Как красивые разговоры о Томосе приводят к проблемам

01.12.2018 16:19
Как красивые разговоры о Томосе приводят к проблемам

В Фанаре закончился Священный Синод Вселенского Патриархата Константинополя, на котором в очередной раз поднимался украинский вопрос. Учитывая, что страна де-факто живёт в режиме предвыборной кампании, а Пётр Порошенко активно использует тему «Томоса» в своей агитации, собрание иерархов (последнее в 2018 году) стало одной из ключевых тем прошедшей недели, частично затмив собой даже развитие кризиса вокруг нападения на украинские катера. Озвученные результаты, несмотря на победные заявления журналистов и, даже, самого президента, увы, скорее свидетельствуют о серьёзных проблемах на пути создания украинской поместной церкви. Дело тут не в Варфломее Первом, не в Эрдогане, даже не в Путине с РПЦ — корень проблемы внутри самой Украины. Разбираемся!

Повторяем «матчасть»

Для начала расставим точки над «і», разобравшись с терминологией и логикой событий.

Томос, с ударением на первом слоге — это патриаршее послание пастве и иерархам по наиболее важным церковным вопросам. Среди которых может быть вопрос предоставления независимости части церкви. Извините за тавтологию, но Константинопольский патриархат может даровать независимость части приходов (епархий, митрополий и т.д.) Константинопольского патриархата. Невозможно даровать независимость тому, что не есть зависимым от тебя, что не является частью твоей организации.

Слово Томас (с ударением на букве А) — не имеет к церкви никакого отношения. Это — имя кота из знаменитого диснеевского мультика. Теоретически, ТомАс нам тоже могут даровать. Но это могут сделать создатели мульта «Том и Джерри», заявив что кот привезён из Украины.

Поэтому говорить «нам даруют Томос», «Томос для нас уже написан», является полной глупостью — послание может быть написано, но важен не факт наличия, а суть. В Томосе, по большому счёту могут быть слова «Денег нет, но вы держитесь». В «Томосе о даровании автокефалии» описываются конкретные вещи. В частности:

Логика решения украинского вопроса

В нашем случае с просьбой предоставить автокефалию обратились представители сразу трёх церковных организаций: УПЦ КП, УАПЦ, несколько епископов УПЦ МП. Но, читай выше, автокефалия даётся, во-первых, части своей церкви, во-вторых, одной части, с единой административной структурой. Не может быть в государстве Украина двух Киевских городских администраций, так же не может быть в единой церкви двух, например Киевских епархий. Поэтому в нашем случае, с точки зрения Варфоломея необходимо было решить 3 вопроса:

Первые три пункта можно решать параллельно. Что, в принципе, и делали, с одной стороны Варфоломей, с другой украинские светские власти. В конце концов, идея национальной автономии Крымских татар вполне может быть тем, что мы даём взамен на возможность получить самостоятельную церковь. Логику я описывал в тексте «Три преграды на пути к автокефалии» в мае 2018.

Хочу отдельно подчеркнуть, что процесс начался задолго до обращения президента Порошенко и появления бордов «Армія, Мова, Віра». Ещё в 2015 году Вселенский патриархат прислал посредников на переговоры УАПЦ и УПЦ КП. Результатом стало подписание бумаги о намерении создать единую церковь и даже была названа дата Собора — сентябрь того же года. Сейчас заканчивается 2018 — за три года Собора так и не было. Причина в том, что как только посредники покинули территорию Украины, наши церковные иерархи разругались друг с другом и продемонстрировали что они хозяева своего слова: если хотят, то дают, захотят — заберут назад. Договор есть, выполнения нет.

В 2018 согласие Эрдогана было, желание Варфоломея тоже. Оставалась проблема в договороспособности наших иерархов, но тут была надежда на административный ресурс — о запуске процесса просили президент страны и парламент. Но у лидеров наших церквей, скорее всего, было иное мнение — если их вопрос так важен, значит на Фанаре могут «немного пододвинуть свои нормы» — ведь в Украине, если ты очень хочешь, закон легко пододвигается. Поэтому местные лидеры православия посчитали, что ухватили Бога за бороду и начали гнуть свою линию, сражаясь не за появление церкви а за места и влияние в будущей церковной иерархии, полагая, что сам процесс создания пройдёт как-то сам собой.

Эти тревожные процессы я описывал в тексте «Варфоломей и главное препятствие на пути к украинской поместной церкви«.

Если посмотреть на изменения риторики, например, УПЦ КП, то видим изменения тезисов.

УАПЦ тоже не лыком шита и добавляет своих вводных. Чего стоит, например, попытки в 2015 (да и сейчас) нивелировать разницу масштабов церквей, ограничив число иерархов, имеющих право голоса в объединительных процессах.

Будь проклят тот день, когда я сел за баранку этого пылесоса

Если бы Варфоломей смотрел комедию Гайдая, думаю, он не раз бы вспомнил вынесенную в подзаголовок фразу водителя грузовика. Процесс запущен, нужна работа в Украине, но на местах идёт «буйство украинской демократии», а в Стамбуле не понимают того, что происходит. Вселенский патриархат уже пошёл по этому пути и свернуть без рисков для собственных позиций в православном мире не может. Если «даст заднего» — окончательно потеряет не только возможность претендовать на влияние (пользуясь формальным старшинством в диптихе), но и начнёт терять приходы. В результате терпению Варфоломея приходит конец и он решает стимулировать процесс — появляется решение Синода от 7 сентября 2018 года. Которым:

После данного документа Россия уже потеряла украинские приходы. Формально они провозглашаются «константинопольскими» и процесс перехода становится лёгким как никогда. Но, и тут ключевой момент, Синод Вселенского патриархата категорически не признаёт церковной структуры ни УПЦ КП, ни УАПЦ. То есть много приходов, есть священники, епископы, но нет местных «синодов», нет епархий, нет, просто не существует (с точки зрения канонов) ни Киевского патриархата, ни автокефальной церкви. Филарет и Макарий просто священники, епископы, не имеющие никакой церковно-административной власти.

Последствия такого решения я писал в тексте «Патриарх Варфоломей всех обхитрил: какие последствия несет Украине решение Синода«:

Это значит, что процесс создания поместной церкви в Украине будет завершён. Варфоломей хочет его завершить ещё при своей жизни. То есть он будет давить и принимать достаточно резкие (по церковным меркам) решения. Вот на этом начинается самое весёлое и занимательное — общение Экзархов Константинопольского престола с нашими церковными иерархами, преисполненными чувства собственной значимости…

По идее нашим церковным лидером можно было бы понять намёк, умерить гордыню и начать договариваться. К их чести надо отметить, что они попытались:

Но праздник адекватности продолжался недолго. Консультации по уставу закончились тем, что УАПЦ сформулировала свои предложения, которые категорически не удовлетворяют УПЦ КП. В ответ подчинённые Филарета заявили, что они уже «написали устав» для новой церкви. Нет проекта устава — нет Собора — это очевидно. Но политическая кампания идёт, говорить что «у нас не получилось договориться» опасно как для самих руководителей Церквей, так и для Петра Порошенко. Поэтому все с умным и загадочным видом утверждают, что «вот-вот» будет названа дата и пройдёт собор.

Логика прошедшего синода: Варфоломей в бешенстве

У Варфоломея, похоже окончательно начинают сдавать нервы. И на Священный Синод, который завершился 28.11.2018 в качестве «гостей» не приглашают представителей украинских церквей, просивших о «томосе». Это при том, что с наших иерархов сняты анафемы и они восстановлены в сане, признаны священниками Вселенской церкви. Едет только представитель от президента Порошенко. Украинский вопрос поднимается и должен демонстрировать продолжение процессов. Очевидно, что на берегах Днепра не договорились и придётся Фанару брать инициативу в свои руки. Вариантов действий было несколько. Я их перечислил в Фейсбуке за пару часов до официального оглашения результатов:

В результате имеем то, что имеем. Решение уже есть на ФБ странице Вселенского патриархата. Украине в пресс-релизе посвящён один абзац:

«c. Finally, in the context of the Ecumenical Patriarchate’s previously-made decision to grant autocephaly to the Church of Ukraine, and in anticipation of the issuance of the Patriarchal and Synodal Tomos, the Holy and Sacred Synod drafted the Ukrainian Church’s Constitutional Charter.»

Примерный перевод

«С. И, наконец, в контексте решения Вселенский Патриархата о даровании автокефалии Церкви Украины и в ожидании выпуска Патриаршего и Синодального Томоса, Священный Синод составил Конституционную Хартию Украинской Церкви».

Оглашение результатов заслуживает отдельного описания. К журналистам не вышел НИ один из членов Синода. Просто через боковые двери забежал пресс-секретарь, который раздал распечатанные листочки информации и, не давая никаких комментариев, быстро ретировался. Вся процедура заняла менее минуты.

Это сигнал, причём очень резкий. Поэтому, думаю, что Варфоломей не просто зол — он разъярён. В отсутствии хоть каких-то подвижек в Фанаре решили остановить бодание наших иерархов просто спустив сверху рамки устава церкви. Все возражения будут натыкаться на железный аргумент: есть ваши хотелки, правила по которым вы жили без канонического общения с другими православными, а есть канонические правила нашей Вселенской церкви, которым скоро исполнится 2 тысячи лет.

Дата Собора тоже будет спущена сверху. Это признал и Пётр Порошенко, говоря о результатах Синода как о глобальной «перемоге». В реальности то, что дату намерены утверждать без предварительного согласования в Украине, означает, что с диалогом наших церковных «вождей» дела совсем плохи.

Есть надежда, что такой жёсткий подход сработает и церковные «лидеры» не перегрызутся уже на Соборе. Если же такая досадная неприятность случиться, то у Варфоломея есть «план Б».

Формально наивысшими административными правами в церковной структуре в Украине сегодня наделены два присланных экзарха. В худшем случае они пойдут путём создания экзархата. Который, пока не «успокоится кипение обиженных» побудет в лоне материнской церкви. А чуть позже получит самостоятельность. В таком формате, естественно, возможно резкое непонимание и даже возмущение как со стороны Филарета, так и со стороны Макария (включая ближайшее окружение обоих иерархов). Но, в отличие от норм «демократической Украины», нормы православной церкви намного строже. Если будут слишком сильно возмущаться, поедут в самый глухой монастырь на благословенной Горе Афон. Как никак они формально священники Константинопольского патриархата, должны будут подчиниться. Иначе, вторую анафему (если уж до этого дойдёт), снимать будет некому.

В любом случае, Томос об автокефалии рано или поздно будет. Будет ли он «рано» зависит исключительно от уровня амбиций наших, украинских, церковных иерархов.

Смущает одно — тем, чтобы процесс завершился нормально больше всего озабочен Варфоломей — грек по национальности с турецким паспортом в кармане. Он возится, ищет подходы, пока украинские церковники делят должности и влияние в пока ещё не существующей церкви.

В конце концов, если не получится с созданием церкви — будет экзархат или митрополия в составе Константинопольского патриархата, созданная самими греками. Возможно, не самое худшее решение, поскольку это, с одной стороны, более простой способ для приходов «уходить от РПЦ», с другой это «умножает на 0» все амбиции наших церковных вождей. В таком состоянии церковь может существовать сколь угодно долго. Но, если уж пойдёт такое развитие событий, срок, скорее всего не превысил пары десятков лет. Моисею с евреями хватило сорока лет.

Президент и «перемога» — ловушка собственной кампании

На этом месте мне сейчас возразят — ведь было выступление президента, где он сказал, что «Томос-Наш» и всё идёт чудесно. Не может же президент врать. Прекрасно. Давайте это разберём. Решение о предоставлении автокефалии есть и оно не раз уже озвучивалось. В конце концов, оно подтверждено и решением данного Синода.

Скорее всего, есть и черновик, базовый текст. Но говорить о том, что финальный документ подписан хммм… Как можно подписать ОФИЦИАЛЬНЫЙ и, с точки зрения церкви, ключевой документ, если ты не знаешь адресата, не знаешь даже названия церкви, не знаешь её структуры (а от этого много зависит)?!

Второй аспект — если бы не текст, а именно подписанный документ был — о его наличии бы сообщили сами спикеры Вселенского патриархата. Иначе получается забавная ситуация: Президент Украины говорит о наличии некого документа, который должна выдать структура, не подчиняющаяся ему, зарегистрированная в Турции, члены которой не являются гражданами Украины. При этом сама структура о документе как о пройденном этапе не обмолвилась ни единым словом.

У меня создаётся впечатление, что мы повторяем историю с заявлениями о безвизе. Помните сколько раз Пётр Алексеевич называл конкретные даты, конкретные дедлайны. И он не врал — он был уверен, что так и будет. Почему? Потому что партнёры ОЧЕНЬ хотели этого и готовы были предоставить, сделали со своей стороны всё возможное. Осталась малость — чтобы те, кто просил чуть-чуть поработали дома, сделали свой шаг на встречу. Но вместо шага украинские партнёры топтались на месте и кричали «Перемога». Это как коту, который просится в снег на улицу открыть дверь. Ты дверь открыл и ожидаешь, что котик выскочит. Но животное стало на пороге и начинает орать. Выбора три: ждать, закрыть дверь либо помочь котику принять решение хорошим пинком под хвост.

В случае с автокефалией то же самое — есть принципиальное решение. Есть одобрение светских властей Турции, Варфоломей (а не наши дипломаты и церковные лидеры) провёл переговоры с большим числом поместных церквей, заручился поддержкой ряда светских лидеров (а вот тут привет украинскому МИД и Администрации Президента).

А что Украина? Мы увидели открытые двери и началось. Одни, как коты, по весне громко кричат о перемоге, другие просто толкаются и дерутся за право первым пройти. Но никто не делает реального шага вперёд.

Последний кейс как нельзя лучше можно продемонстрировать словами журналистов. Вначале был подогрев публики сообщениями «ну вот сейчас». В результате, даже на фоне нескольких более масштабных событий, сразу несколько каналов вели прямую трансляцию из Фанара. Получив документ журналисты, даже не поняв в чём суть, начали поздравлять украинцев в эфире. Наиболее эпично это выглядело из уст журналистки «Прямого». «Я можу сказати, що офіційне рішення від Вселенського Патріархату ми вже маємо! Цей документ ми щойно побачили, з їм треба розбиратися, але я можу сказати, що тут дійсно написано, що нам надається автокефалія, нам надається Томос, і надається проект головного документу — статуту для майбутньої української церкви… Я не до кінця усвідомлюю подію, яка відбувалася, але я вітаю вас і я вважаю, що це — саме те рішення на яке ми чекали. Вітаю! Можемо радіти, сподіваюся що так!»

А теперь я осмелюсь ещё раз привести цитату из пресс-релиза. Сравнивайте: «c. Finally, in the context of the Ecumenical Patriarchate’s previously-made decision to grant autocephaly to the Church of Ukraine, and in anticipation of the issuance of the Patriarchal and Synodal Tomos, the Holy and Sacred Synod drafted the Ukrainian Church’s Constitutional Charter.»

Президент попал в ловушку медиа, которые его поддерживают. Решение — явно не то, когда можно устраивать праздничные карнавалы. Но сказать что СМИ, которые станут основой твоей предвыборной кампании не разбираются в ситуации и дела не слишком хороши — рубить сук, на котором сидишь. Поэтому было победное выступление Гаранта с целью показать обывателю победную поступь украинского православия.

А теперь представим ситуацию, что наши товарищи так и не договорились… И Варфоломей делает, например, заявление, что финального текста Томоса о даровании автокефалии нет. Будем иметь противоречащие друг другу тезисы о развитии православия из Киева и Стамбула. Кому в таком случае поверят: руководителю Украины или руководителю древнейшей и первой по старшинству православной церкви мира?

Не знаю, чем руководствуется президент, но на мой скромный взгляд, надо как минимум сделать хорошую выволочку пиарщикам Гаранта. Они наступают на старые грабли с безвизом и крупно подставляют своего шефа. Ведь после таких заявлений любые задержки с «томосом» будут играть против Порошенко. А получение долгожданного результата не даст того эффекта, который был бы возможен при честной коммуникации.

Как могла выглядеть честная коммуникация? Например: учитывая сложный этап развития православия в нашей стране ключевым вопросом является доверие. Доверие между верующими, доверие между иерархами, доверие и согласие в обществе. Увы, но этот процесс не такой лёгкий. Решение Синода открыло последние двери на пути к созданию поместной церкви, дав основу, на которой могут прийти к согласию наши церковные лидеры. Мяч на нашей стороне. Нас ждут, и мы должны сделать шаг. Я не являюсь лидером церкви, но как прихожанин, как человек, которому не безразлична судьба других верующих сделаю всё возможное для создания атмосферы доверия и согласия в этом вопросе. Именно так мы придём к нашей цели».

P.S. А об уровне нашего восприятия и наших СМИ можно судить по простой информации. Вчера украинская пресса заявила, что «Вселенский патриархат ликвидировал архиепископство РПЦ в Западной Европе, отменив Томос 1999 года»… Уники даже не поискали в интернете сам документ и, тем более, не пытались перевести его. Речь идёт о ликвидации структуры Православных российских церквей в Западной Европе. Это структура Вселенского патриархата и имеет даже другую аббревиатуру ПРЦЗЕ.…

Архиепископство ликвидируется чтобы приблизить парафии к Фарнару и подготовится к перестройке организационной структуры (в том числе с прицелом на попытки откусить пару приходов от РПЦЗ.

Но нашим писакам всё равно — ведь громкий заголовок «рулит» и позволяет сказать об очередной победе над агрессором. То, что при этом они сами выглядят смешно и позволяют смеяться над страной никого уже не интересует.

________________________

Текст понравился? Благодарности принимаются переводом переводом адекватной (на ваш взгляд) суммы на карту ПриватБанка 5168 7422 0332 9507

Источник