Почему сегодня преступно возобновлять большую приватизацию с госбанков

18.08.2019 2:08

Из-за сложившегося за годы Независимости недоверия украинских граждан к частным финансовым институциям «Ощадбанк», «Укрэксимбанк», «Укргазбанк» и «Приватбанк» могут в случае возникновения осенью 2019 – зимой 2020 года мирового экономического кризиса стать «якорем» поддержания стабильности финансово-кредитной системы страны и инструментом для продолжения реформ.

Приватизация как неизменный «гоп-стоп» любой украинской власти

Однако представители команды нового президента Владимира Зеленского, не успев освоиться в высоких кабинетах на Банковой и Грушевского, в духе предыдущей власти артикулировали намерения начать масштабную приватизацию крупных госпредприятий. Причём заместитель руководителя Офиса президента Украины Алексей Гончарук, который, по утверждению СМИ, является кандидатурой №1 на пост премьер-министра, заявил, что в первую очередь нужно продать государственные банки, а позднее можно приватизировать таких монополистов, как «Укрзализныца» и «Укрпочта». В унисон с ним представитель Президента в Кабинете Министров Андрей Герус озвучил свой список: «Одесский припортовый завод», «Электротяжмаш», шахта «Краснолиманская», «Центрэнерго», «Азовмаш». При этом Герус выразил уверенность, что несколько удачных конкурсов по приватизации крупных объектов привлекут зарубежных инвесторов и позволят получить за них хорошую цену. Подтвердил серьёзность этих намерений и Президент в своём выступление на недавнем бизнес-форуме в Турции.

Причины и факторы необоснованности такого оптимизма неплохо проанализировал в своём материале на сайте «Минпром» Александр Суков. Он убедительно показал утопичность заявлений о возможности продажи вышеназванных объектов за какую-либо разумную с точки зрения сегодняшних реалий цену. Поэтому в этой статье мы более подробнее остановимся только на озвученных Гончаруком намерениях начать большую приватизацию с госбанков.

Старая-новая стратегия приватизации госбанков Данилюка – Макаровой -Гончарука

Сразу возникает мысль, что это намерение ЗЕ-команды диктуется, во-первых, разработанной Министерством финансов в феврале 2018 года (при руководстве им Александром Данилюком) стратегии реформирования государственных банков, которая рассчитана на пять лет. Согласно ей ещё в 2018 году должны были быть проданы Международной финансовой корпорации 20% акций Укргазбанка, а остальные 80% акций — иностранному стратегическому инвестору до 2020 года. 20% акций Ощадбанка правительство рассчитывает реализовать до 2020 года. Еще 25% акций банка должно быть продано в 2022 году путем первичного размещения на IPO. В Укрэксимбанке, согласно стратегии Минфина, государство рассчитывает сохранить 80% акций. Продажу 20% акций международным финансовым организациям планируется завершить до 2021 года. Полностью выйти из капитала национализированного в декабре 2016 года Приватбанка государство планирует до 2022 года. Его акции правительство намерено также продать международному инвестору. В целом, в результате реализации стратегии Минфина ожидается, что до 2022 года доля государства в банковском секторе должна снизится с 55% до 24%. До национализации Приватбанка в 2016 году доля государства в банковском секторе составляла 27%.

Ущербность разработанной Минфином при участие известных международных консалтинговых компаний McKinsey и PriceWaterhouseCoopers Стратегии реформирования украинских госбанков ещё в конце 2017 года вскрыл в своей статье Сергей Лямец. Но допустим бывший главный редактор «Украинской правды» ошибается, и она реалистична.

Объективные и субъективные проблемы госбанков

По итогам 2018 г. Ощадбанк получил 131,7 млн. гривен чистой прибыли, Укрэксимбанк — 958,5 млн., прибыль Укргазбанка в 2018 г. достигла 766 млн. гривен, а Приватбанка — 11,6 млрд. Для первых трёх, конечно, прибыль небольшая. Причём Ощадбанк сократил её по сравнению с 2017 годом в 4 раза (558,5 млн гривен). По словам главы правления последнего Андрея Пышного главной причиной этого стала негативная переоценка индексных облигаций внутреннего государственного займа, внесенных в капитал в предыдущие годы.

Но нам представляется, что руководитель Ощадбанка мягко говоря лукавит. Главная причина снижения стоимости активов и пассивов этого финансового учреждения такая же, как и по другим, выставлявшимся на приватизацию лакомым гособъектам – продать их подешевле и получить свои «комиссионные» за это от покупателей. Причём значительный «вклад» в сокращение прибыли Ощадбанка в последние годы внесла масштабная компания благотворительности, которую в интересах личного пиара, но за счёт средств государственного финучреждения, развернул Андрей Пышный.

К слову сказать, «успешные» результаты руководства «Ощадбанком» одноклассником Арсения Яценюка не остались незамеченными Нацбанком, и главный финансовый регулятор отрицательно прореагировал на повторное назначение Наблюдательным советом Ощада в начале августа текущего года председателем его правления Андрея Пышного.

Конечно, капиталы всех государственных банков Украины напичканы облигациями внутреннего государственного займа и поэтому они остро нуждаются во вливании живых денег для их дальнейшего развития. А финансовая стабильность Приватбанка, — по словам аналитика Алексея Куща, — опирается только на портфель ОВГЗ с нерыночными условиями выпуска. Их даже на вторичном рынке продать нельзя (или можно, но с существенным дисконтом). То есть лишь НБУ и другие госбанки могли бы монетизировать облигации, внесенные в уставный капитал Приватбанка в процессе национализации. Без поддержки государства — он банкрот с обязательствами перед клиентами в размере 220 млрд гривен. Это, с одной стороны.

А с другой стороны, в капиталах всех 4-х госбанках имеются большие доли проблемных кредитов (В Ощаде и Укрэксимбанке они достигают 60%). Корни этой ситуации в том, что все государственные банки использовались для активного кредитования корпоративного сектора, приближенного в власти.

Приватизация как «палочка-выручалочка» в переговорах с МВФ

Вторая причина, по которой команда Зеленского решила начать большую приватизацию с госбанков состоит в том, что новой власти нужна новая долгосрочная программа сотрудничества с МВФ в объеме $ 5-10 млрд на срок до 4 лет. Для этого важно продемонстрировать продолжение и углубление реформ в Украине. А приватизация традиционно является «болезненным нервом» для Международного валютного фонда и Всемирного банка, которые очень хорошо ведутся на обещания её продолжить и углубить.

Но в тоже время экономический авангард команды Зеленского (Гончарук, Устенко, Гетманчук, Герус, Абрамавучус, Арахамия) начинает осознавать (и это является третьей причиной высказанных ими намерений), что быстро приватизировать какие либо промышленные, энергетические и инфраструктурные госпредприятия не получится. Слишком уж сильно на каждом из них переплетаются разноплановые интересы противоборствующих олигархических групп.

Красноречивое подтверждение тому – изменение публичной позиции по этому вопросу соратника Алексея Гончарука по несостоявшейся партии «Сила людей» Максима Нефёдова. В течение 2015-2017 годов на то время первый заместитель Министра экономического развития и торговли не слезал с теле-и радио эфиров, рассказывая, что приватизация крупных государственных предприятий единственное средство привлечения в Украину иностранных инвестиций и спасение отечественной экономики. Но после трёх провальных попыток Фонда госимущества продать на конкурсе «Одесский припортовый завод», неудач с приватизацией «Азовмаша» и отмены конкурса по «Центрэнерго», Нефёдов перестал светиться в СМИ с данной темой, сосредоточившись сначала на пиаре электронной площадки «Прозоро» (за совладение авторскими правами на программное обеспечение которой он получает свои немалые регулярные гонорары), затем «свалил» в более перспективную и доходную и с материальной, и с имиджевой точек зрения нишу – на таможню.

Новые идеологи украинской приватизации — достойные продолжатели старых

Если исходить из реалий, то новая власть в первой половине 2020 года может продать только 100% акций «Укргазбанка» и 20%-й пакет «Ощадбанка». Но вопрос: кому и за сколько? Для ответа на него вспомним, что и Алексей Гончарук, и Максим Нефёдов являются воспитанниками первого вице-премьера Степана Кубива. Он, как известно, прославился тем, что исполняя с февраля по июнь 2014 года обязанности главы Национального банка Украины выдал финансовым учреждениям 83,6 млрд. гривен. И это только для банков, которые пошли на ликвидацию при преемнике Кубива на посту главы Главного финансового регулятора — Валерии Гонтаревой.

Еще десятки миллиардов «подвисли» в банках, которые чудом остаются на плаву. Они до сих пор выплачивают рефинансирование НБУ, а тот все продлевает сроки возврата. Особняком во всем этом стоят Приватбанк, Ощадбанк и Укрэксимбанк. В них государство «похоронило» десятки миллиардов, которые сегодня стыдливо прячутся – ведь банки государственные, а сидеть за растрату огромных сумм не хочет никто.

Как утверждают недоброжелатели первого вице-премьера в правительстве Гройсмана процент отката коммерческих банков руководству НБУ составлял в феврале-июне 2014 года 30%. Причём в ликвидированных в период каденции на посту главы Главного финансового регулятора Валерии Гонтаревой банках навсегда остались 15 миллиардов! Из них вернуть до сих пор удалось только 2,4 миллиарда.

Вторым достижением Кубива на посту главы НБУ стало то, что Национальный банк, имея все механизмы валютного контроля, видя каждую гривну и каждый доллар в банковской системе через финансовый мониторинг, ничего не сделал (случайно ли?) для предотвращения вывода десятков миллиардов гривен Януковичем и его окружением, награбленных за время его президентства.

Как известно, в июле 2014 года Генеральная прокуратура открыла против Кубива уголовное дело за злоупотребление служебным положением в период его председательства в Нацбанке. Однако, когда он был избран народным депутатом от БПП, а затем стал первым вице-премьером в правительстве Гройсмана, ГПУ похоронила дело. В феврале 2019 года Соломенский районный суд обязал НАБУ открыть уголовное дело по факту возможных злоупотреблений первого вице-премьер-министра — министра экономического развития и торговли при закупках для Министерства обороны.

Так что с большой вероятностью можно утверждать, что воспитанник Кубива Алексей Гончарук не случайно заявил о намерениях возобновить масштабную приватизацию крупных госкомпаний с госбанков. Видно потенциальные покупатели уже определены. Но это лишь одна версия.

Возможен ли бартер государства по «национализации-приватизации» с Коломойским?

Вторая состоит в том, что сегодня «новая власть» не знает как ей выкрутиться в сложившей ситуации с Приватбанком. С одной стороны, проведённая с откровенными нарушениями из-за поспешности НБУ и Минфина и несовершенства нормативно-законодательной базы частного финансового учреждения национализация, приведшая к необходимости его докапитализации государством ОВГЗ на 155 млрд. гривен. А с другой стороны, постоянно увеличивающееся количество выигранных Коломойским и другими акционерами и вкладчиками судов по возврату активов Приватбанка. Поэтому вариантом разрешения проблемы с ним может стать кулуарная договоренность о бартере между властью и Коломойским с Боголюбовым, как основными акционерами финучреждения. Государство наряду с Ощадом и Укргазбанком выставляет Приватбанк на приватизацию, «организует» победу в нём структур названных лиц, а затем по бартеру осуществляет взаиморасчёт по оплате. На возможность реализации такого варианта ещё в середине мая текущего года намекнула советник Зеленского по вопросам банковской деятельности Виктория Страховая.

В качестве оплаты за выставленные на приватизацию пакеты акций Приватбанка Минфин (а может Фонд госимущества — ???) спишет кредиты компаний Коломойского и Боголюбова, из-за связанности которых, по утверждениям НБУ, финучреждение было национализировано. Цена вопроса достигает двух миллиардов долларов. Правда для этого необходимо будет доработать нормативно-законодательную базу. Однако власть может попытаться реализовать этот вариант и по облегчённому пути – через заключение Мирового соглашения, предусмотренного Хозяйственным кодексом. Но подобные игры с таким ассом финансовых и юридических махинаций, как Коломойский, чреваты новыми проблемами уже в ближайшем будущем.

История приватизации и банкротств банковских госактивов как источник коррупционного обогащения

Однако возвратимся к общим вопросам намерений команды Зеленского выставить госбанки на первоочередную приватизацию. А именно: по какой цене власть может выставить большие или меньшие пакеты акций Укргазбанка, Ощадбанка и Приватбанка? Тут не надо быть специалистом в области расчётов финансовых активов и пассивов, чтобы понять: цена акций с учётом проблемных кредитов будет существенно ниже номинальной. Об этом свидетельствует вся история приватизации госбанков с 1992 года. Подробно хронологическую последовательность и механизмы размывания государственных пакетов акций Проминвестбанка, Укрсоцбанка, «Украины», «Автокразбанка» и «Надра» автор проанализировал в своей статье «Власть отрабатывает схему олигархического дерибана «Ощадбанка» и Укрэксимбанка».

Но кто-то может возразить: главное, что покупатель внесёт через эмиссию или конкурс живые деньги, необходимые для дальнейшего развития финучреждений, и возьмёт на себя вместе с государством ответственность за их старые проблемные кредиты. Однако опыт экономического кризиса 2008-2009 годов свидетельствует о противоположном – власть путём рекапитализации вынуждена была спасать и государственные и частные банки. А если вспомнить, как собственники «Укрпромбанка», «Родовидбанка», банка «Киев» и некоторых других из-за отсутствия надлежащего контроля со стороны НБУ поступили с рефинансированием, то можно понять, что государство помогало явно не гражданам.

Аналогичная ситуация, но с противоположным знаком произошла и в 2015-2018 годах, в период руководства Национальным банком Валерии Гонтаревой. Как известно, под предлогом очищения финансовой системы Украины от 95 якобы «помоечных банков» ( по утверждениям специалистов их было порядка 15-ти), которые использовались для отмывания и обналички криминальных денег, руководство НБУ помогло их владельцам не только не возвращать огромные суммы рефинанса, выданные в феврале-июне 2014 года при Кубиве, но и бросить на колоссальные деньги целую армию клиентов и рядовых вкладчиков. По подсчетам независимых экспертов, потери бизнеса и граждан (в том числе с учетом обесценивания вкладов) составили около 550 млрд грн. Из них, по информации НБУ, примерно 370 млрд. гривен потеряли юридические лица.

Сколько еще потеряли оставшиеся в живых банки из-за тотального снижения доверия к банковской системе, подсчитать не представляется возможным. Зато объемы потерь из-за махинаций Фонда гарантирования вкладов с активами разорившихся банков при их продаже можно себе представить.

«Два года назад НАБУ уже начинало расследование этого вопроса на основании рапорта прокурора ГПУ Владислава Куценко. – отмечает в своей статье журналист издания «Власть денег» Татьяна Семёнова, — Тогда на своей странице в «Фейсбуке» он сообщил, что в рапорте поднял вопрос о махинациях с активами ликвидируемых банков на сумму около 315,6 млрд гривен и о возможной причастности к таким махинациям в том числе и тогдашнего главы НБУ. Прокурор пояснил, что речь идет об искусственном занижении стоимости активов 68 ликвидируемых банков с 415 до 99,4 млрд. гривен с целью продажи таких активов за бесценок подконтрольным субъектам, что в свою очередь привело к «плачевным последствиям для экономики и к массовым невыплатам долгов вкладчикам таких банков». Центральная власть вынуждена была дофинансировать недостающие для выплат Фондом гарантирования вкладов физических лиц из Госбюджета.

Эту статистику автор привёл для того, чтобы было понятно: и в 1993-1996 годах («Градобанк», «Проминвестбанк», «Укрсоцбанк», «Аавтокразбанк», «Надра»), и в 1999-2001 годах (банк «Украина»), и в 2008-2009 годах, и в 2014-2018 годах власть в лице НБУ, правительства и Фонда гарантирования вкладов физических лиц действовала в интересах высокопоставленных чиновников и олигархического капитала, и решала проблемы своего коррупционного обогащения за счёт средств рядовых граждан, денег малого и среднего бизнеса.

Почему власть не привлекла к ответственности ни одного из собственников обанкроченных банков

Наглядным подтверждением этого утверждения автора является тот факт, что до настоящего времени никто из собственников украинских банков не привлечён к уголовной ответственности и не посажен по решению суда в тюрьму за доведение их до банкротства.

Ради истины надо сказать, что до начала 2015 года в законодательстве Украины вообще отсутствовал специальный правовой механизм привлечения к ответственности собственников или руководителей банков за их деятельность, результатом которой стала неплатежеспособность их банков.

Изменить ситуацию был призван Закон Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины относительно ответственности связанных с банком лиц», вступивший в силу 8 марта 2015 года. Именно этим документом были внесены важнейшие изменения в части определения перечня связанных с банком лиц, ужесточения требований к прозрачности структуры собственности банков, а также финансового состояния и деловой репутации их собственников. Согласно закону №2085 умышленное доведение банка до неплатежеспособности будет караться ограничением свободы на срок от 1 до 5 лет или лишением свободы на тот же срок вместе со штрафом в размере 85-170 тыс. гривен.

Одним из ключевых изменений, предусмотренных этим Законом, стало введение уголовной ответственности за доведение банка до неплатежеспособности. В частности, данным Законом в Уголовный кодекс Украины была добавлена новая статья 218-1 «Доведение банка до неплатежеспособности». Указанная статья предусматривает ответственность любого связанного с банком лица (конечных бенефициаров, контролеров, владельцев существенного участия в банке (10% и больше), руководства, аффилированных и ассоциированных лиц) за умышленные действия в личных интересах или интересах третьих лиц, которые привели банк к неплатежеспособности и нанесли большой материальный ущерб государству или кредиторам банка.

По данным Фонда гарантирования вкладов физических лиц, по состоянию на сегодняшний день правоохранительными органами Украины открыто более 300 уголовных производств в отношении собственников и руководителей банков с общей суммой заявленных убытков свыше 180 млрд гривен.

Несмотря на такое количество уголовных производств, до настоящего времени указанные изменения в части введения уголовной ответственности за неплатежеспособность банка остаются только декларативными, поскольку еще ни один собственник или руководитель банка не осужден по статье 218-1 УК Украины.

Причины данной ситуации детально проанализировал в своём материале старший партнёр юридической компании «Gryphon group» Игорь Линник. По его словам, с одной стороны, «зачастую, владельцами и руководителями банков являются лица, приближенные к той или иной бизнес группе, тесно связанной с определенным политическим окружением или отдельными политиками и должностными лицами государства. При этом именно собственник банка может выступать таким политическим (публичным) деятелем и под прикрытием своего статуса (например, депутатской неприкосновенности) осуществлять давление на правоохранительные органы и затягивать процесс расследования…

С другой стороны, действия правоохранительных органов по досудебному расследованию фактов доведения банка до неплатежеспособности носят бессистемный характер… На сегодня уровень профессионализма следователей в правоохранительных органах Украины остается на достаточно низком уровне, а само расследование проводиться однобоко, с выявлением только тех лиц, которые выступали исполнителями незаконных действий собственников и/или руководителей банка и без реального возврата активов, полученных незаконным путем.

Вдобавок к этому, следует отметить, что на расследование фактов доведения банков до неплатежеспособности и привлечение к уголовной ответственности их собственников и/или руководителей влияет не только профессионализм и оперативность сотрудников правоохранительных органов, но и наличие обстоятельств, которые прямо препятствуют объективному расследованию (например, политическая воля или коррупционная составляющая)».

Унаследует ли команда ЗЕ старые традиции «кормления» на банковских госактивах?

Кто-то может возразить – власть то новая, она не допустит такого как было раньше. И если в ближайшем будущем разразится мировой экономический кризис команда Зеленского не позволит, чтобы проблемы поспехом приватизированных Укргазбанка, Ощадбанка и Приватбанка снова решались за счёт рядовых вкладчиков и клиентов в интересах уже не только государства, но и их частных совладельцев. Но разве настоящие «кукловоды»-олигархи куда-то делись, разве во главе Нацбанка, Минфина и ФГВФЛ не их прежние кадры – Яков Смолий, Екатерина Рожкова, Оксана Макарова и Светлана Рекрут (была заместителем Константина Ворушилина до его отставки 18 июля)? Разве Алексей Гончарук, которого Коломойский, по утверждениям СМИ, продвигает в премьер-министры, — не воспитанник Степана Кубива?

Да и, как известно, в Украине олигархи «на поток» отработали «приватизацию менеджмента» госпредприятий, с помощью которого они успешно выдаивают вроде бы не принадлежащие им активы. Классический пример — «Укрнафта», в которой Игорь Валентинович, владея с 2003 года 42% акций, при 51% пакете акций у государства, смог назначить своё руководство компании и успешно выдаивать её 15 лет. На начало 2019 года «Укрнафта» должна государству порядка 16,4 млрд гривен. С пеней и штрафами набегает уже больше 30 млрд. Компания числится в списке крупнейших в стране должников перед бюджетом – на ее долю приходится 16% всего совокупного долга. При всём этом Коломойский, как следует из его заявления в марте 2015 года на Специальной контрольной комиссии по вопросам приватизации Верховной Рады, ежемесячно платил $5 млн (всего — $110 млн) взятки по требованию тогдашнего президента Кучмы и его зятя Пинчука за предоставленное ему право управлять Укрнафтой.

Но возвращаясь к проанансированной Гончаруком первоочередной приватизации госбанков позволим себе утверждать, что продажа даже 20% акций «Укргазбанка» и «Ощадбанка» позволит новым совладельцам этих финучреждений по сложившейся традиции назначить свой менеджмент и, соответственно, подоить их в своих шкурных интересах. И не надо обольщаться, что первые 20%-е пакеты акций власть намерена якобы продать соответственно Международной финансовой корпорации (МФК) и Европейскому банку реконструкции и развития (ЕБРР).

Это только слова, так как, во-первых, названные авторитетные институции по украинскому законодательству не имеют никаких преференций и льгот для приобретения приватизируемых активов. Во-вторых, даже если новая власть всё же сумеет вопреки сопротивлению отечественных олигархов сплавить их МФК и ЕБРР, то у последних они задержатся не долго, они быстро перепродадут их каким-либо ведущим западным банкам или транснациональным финансовым компаниям. Ведь именно в интересах последних Валерия Гонтарева расчистила финансовую систему Украины, обанкротив 95 отечественных банков. Без контроля над ней невозможно установить полное внешне управление над Украиной.

Потенциальная роль госбанков в открытие рынка земли в Украине

В случае возникновения зимой-летом 2020 года мирового экономического кризиса наличие весомого государственного банковского сектора будет являться стабилизирующим фактором финансовой системы страны. При всех недостатках работы Ощадбанка, Укргазбанка, Укрэксимбанка и Приватбанка население доверяет им больше, чем «частным» финансовым учреждениям, которые были окончательно дискредитированы банкопадом 2014-2018 годов. Да и для новой власти целесообразнее помогать и докапитализировать их, зная, что выделяемые государством средства идут не на помощь (обогащение) частным совладельцам, то есть не на завуалированные коррупционные действия по лекалам своих предшественников, в которых команда Зеленского будет моментально обвинена не только политическими оппонентами, но и украинской общественностью.

Кроме того, госбанки могут стать опорным финансовым инструментом для открытия с 2020 года рынка земли, о чём так много говорят в последнее время и Президент, и его экономические советники. Ведь кроме существенной доработки нормативно- законодательной базы, необходим и специализированный государственный Земельный банк, который бы кредитовал и осуществлял другие трансакции с землёй (по крайней мере в ряде стран таковой имеется).

Так как создавать его «с нуля» дело не простое, да и не быстрое, рациональнее использовать для этого имеющие госбанки, по крайней мере в первые годы открытия рынка земли. Но даже минимальное присутствие в их акционерном капитале частных лиц будет основанием (неважно: обоснованным или конъюнктурно надуманным) для обвинения команды Президента в коррупции и дискредитации земельной реформы в целом.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook

Сообщение Почему сегодня преступно возобновлять большую приватизацию с госбанков появились сначала на ХВИЛЯ.

Источник