Игры разума

13.06.2018 19:52
Игры разума

Эта история произошла на днях. Мне было необходимо создать компьютерную программу, которая оперировала огромными кусками данных и показывала цифру результата этой операции. А надо сказать, что в языке программирования Java имеются два типа для сохранения простых чисел: int, максимальное значение которого достигает 231-1 или 2,147,483,647, и long — соответственно 263 или 9,223,372,036,854,775,807. Что происходит, если в них вдавить больше того, которое они в состоянии вместить? Их значение меняется на отрицательное.

И вот, значит, я написал программу, проверяю — все работает. Но только, если не влезать в астрономические числа, чего требовали условия задачи. А вот с ними беда — после долгого прогона программы результат неизбежно оказывался отрицательным. То ли мой алгоритм был ошибочный и находил больше составляющих, чем имелось всего целого, то ли у меня где-то использовался мелкий int вместо длинного long. Но я то не дурак, я то знаю, что изначально ожидая очень большие числа, я собирал результаты в long. И в течении трех дней, многократно пересматривая ущербный код, который постепенно сводил меня с ума, я не мог найти проблему. Все выглядело верно, а результат для больших чисел оставался отрицательным. В конце концов срок задания вышел и мне пришлось признать своё поражение.

Через ещё три дня, мучимый неразрешенностью проблемы, я пересмотрел свой код свежим глазом. Все казалось ок. Тогда я решил сравнить все версии кода. И только тогда обнаружил, что переменная, в которую сводился результат, на самом деле всегда, с самого начала, была int, и просто не могла вместить весь результат. Ааааа!

Но как же так? Ведь я же три дня читал и перечитывал код, и своими глазами видел, что там стоял long. Но история проекта упрямо демонстрировала, что нет, мои глаза и мозг меня обманывали. Я был настолько убеждён в том, что изначально поставил нужный размер переменной, что видел не то, что написано, а что уже было отложено в моей голове.

Представляете? Я — человек знающий о работе мозга, психологии, биологии, социологии, программировании, о том, как мы часто принимаем желаемое за действительное, тем не менее оказался в ситуации, когда картинка в моём мозгу перебивала картину реальности, заставляя искать корни проблемы не в фундаментальным несоответствии инструментария задаче, а в концепции самого алгоритма. Другими словами, сомневаться в себе и целом мире, вместо того, чтобы просто перепроверить настройку механизма.

Причём, никакой выгоды или удовлетворения я от этого явно не получал. Скорее, наоборот, меня это угнетало, но выйти из этого состояния оказалось невозможным. Я был уверен в собственной несостоятельности, но не сомневался в собственной уверенности в этом. И был поделом наказан.

Что интересно, если бы мне кто-то другой обратился с этой проблемой, я бы моментально и уверенностью указал на ошибку, настолько она очевидна. Но и когда обращался к коллегам, они готовно принимали на веру мою ошибочную интерпретацию, настолько убеждённо я им вещал.

Это меня и побудило написать этот текст, потому что он прекрасно иллюстрирует проблему разницы между реальностью и её восприятием, причем на совершенно бессознательном уровне.

Ни один из нас не имеет иммунитета к подобным искажениям реальности. Если мы в чём-то очень убеждены, наш мозг услужливо выведет всё, что нам угодно, из чего-угодно. Поэтому и мемы, и фейки так легко разлетаются, если они согласуются с укоренившимися представлениями, зато переубедить их распространителей практически невозможно. Для этого требуется изменить уже сложившуюся в голове картинку, что гораздо сложнее, чем убедить теоретического физика в ошибочности теории струн. Учёный всегда готов выслушать опровергающий его аргумент. А картинка в голове — это не предмет логики или доказательства, она просто есть и без усилий самого человека её не изменишь. То есть человек должен сам захотеть изменить то, что для него является незыблемой данностью и истиной. Нужно ли говорить о том, насколько это нереально?

Поэтому, когда мы говорил об изменении не просто законов или правил игры, а самого менталитета общества, нам необходимо учитывать, что у каждого его члена в голове имеется набор устоявшихся картинок, аксиом, которые нормальный человек, в отличие от меня ненормального, не станет подвергать сомнению вне экстремальной ситуации. А когда ситуация экстремальная, то это уже, обычно, не играет значения. Поздно пить боржоми, когда лёгкие отваливаются.

Истинное знание обязано выдерживать любую критику. Иначе оно просто утверждение без подтверждения. И, статистически говоря, скорее всего ложное. Понятно, что строя своё мировоззрение на ложных посылках, вы получите неверное представление о мире, что, в свою очередь, приведет к принятию ошибочных и недостаточно полных решений. В украинском контексте это и религия Будапештского меморандума, который до сих пор видится как некое обязательства Запада иди войной на супостата за Украину, и взятые с потолка аксиомы «без языка (церкви, единства, футбольной сборной) не бывает державы (нации)», и критика без предложения альтернатив, и притянутые за уши сравнения с другими странами или эпохами ( Сингапур, советская тяжелая индустрия с Семашко, огнестрел в Техасе, Черчилль, будь он неладен), и т.д., и т.п.. В любой стране, в любом обществе есть подобные фишки, но не все они стоят перед экзистенциальным выбором. Америка может позволить себе избрать такого, скажем так, интересного чувака как Трамп в президенты и посмотреть, что из этого выйдет. И в Украине своих Трампов хватает, судя по многим, скажем так, интересным решениям, но запаса прочности может и не хватить.

Последнее время, особенно после американских выборов 2016 года, стало популярным предаваться измышлениям о том, как собирав данные на пользователей социальных сетей, возможно их направить в нужном для себя направлении посредством манипуляции информации. Аж слушанья открывали и книжки писали, не говоря уже о пережевыванию темы в самих социальных сетях до бесконечности.

Но… Такой подход игнорирует ту самую картинку в голове, которую не выбивают самые обоснованные аргументы. Уж сколько раз мне отвечали, да, приходится согласится с твоими аргументами и выводами, но, тем не менее, я предпочитаю оставаться при своём, каким бы он ни было ошибочным, мнении. Поэтому заставить людей что-то изменить в себе, иными словами, что-то сделать вне контекста общества и культуры, практически невозможно. Хотя вполне возможно дать им повод ничего не делать. Как в уже упомянутом классическом случае президентских выборов в США 4 года назад. Проблема там была не в том, что информационная активность различных политических акторов убедила большинство американцев голосовать за Дональда Трампа, а в том, что поднятый информационный шум дал повод 46% американцем не голосовать вообще. Вот убедить людей вообще ничего не делать — это, как раз, довольно просто.

Как восприятие войны. Когда общество не связанно напрямую с военными действиями, оно не терпит лишений, как во Время мировых войн, даже на бытовом уровне, не платит специального военного налога, и не находится по постоянным информационным барражем СМИ, как было в США во время Вьетнамской войны, то война превращается в абстракцию, картинку в голове, которую диванные генералы расширяют в сетях, обычно требуя больше насилия. Истоки проблем не ищутся, не анализируются, не полемизируются, а идет простой процесс обмена картинками, причем на самом высоком уровне, в котором ничего не решается и который может продолжаться бесконечно. По этой причине Америка не может вылезти из Ирака и Афганистана, а конфликт на Донбассе похоже перешёл в перманентный.

Как сказал мудрый Феликс Кривин, и я не устаю это повторять, «не так страшны войны за свои убеждения, как войны за свои заблуждения.» Потому что у них нет достижимых целей, так как моя картинка в голове лучше, чем твоя, ещё не решение действительных проблем.

А как узнать, если наши убеждения не заблуждения? Нужна критика, нужна оппозиция, нужна конкуренция. В политике, обществе, культуре, бизнесе, везде. Я понимаю, что все другие люди дураки, предатели, лентяи и воры, а сам я невероятно пушистый и благородный, с самыми верными идеями, и мне их мнение нафиг не нужно, это они должны делать, как я скажу. Но вдруг я в чём-то ошибаюсь? И поправить меня некому. Нет ничего страшнее человека, убеждённого в своей абсолютной правоте.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

Источник