Звездная болезнь команды Зеленского ведёт нас к национальной катастрофе

20.10.2019 0:29

В новой беседе Юрия Романенко с политологом Петром Охотиным показано, почему звездная болезнь команды Зеленского ведёт нас к национальной катастрофе, как Коломойский превратился в ключевую токсичную мину для нового президента и многие другие актуальные темы.

Видео беседы и стенограмма ниже.

Добрый день, дороги телерадиослушатели, подписчики, сёрферы, бездельники. У нас в гостях Пётр Охотин. И начнём, как говорится, сразу в омут с головой нырнём.

Я тебе утром кинул это интервью с Ясько, которая представляет Украину в ПАСЕ. и оно восхитительно в своей комсомольской незамысловатости посылов. Это интервью вызывает очень большие вопросы относительно того, вообще насколько у Зеленского понимают, что такой комсомольский задор, он может быть кого-то там восхитит, сидя перед экранами при просмотре «Плюсов», но на международной арене – это будет иметь прямо противоположные последствия.

Вот кто тебя из комсомольцев таких сейчас больше всего «восхищает», и на твой взгляд, что с этим делать?

Я бы не называл это комсомольскими какими-то задвижками, всё-таки времена поменялись. Мне кажется, что в команде Зеленского ряд людей получил банальную звёздную болезнь. Они были простыми ребятами, неплохими ребятами – и тут к ним фотокамеры, почёт, поклонники, поклонницы – и вот они уже начинают хвастаться новыми татуировками, хвастаться тем, как были на лекциях Ксюши Собчак.

Ну и, знаешь, от этого и проку, как от любой звезды. Можем попросить Тиля Линдеманна из Rammstein прокомментировать геополитическую ситуацию, он может скажет даже интересные вещи – но это не будет государственная позиция. К сожалению, вот такие вот разные звездуны и звёздочки сейчас комментируют украинскую ситуацию. Последствия могут быть очень тяжёлыми.

Я очень восхищался командой Зеленского на выборах, я видел в нём человека, который сможет поставить и зарядить людей на новую идею. Но вижу, что сейчас идёт такая погоня за хайпом, лайками, сердечками – и ничего больше. Стратегически это очень плохо, потому что с севера Путин никуда не делся, он строит свою стратегию и, как бы это не звучало, дела у него сейчас лучше, чем у Украины, и инфраструктурные проекты строят.

Я вот прочитал интервью, которое ты бросил – полдня хожу, думаю, как облечь это в какую-то форму цензурную. И понял, что наша делегация в ПАСЕ – это такая страусиная позиция, когда страна стоит в коленно-локтевой, голову спрятала в песок, там, где у нас отличное шоу показывается, мы лучший президент в мире и т.д., а сзади уже подкрадываются враги.

Вот очень не хочется, чтобы мы стояли в этой позе.

Хуже ещё, что друзья могут превратиться во врагов. Или если не во врагов, то как минимум в безразличных на фоне этих скандалов, которые произошли в Штатах по поводу Украины, и плюс теперь ещё и Европа, в общем-то, оказалась замешана в этих скандалах, потому что они писались в этой стенограмме.

И как следствие, мы находимся в ситуации, когда мы можем оказаться в гордом одиночестве. И с такими установками, как они сейчас демонстрируют, нам очень сложно будет выплыть из этого всего. То есть, мы должны элементарно повзрослеть.

Да, в данном случае у меня тоже нет ничего особо хорошего и обнадёживающего сказать. Всё в наших руках. Украина сейчас – это подросток, которому 16 лет, который ушёл от родителей, который старается стать на свою стезю, но дальше уже от него зависит, станет он инъекционным наркоманом, или всё-таки покажет свою предприимчивость и станет успешным человеком. Всё.

Согласен ли ты с тем, что сейчас можно говорить о первом коммуникационном кризисе Зеленского уже как президента? Когда они уходили от интервью зимой-весной прошлого и этого года, когда была кампания, то это ещё в принципе было оправдано.

Но сегодня попытка уйти в такой коммуникационный угол и делать вид, что ничего не происходит, и молчание, оно чревато всё большими и большими проблемами, потому что с обществом нужно элементарно говорить.

Я бы различал сейчас стратегию шоу-биза, вывода продукта на рынок, и стратегию государства. Мы видим, что в команде Зеленского дальше пробуют сделать такие себе «Сваты» или такой-то себе «Квартал», т.е. говорят правильные вещи, заигрывают с народом. Даже последняя ситуация Мендель и Андрушко, в принципе, это такое же продолжение коммуникационной линии Богдана – с журналистами не надо общаться, они все продажные и т.д. По-моему, в корню неверная ситуация.

Но мы видим, что пресс-секретарь Зеленского стала в такую позицию и, в принципе, оправданий каких-то мы от неё не услышали, в Инстаграме она выложила как весело смотреть «Квартал», какие они талантливые и весёлые. На международном рынке такое не пройдёт.

Зеленский может сколько угодно выходить и коммуницировать с мировыми лидерами, как это он делал на ивенте YES у Пинчука, делать хайп, даже, возможно, какие-то шоу вещи делать. Но чем дальше будем смотреть на большую политику, тем больше мы будем видеть, что вся логика лежит где-то в таких, осязаемых, материалистических принципах, организационных принципах. И выигрывают структуры, которые покруче, государства и организации, у которых ресурсов побольше.

Ресурсов у нас особо нет, а организационно сейчас мы превращаемся сейчас в какую-то такую ризому, когда у государства нет основного корня, есть маленькие эти щупальца, и какие-то точковые удары.

Проблема, наверное, в том, что у Зеленского привыкли делать хайп, они классно умеют ловить волну, выводить её в тренд на YouTube – зайдите в YouTube тренды, и вы увидите там смешные шоу. Но глубины у них нет. Нет того, что называют смыслами, т.е. смысл в значении понятное объяснение картины мира. Почему сейчас такая ситуация с зарплатами, почему сейчас такая ситуация в международной политике, почему продолжается война – они как пробовали уйти от этих вопросов, так и уходят. И вместо ответов по Донбассу, мы видим кричущие заголовки, «пригласим международные организации на Донбасс» …

Это, знаете, даже не назовёшь эротической мечтой –это какая-то подростковая поллюция, ну честное слово.

Кто сталкивался с работой международных организация, те понимают, что людям, которые работают в зоне соприкосновения, платят сверхурочные, платят большие суточные, у них лучше страховка – то есть, это банально дорого. Кто за это будет платить? И зачем?

У тебя есть прекрасная статья о том, как прекращается карьера всех, кто с Украиной контактирует. Собственно да, сейчас мы кажется все такой чудесной, весёлой территорией для тех, кто не устроился на Западе и для тех, кто хочет приехать сюда, и в этом нашем болотце заработать себе капиталец.

Знаешь, Зеленский оказался в ловушке своего успеха, когда паразитирование на чьей-то политической активности позволяло с помощью юмора прекрасно существовать. Но в любом случае это был вторичный продукт, потому что первичным является то, что делает политик. Без Януковича невозможно пародировать Януковича, или Порошенко, или кого-то другого. И в конечном итоге они научились это блестяще делать.

Но когда пришла ситуация, и они оказались на месте Порошенко, Януковича и остальных, то они продолжают по инерции воспроизводить ту логику, которая привела их к успеху. Потому что ну, наверное, как у любого человека, у которого складываются свои паттерны успеха, огни оказались в плену вот этой вот модели.

И теперь ключевой вопрос – как перестроиться? У них не так много времени. И да, у них сейчас высокий рейтинг, по-прежнему можно ещё какое-то время хайповать. Но чем дальше, тем больше мы видим, что они ввязают в конъюнктуре реальной экономики, реальной геополитики и т.д.

И вот вопрос ключевой, как мне кажется, и я думаю ты знаешь, ты тоже его видишь – это вопрос как уходить от этой модели, которая привела к успеху, но не может работать с точки зрения удержания власти, и как уйти от наиболее кричущих факторов старой модели, которая потопит Зеленского точно так же, как потопили Порошенко и всех остальных. Например, зависимость от олигархов. Потому что мы видим, что если Порошенко сам был олигархом и находился в связке с другими олигархами, то Зеленский сейчас точно так же всё более и более зависим от Коломойского, и эта связь становится кричущей.

Помнишь, кога Зеленский шёл к власти, у него был ролик, когда он такой сумку держит и говорит, что неизвестно, что в этой сумке. Вот сейчас уже, когда прошло полгода, когда был избран новый парламент, мы видим, что в этой сумке сидит, в принципе, достаточно умный, достаточно весёлый, искромётный Игорь Валерьевич Коломойский.

Но как бы он не облекал свои смыслы в какие-то слова, мы понимаем, что как у большого бизнесмена, у него цель единственная – получать прибыль.

И Зеленский по чуть-чуть, по чуть-чуть к той точке, где нельзя быть одновременно и умным, и красивым, нравиться и Востоку и Западу, нравиться и тем кто против Коломойского, и тем кто за Коломойского. Фактически мы видим уже, что уже та партия Зеленского, партия антиистеблишмента, в принципе, немножечко трещит. Видим что люди, которых связывают с Коломойским, всё больше и больше имеют влияние на процесс.

Главным ньюсмейкером, наверное, всё-таки стаёт даже Игорь Валерьевич Коломойский, его выступление на Шустере цитируют больше, чем что-то, что делает Зеленский. Мало того, у Зеленского бывают такие проколы, как с горячей линией НАБУ, «стучите, и вам откроют», помните?

Угу.

То есть, в данном случае мы видим, что шарик протыкается, а под ним пустота. И что может Зеленский делать? Набирать в структуры новых людей, своих людей, образованных людей, собирать те кадры, которые могут поделиться своим опытом – не знаю – ставить их на какую-то зарплату, не принимать их туда, где есть коррупционные потоки, но каким-то образом мотивировать их, чтобы они людей учили.

И создавать институции. Мы при Зеленском видим ту де проблему, которая началась ещё фактически ещё при позднем Кучме. У нас нет каких-то стабильных институций, которые бы работали на благо государства, кто бы не был у власти. У нас также нет стратегии. Потому что бегать то за Хиллари Клинтон, то за Трампом в желании выторговать 260 миллионов долларов помощи – это смешно. Это жалкие крохи, которые, в принципе, мы могли бы заработать, если бы у нас была стратегия работы с инвесторами, транспортная стратегия, энергетическая стратегия.

Фактически Зеленский сейчас должен делать клич по всему миру, не знаю, приглашать инженеров из США, из Германии, как делали в Советском Союзе во время модернизации, не просто людей, которые получают готовые решения и прошли тренинги, а людей, которые реально работали с бизнесом, садить их в коворкинги, закрывать их на стратегические сессии, делать решения, считать и менять страну.

Но для этого нужно платить, нужно щедро оплачивать это всё – просто так они не приедут. Более того, на фоне тех скандалов, которые пошли, сейчас, в принципе, связываться с Украиной достаточно опрометчивое решение будет, согласись.

И поэтому мне кажется, что здесь вот как раз Зеленский и вся страна подходит к очень болезненных ощущениям, во-первых, в плане переоценки самих себя, а во-вторых, в плане того, что нам придётся платить высокую плату за нашу токсичность, поскольку мы стали ещё более токсичными за эти 5 лет, чем были, несмотря на войну, несмотря на всё это…

Мы стали политическим Чернобылем фактически.

Очень хорошо.

Кто от нас приходит, тот стаёт мутантом. Мир Marvel, мир комиксов. Был хороший адвокат – всё, ты уже какой-то человек Burisma, Burisma man и т.д. И это наша большая проблема.

В корню очень важно сейчас переломить этот новый олигархический консенсус. Мы видели, что Зеленский пробовал заболтать эту проблему, говорил, что со всеми договорился, что всё будет по-новому. Но мы видим что нет. Видим, что есть влияние особенно одного человека, Игоря Коломойского. Если этого кабанчика сейчас не начать загонять, то этот кабанчик станет царём, царём всего нашего свинюшника, извините. И в данном случае, это будет болезненно.

Но Зеленский, если хочет войти в историю, если хочет иметь какую-то безопасность, должен пойти на этот шаг – иначе у него выхода просто нет, его выметут.

Ты сказал об консенсусе олигархическом. Кто ещё является бенефициаром этого консенсуса? Условно говоря, Коломойский понятно, он слишком явный. Кто из олигархов ещё сейчас окружает Зеленского?

Смотри. Фактически нет кого-то, кому сильно делают вызов. Да, есть какая-то внутренняя борьба, мы видим, что Ахметов привлекает в своё шоу Шустера, включая какие-то медийные параметры, старается найти политсилу, которая будет выразителем его интересов. Но жёстко по нему никто не идёт, поэтому я имею обоснования говорить, что он тоже вошёл в этот консенсус.

Мы видим, что по Фирташу каких-то громких расследований нет. Даже Пётр Алексеевич Порошенко, которого все видели таким себе агнцем, который поможет выдержать рейтинги Зеленского, достаточно спокойно ходит, и видим, что он и его окружение приезжают в Лондон, делают смешные фотографии с футболочками, и играют всяким таким постмодерном.

И когда я писал дипломную работу в Могилянке 10 лет назад, я был удивлен, что все основные работы по постмодерну написаны лет тридцать назад, а у нас это казалось тогда веянием и модой.

Вот и сейчас, весь мир уже переходит в более такие жёсткие формы организации, борется за каждую копейку, что видно по политике Трампа, по Китаю. А вот у нас – шуточки, мэмы, Инстаграм, молитвы – и кажется, что это сработает. Ну извините, таким образом скоро мы дойдём до того, что нас будут воспринимать как каких-то милых дурашливых язычков, дурачков.

Я когда ехал к тебе, нашёл такую группу «Село і люди» в YouTube, они под баян и под балалайки, гитары поют разные весёлые песни типа «You my heart, you my soul, it’s a life». Вот я смотрел эти ролики, и там был кадр, когда на старом советском тракторе едет мужик в бейсболке «USA California», были такие модные в 90-х. И я понял, что для мира мы, наверное, такой вот смешной чувачок, который с акцентом может даже выучить песенку «You my heart, you my soul», нам дают поиграть в политическом караоке, спеть по чужим нотам под чужой текст.

И вот когда мы хотим уже сделать какую-то свою группу, свой геополитический АС/DC, просто не вытягиваем. Не вытягиваем, потому что масштаб у нас – взять чей-то текст, исковеркать его – и надеяться на то, что нам будут платить за то, что мы такие смешные. Это стыдно. Это реально стыдно.

Какие сценарии могут быть выхода из этого? Несколько. Или сейчас появится, или Зеленский опомнится, и поймёт, что просто так на слоганах не выедешь. Или же партия Коломоймкого ещё больше усилится, и мы все будем платить дань за те 5 лет, которые он сидел в Женеве. Потому что отдавать, если что, будем мы, так, как уже было неоднократно, и с Ощадбанком в своё время, с банком Хрещатик, и пошло-пошло-пошло.

То есть, мы уже видим такие неоднозначные заявления со стороны той же Галины Третьяковой, о том, что надо наёмного рабочего прикрутить, с других комитетов слышим, что надо ФОП-ов прикрутить, IT-шников надо больше.

Ну, тот, кто выводил деньги, тот их и выводит, в принципе. И в данной случае, нам ничего хорошего не светит.

Политически что может быть? Политически может быть повтор в значительно большем масштабе ситуации с Боснией и Герцеговиной. Там, напомню, есть такой коллегиальный главный орден президентство, президия, и туда входят представители трёх титульных наций, которые есть в стране.

И это, наверное, понравится нашим националистам – туда не попадают представители национальных меньшинств. Страна, конечно, не очень большая, но, тем не менее, патриоты наверное бы плакали и танцевали, что так есть.

Но воевали там очень и очень не по-детски.

Воевали там не по-детски, и то, что сейчас есть эта президия из трёх разных представителей, фактически государству не даёт развиваться в каком-то отличном направлении.

Какой сценарий может быть в Украине? Представитель амнистированного Донбасса, какой-то условный новый Захарченко, представитель какой-то западной Украины, Пётр Порошенко, и кто-то из центральной Украины.

И тогда реально будет лебедь, рак и щука, который просто будет делать нашу территорию очень хорошим местом для того чтобы вывести деньги, отмыть деньги, провести какую-то Proxi-войну…

Страна-сафари. Я ввожу этот термин. Это функционал, который по сути наш. Действительно, ты можешь сюда зайти, делать всё что хочешь. Какой-то фонд-стервятник может сюда зайти и зарабатывать на ОВГЗ. Какой-то олигарх может рубить тут огромное количество денег на всяких сырьевых темах…

Я немножко тебя поправлю для наших зрителей. Сафари не в плане что мы охотимся, а в плане что охотятся на нас. Большие компании, монополисты местные, местные бандиты в конце концов – а мы просто жирафчик, слоник, какая-то весёлая обезьянка, которая поёт «You my heart, you my soul». И это не очень приятная тема, друзья. А сейчас мы реально идём к этому.

Вспомни общение Зеленского и Трампа. Как Трамп говорит – я знаю украинцев, они хорошие люди, в частности я знаю мисс Вселенная Сашу Николаеву, которая, как известно, есть женой друга Трампа, тоже престарелого миллиардера.

Или ты недавно отличную фотку постил, когда у Федорив-хаб делают бренд страны, диджитал цифровая страна, и на фоне одного из центральных стриптиз-клубов країни гарем, где всякие европейские пенсионеры могут снять женщину на ночь в районе 200 долларов. И об этом говорится в аэропорту Борисполь, когда выходишь, большой борд, по всему городу билборды и т.д. То есть, друзья, помните, у Леси Украинки был стишок «славу склав той слов’янин раб» …?

Вот мы сейчас возвращаемся к тому консенсус 300-летней давности, тысячелетней давности, когда да, нас вылавливали и продавали.

Кто хорошо воюет, тот идёт в иностранные батальоны, кто хорошо работает – едет собирать клубнику, кто хорошо знает язык любви – сами понимаете…

Да. Сырьё и рабы. Это то, что на самом деле Киевская Русь поставляла на, тогда условно, мировой рынок, который тогда был…

Кстати, я недавно прочитал книгу «Повернення в Царгород», там Богдан Хмельницкий тоже, пишут, что рассчитывался с восточными народами, с татарами, правом собирать ясир, т.е. рабов.

В данном случае, мы приходим к тому, что у нас была небольшая историческая случайность, когда мы там ракеты запускали, атомные электростанции строили – нам это не понравилось, мы нация backup. Вот у нас как сохранилась эта Киевская Русь – весь мир идёт вперёд, ракеты, энергетика – а у нас нация backup.

Наверное это будет выгодно, потом, через несколько лет разработчики виртуальной реальности будут делать одно село там в XVII веке, другое в XIX веке, чтобы замерять что люди ощущают, и будут продавать в страны, где есть базовый основной доход. Это очень плохо.

И сейчас путь противостоять этому – только сильная политика, умение балансировать, и не только слушать что говорит Трамп, западные партнёры и т.д., а вспоминать и о других игроках политических, о той самой Турции, о Китае,

Да о самих себе, прежде всего.

О самих себе. Понять, ради чего мы идём. Понять, что мы собираем не лайки, не отличные комменты, вот этот рассмешил, вот это зробимо їх разом.

А понимать, что пускай лучше нас не любят, но если нас не переваривают – значит, нас не съели.

Да. Что мы должны быть таким дикобразом, или даже пусть скунсом, скунса тоже не каждый тронет, или медоедом – лучше медоедом. Вот медоед – это такая небольшая зверушка в южной Африке, которая ужасно агрессивная…

Ладно. Если говорить о нашей ментальности, то ты там показывал шутку перед эфиром, что русский подавился куском сала, хавая его в темноте, то лучше быть таким диким зубатым вепрем, чем просто миленьким, розовым кабанчиком, которого все гладят по животику, а под Рождество колют.

Да. Полностью согласен. Давай попытаемся всё-таки на какой-то оптимистической ноте закончить. В чём ты черпаешь оптимизм для себя?

Потому что у нас как-то общество, оно закапсулировано от государства. Вот есть такие всплески, когда нам кажется, что государство мы сейчас изменим, всё, потом – хоп, происходит опять происходит быстрая капсуляция общества.

Что придаёт тебе позитив в жизни? И таким людям как ты. Потому что умные люди в нашей стране – они изгои очень часто.

Ну во-первых, что мне придаёт оптимизм, в том, что Украина, не взирая на всё, остаётся страной возможностей – как раньше Дикий Запад в Штатах – так и сейчас. Посмотрите, у нас действительно есть социальные лифты, в отличии от той же Европы или Америки они несутся с большой скоростью, это могут быть лифты-убийцы – но они есть.

Да. Последние выборы это хорошо показали.

Да. У нас есть большая территория и большие ресурсы. И если их перераспределить немножко от нескольких кланов в, более стратегически размазать этот кусок масла больше по нашему пирогу, то, в принципе, есть возможности для роста. У нас ещё остаются достаточно образованные люди. Если бы их не было, то закрыли бы квоты в Европе для наших рабочих.

Просто я думаю, что самим нам надо немножко сменить горизонт планирования, и не вестись на ту уловку, на которую мы ведёмся со времён Киевской Руси. Затянем пояса, примем христианство – заживём хорошо. Затянем пояса, придёт русский царь – будет хорошо. Затянем пояса, придёт гетман – будет хорошо, и т.д. Всё. Почему-то те люди, которые нас эксплуатируют, они не отказывают себе в праве купить новую машинку, или покататься где-то под палящим солнцем в Сен-Тропе со вкусным шампанским.

Вот и мы должны добиваться от чиновников, от силовиков того, чтобы они играли по правилам уже сейчас.

Банально я призываю всех к тому, чтобы быть более активными, в случае чего не бояться выйти на протест или подъехать под дом к какому-то чиновнику, который вас обидел.

И живём по правилам Дикого Запада – смотрите фильм «Дилижанс» 1939 года Джона Форда – и вдохновляйтесь.

На этой оптимистической ноте заканчиваем. Спасибо Петру за этот прекрасный монолог в конце – да и вообще за хороший, живой эфир. И готовьтесь к тому, что все – на Сен-Тропе, пить шампанское – если, конечно, у вас хватит денег туда добраться. Ну у Богдана точно хватит.

На этом заканчиваем. Спасибо друзья за то, что нас смотрели. Обнимаем. Целуем.

Петро і Юрій.

Всё будет победа.

Пока.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook, канал Юрия Романенко на Youtube, канал Юрия Романенко в Telegram, страницу в Facebook.

Сообщение Звездная болезнь команды Зеленского ведёт нас к национальной катастрофе появились сначала на ХВИЛЯ.

Источник