Почему шансы общества победить власть минимальны

03.11.2017 5:41
Почему шансы общества победить власть минимальны

Спасибо Владиславу Сердюку за предоставление повода к продолжению дискуссии по поводу возможности гражданской войны в Украине. Его взвешенные возражения безусловно рациональны, но демонстрируют также и распространенное сейчас стремление решать любые частные вопросы с помощью весьма общих соображений и глобальных идеализаций. Что может увести внимание исследователя от эмпирической реальности в сторону далеких и отвлеченных концепций, и само по себе бывает не слишком удобно, излишне громоздко и неэффективно. Как описывать падение кирпича на ногу с помощью формализма общей теории относительности.

Поэтому продолжим. Все цитаты далее по тексту выделены курсивом.

Признаюсь честно, я совершенно не знаю «Чего население вообще хочет?» Для меня это не является фундаментальным вопросом, на который дать ответ может только философия. Я считаю, что у каждого – свои желания и хотения, очень часто невнятные, невысказанные и неотрефлексированные. Поэтому мне кажется, что у «населения» в целом практически не может быть общих желаний, пониманий и стремлений, кроме базовых – выжить и получить удовольствие. Только у очень малой части социума, страдающей от безделья после удовлетворения этих базовых потребностей, может возникнуть (и периодически возникает) желание и возможность потеоретизировать и пофилософствовать на тему социального устройства, общественных отношений и системы власти.

«Тогда возникает вопрос, кто есть власть? Кому её следует передать, чтобы она обрела своё первичное значение и силу?» — озабочены эти люди. Им кажется, что они прекрасно понимают первичное значение и силу власти, знают, какой она должна быть в идеале, вот только в реале власть почему-то всегда оказывается какой-то неправильной. То антинародной, то недемократической, то воровской, то еще какой-то. Никак на них не угодишь.

Есть другая часть социума. Возможно, даже более многочисленная. Эта часть не сосредотачивается на философском осмыслении вопроса о власти, она изучает этот вопрос эмпирически и экспериментально. И более того, в рамках естественно-научного и позитивистского подхода, готова рассматривать серьезно только вопрос, насколько практически применимо и выгодно то или иное явление социальной природы для них персонально.

Это, так сказать, практики власти. И с теоретиками у них не складывается ни мира, ни дружбы, ни взаимопонимания.

Не похоже, чтобы практики были этим сильно озабочены. Чаще всего они не снисходят до описания или объяснения своей картины мира – им попросту некогда. Они заняты выживанием, борьбой за место под солнцем, за влияние и удовольствия. Наркотик власти пьянит их.

А вот теоретики – смотрят на это издалека и страдают. Страдают от непонимания того, как устроена власть внутри, что ею движет и чего она хочет. От того, что их внешне неопровержимые факты оказываются на поверку фейковыми имитациями, прямолинейные рационализации не выдерживают столкновения с изощренными интерпретациями, теоретические концепции легко опровергаются опытом и не несут малейшей предсказательной силы. Как так может быть, вопрошают они? Неужели осмысление, определение базовых понятий, логика и прочие формальные инструменты здесь не работают?

Ответ таков. Перефразируя Лапласа, — практики в этой гипотезе не нуждаются.

Давно известно, человек в толпе быстро утрачивает свой интеллектуальный и рациональный инструментарий и превращается в слаборефлексирующую и не рассуждающую часть единого организма – толпы as is. Человек во власти точно так же претерпевает весьма похожую трансформацию. Ему уже не до философии, рационализации, новые и мощные потоки силы ведут его. Мораль, этика? Как и в толпе, об этом говорить не имеет смысла.

Человек власти еще ждет своего Лебона.

Мы часто совершаем ошибку, пытаясь приложить к власти (как и к толпе) рациональные и/или этические требования. Мы очеловечиваем власть, рационализируем ее, и даже иногда сакрализируем. А потом обижаемся, что она не такая, не оправдывает наших ожиданий.

Вместо этого правильнее было бы выработать другой подход к власти, более практический, что ли. Давайте смотреть на нее как на стихию, иррациональную и внеморальную в своей сути, или инструмент, опасный при потере контроля, однако мощный и полезный при правильном применении. Требуется просто уяснить для себя правила обращения с ним и систематически их применять. Иначе мы будем продолжать совать пальцы в огонь и потом удивляться, а чего ж так больно-то?

С практической точки зрения, и с точки зрения нынешней ситуации в Украине, можно было бы порассуждать о власти и способе ее функционирования следующим, слегка утрированным, образом.

Что такое власть – никто вам толком не расскажет. Слишком много полярных мнений.

Однако есть более простое и очевидное понятие «борьба за власть». Слышали? Так вот, власть – есть цель и конечный результат этой самой борьбы. Это утверждение ничего не определяет, оно просто констатирует факт, что власть есть процесс, а не данность, и намекает на то, что этот процесс является беспрерывным и бесконечным. Этот процесс будет происходить всегда, пока существует человеческое общество. Начавшись еще на стадии биологической эволюции человека как вида (вы ведь не будете спорить, что и в обезьяньей стае присутствует борьба за лидерство?), к настоящему просвещенному времени эта борьба приняла весьма развитые и изощренные формы, порой такие, что может создаться впечатление, что этой борьбы на самом деле и нет. Или что борьба происходит не между, грубо говоря, альфа-самцами путем пугания, побивания или загрызания оппонента, а между морально-этическими, политико-экономическими или философскими концепциями и мировоззрениями, снисходящими на волнах мирового эфира или божественного откровения на благодарные и интеллектуально-чуткие массы ответственных граждан.

Да, власть сейчас – не приз и не гоп-стоп, а предмет конвенции. Иначе говоря, – предмет торга, потому как конвенция – продукт непротивления сторон. И достижение состояния непротивления со стороны оппонентов и принятия конвенции со стороны масс – важная часть технологии власти.

Нынешняя власть успешно использовала эту технологию и заключила с обществом некую конвенцию в 2014 году. Помните однотуровые выборы и всеобщий энтузиазм по этому поводу?

А сейчас чем недовольны?

Вы утверждаете, что конвенция нарушена, что «граждане перестают воспринимать власть, как авторитета»? Ребята, вы лукавите. Во-первых, предъявите, плиз, текст конвенции и давайте пройдемся по пунктам, кто где чего нарушил.

Что, нет текста? Ай-ай-ай! Как же ж так, господа сознательные граждане! Неужели вы не удосужились зафиксировать права и обязанности сторон, когда выбирали себе власть? Опять на авось понадеялись? Или решили, что в этот раз вам попалась такая расчудесная власть, что она будет заботиться о ваших интересах раньше, чем о своих, и даже им в ущерб? Так вы просто наивны.

Продолжим цитирование: «В виду отсутствия политического единства (признания народом, выбранного властью курса) возникают антагонизмы».

И сразу же: «Почему власть создает антагонизмы»? А что, только власть создает? А конкуренты власти? А народ, так сказать?

Вот вы, народ, к примеру, считаете, что власть свои обязательства не выполняет, в то время как вы свою часть договора выполняете безукоризненно, и поэтому у вас есть юридическое и моральное право предъявлять претензии и требовать смены власти.

ОК. Требуйте и сменяйте.

Э-э, что? Она сама не уходит?

Хм, странно! Заставьте.

Как? Силой, как же еще!

Что, вы уже пробовали гневно обличать, морально уничтожать и по-особому надувать щеки в фейсбуке, и даже палатки под радой ставили, а она все не уходит?

Ну, блин, ваще…

Вот и ответ на вопрос «почему любое критическое событие (тут множество украинских политических экспертов выражали подобную мысль) не в состоянии запустить разрушительный для нынешней власти механизм».

Как говорил Черчилль, правда, немного по другому поводу, власть – это схватка бульдогов под ковром. Они настолько заняты этим своим делом, что не замечают ничего вокруг. Ковер гореть будет, а они грызться не перестанут. И пофиг им ваши увещевания и философские концепции.

Единственный способ до них достучаться – это дубиной по лбу.

А у вас дубины нет. Или сил нет ее поднять. Или вы боитесь, что собачки будут кусаться. Или вы слишком любите животных и в душе пацифисты.

Поэтому и не мечтайте. Воевать с властью – не для вас.

Это – диагноз, кстати. А вы воспринимаете как оскорбление. Зря.

Если власть уж так сильно вам не нравится, и воевать вы все же решились, подумайте, как заиметь необходимые для этого инструменты и оружие, как заполучить рычаги влияния на власть и подготовить предпосылки для ее смены. Для того и рисовал я вам семь пунктов в предыдущей статье, чтобы показать, что для этого необходимо.

Следует понимать, однако, что шансов у громады или гражданского общества практически нет еще и по той причине, что общество не готово само уподобиться власти в части отбрасывания морально-этических установок и тотальности борьбы. Власть делает это каждый день, поэтому она тренирована гораздо лучше. В связи с этим может появиться соблазн кому-то делегировать борьбу с властью, создать или пригласить для этого грязного дела аналогичную небрезгливую структуру, построенную по аналогичным принципам власти – прямого конкурента. Желающие всегда найдутся. Претендентов на власть хватает. Скажут, что против мастера единоборств нужно выставить другого мастера, иначе нет шансов.

Должно быть понятно, что этот путь приведет в лучшем случае к замене одного монстра на другого, кто бы ни победил. Так что не получится отказаться от грязной работы и суровой борьбы.

В следующий раз, после выборов, революции или гражданской войны (нужное подчеркнуть), при установлении (учреждении) новой власти, было бы здорово заранее предусмотреть некие механизмы ее контроля, позволяющие не допустить повторения нынешней ситуации. Какие – вопрос обсуждабельный. Это и будет «причиной для объективного диалога, принятия консенсуса и создания условий, чтобы гражданской войны не возникло». Однако следует отдавать себе отчет, что надеть намордник на разъяренного пса – задача не для слабонервных, придется повозиться.

Против мастера единоборств может также помочь качественное усиление – пулемет. 

Или же полностью изменить принципы функционирования власти в обществе. Как? На базе информационных технологий. (Не так давно писал об этом, кому не лень, поковыряйтесь здесь, здесь, здесь и здесь.)

Ну и напоследок – две ремарки.

Если вы собираетесь как-то взаимодействовать с властью, будь то воевать с ней или контролировать, то с ней нужно разговаривать (как собирался Сергей Дацюк), причем разговаривать на доступном ей языке. Доброе слово, оно и собаке приятно. Когда власть хотя бы начнет вас слушать, а тем более отвечать, это будет явным признанием роста вашей силы и влияния.

И по поводу Оппенгеймера, химика у доски, и «жечь на заправке спички». Ребята, если вы воображаете, что своими текстами вы подкладываете атомную бомбу под антинародную власть, то вы ошибаетесь. Возможно, где-то в администрации президента сидит мелкий клерк, штатной обязанностью которого является ежедневное чтение фейсбука, Хвыли и других подрывных ресурсов. Так вот, он нас с вами читает, и просто ухохатывается с этих ботанов 

Фейсбук автора

P.S. От Юрия Романенко, шеф-редактора «Хвилі»: Насчет клерка, который ухохатывается, читая тексты. Вы будете удивлены, но совсем не было смешно серьезным людям, которые ставили лайк под моим текстом, а им звонили из АП и спрашивали зачем они поставили этот лайк:). На самом деле, люди во власти, какой бы она смешной и глупой не казалась, очень внимательно смотрят за вами (нами) и теми дискуссиями, которые разгораются на страницах «Хвилі» или в Facebook. Люди власти не ставят лайки и часто стараются не выдавать свое присутствие, но, поверьте, они очень серьезно относятся к тому, что вы пишите, видя в этом угрозу или возможность. В том числе, поэтому они и правят. И да, нынешнюю власть отличает именно серьезное отношение к Интернету, какой бы глупой она не была в других аспектах :).

Источник