и между Сталиным и Черчиллем – против Гитлера.

Общее мнение, что Путин будет пытаться не допускать краха режима аятолл в Иране — не совсем верно. Для Путина идеальным вариантом было бы загнать Иран в ситуацию перманентного управляемого хаоса и поставить иранскую кастрюлю на самый маленький огонь. Ровно настолько, чтобы иранцы сохраняли часть своих сил в Сирии, но умерили бы свои аппетиты и прекратили давить в свою пользу на Башара Асада.

Путин не может заменить в Сирии иранское пушечное мясо своим ни по финансовым, ни тем более по политическим причинам. Российское общество недовольно сирийской авантюрой ровно в той же мере, что и иранское. Вообще эта тема была и для советских властей настолько больной, что при СССР полностью скрывали и размеры выделяемой другим странам помощи, и тем более, любые данные о присутствии за границей воинских контингентов.

Главное, чего действительно боится Путин – это стихийного повторения уже иранского сценария у себя в России. Путин потратил много сил на предотвращения у себя «арабской весны» в 2011-2012 гг. Тогда в России тоже были массовые протесты «белоленточников».

И Путин стоял и плакал, когда ему удалось пролезть на очередной срок. Но ехать на инаугурацию ему пришлось по пустой Москве. Зачинщикам и участникам массовых протестов на Болотной вынесли демонстративно максимально жесткие приговоры. Для других буйных придумали утилизацию в отрядах Гиви и Мотороллы на Донбассе. Сейчас выискиванием недовольных занят все еще живой Гиркин, который уже два года ездит подсадной уткой по городам и весям России, и выманивает на поверхность уклонившихся от убоя речами против Путина.

За Донбасс Путину пришлось заплатить санкциями, которые не только не удалось снять, но и как раз перед выборами вообще ждут Армагеддона. И это за месяц до выборов. Хуже не придумаешь. Вполне может сложиться не только уличный бунт, но и дворцовый переворот с ударом табакерки в висок. Несмотря на совпадение интересов Путина и Вашингтона по Сирии, это не удается конвертировать в формат размена и отказ от санкций. Вашингтон заставляет работать Путина бесплатно и в счет украинских долгов.

В самом же Иране не видно пока ни лица, ни фамилий протеста. Поэтому никто не может сказать ничего о политической платформе, и соответственно – о будущем Ирана после аятолл. В любом случае, в отличие от режима Башара Асада, который успешно прикрывается жупелом ИГИЛ от требований сложения власти, аятоллам в Иране не на кого показывать пальцем, кто может быть хуже клерикалов. И поэтому все внешние силы будут заинтересованы именно в полном свержении в Иране теократического режима. Даже ценой гражданской войны, от которой поднимутся в облака цены на нефть и прольются обратно золотые дожди нефтедолларов.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

Источник