«Гордиев узел» «Нафтогаза»: приватизировать нельзя ликвидировать

02.03.2020 16:29
«Гордиев узел» «Нафтогаза»: приватизировать нельзя ликвидировать

Отделение ГТС от нефтегазового монополиста в результате проведённого в конце прошлого года анбандлинга поставило вопрос о целесообразности дальнейшего его существования. Ведь «НАК «Нафтогаз Украины» — это холдинговая компания, не имеющая своих собственных производственных активов и фактически являющаяся паразитирующей управленческой госструктурой.

Хитрожопые приватизационные инициативы руководства госмонополиста

Этим не преминул воспользоваться глава правления НАКа Андрей Коболев, сначала предложив приватизировать его путём продажи миноритарного пакета акций. Хотя он в полусерьёзной форме связал это с необходимостью сохранения высоких заработков руководства госмонополии, заявив, что ведь граждане не возмущаются высокими доходами ТОП-менеджеров СКМ, ДТЭК и «Метинвеста» Ахметова, «Интерпайпа» и East One Пинчука, или Group DF Фирташа, на деле данная инициатива по факту оказалась скоординированной с приватизационными планами правительства Гончарука. А именно, с внесённым 3 февраля в Верховную Раду Кабинетом Министров законопроектом №2831 «О перечне объектов права государственной собственности, которые не подлежат приватизации», в первом пункте которого, несмотря на название документа, предусмотрена продажа 49%-го пакета акций «Нафтогаза».

Затем Коболев выдвинул идею вывести «НАК «Нафтогаз» на IPO (продажа акций на международных фондовых биржах через иностранную компанию-брокера или посредством размещения дополнительного их выпуска путём открытой подписки, или путём публичной продажи акций существующего выпуска).

Сразу разъясним читателям, что нефтегазовый монополист может быть приватизирован двумя способами: посредством продажи большего или меньшего пакета акций (согласно законопроектом №2831 до 49%) на конкурсе или аукционе, который должен готовить и проводить Фонд госимущества. Или путём размещения акций в ходе IPO. В первом случае вырученные государством деньги пойдут в Госбюджет. Во втором – на развитие самой НАК «Нафтогаз Украина» в качестве инвестиций.

Но для выхода на международные биржи госкомпания должна провести аудит с помощью фирм «Большой четвёрки», полностью открыть свою отчетность и таким образом стать публичным акционерным обществом с прозрачной доходностью. Выход на международный фондовый рынок также может послужить основой для привлечения дополнительных инвестиций в развитие компании.

Почему в обозримом будущем нельзя приватизировать НАК «Нафтогаз Украины»?

Во-первых, сегодня в управление монополиста через компанию «Укртрансгаз» находятся подземные хранилища «голубого топлива» страны, которые по закону не подлежат разгосударствлению.

Во-вторых, продажа 49%-го пакета акций «Нафтогаза» в случае принятия Верховной Радой законопроекта №2831 приведёт к установлению частичного контроля не только над самим монополистом, но и находящимися в его управление тремя дочерними компаниями — АО «Укргаздобыча», ПАТ «Укртрансгаз», ДК «Газ Украины»; двумя открытыми акционерными обществами — ОАО «Укрнафта» (50%+1 акция), АО «Укртранснефть»; двумя государственными акционерными обществами — ПАТ «Укрспецтрансгаз», ГАО «Черноморнефтегаз»; и пятью дочерними предприятиями — ДП «Укрнефтегазкомплект», «Газ-тепло», «ВЗП «Нефтегаз», «ЛИКВО» и «Науканефтегаз».

И в-третьих, в условиях квазирыночной монополизированной экономики, коррумпированной системы госуправления и гипертрофированной роли Наблюдательных советов на крупных государственных госпредприятиях, внедрённых принятым в 2016 году законом № 1405-VIII, приобретение отечественными или иностранными покупателями более-менее крупного пакета акций «Нафтогаза», неизбежно приведёт к полной потери управления над компанией и окончательному её отчуждению от интересов государства и народа.

Чтобы понять почему в настоящее время необходимо ликвидировать, а не приватизировать НАК «Нафтогаз Украины», необходимо сначала вспомнить историю создания госкомпании (тем, кто не любит читать длинные аналитические тексты рекомендуем поверить автору «на слово» и сразу обратиться к выводам).

В Украине в девяностые годы прошлого столетия госпредприятия (прежде всего «Укргазпром») были не в состоянии справиться с внутренними неплатежами за газ и долгами за его туркменские и российские поставки. При таких условиях правительство решило поручить решение этой проблемы частным посредникам или газотрейдерам, как они стали позже называться. Ввиду хронического дефицита денежных средств был легализован прямой товарообмен или бартер. Но главные прибыли газотрейдерами получались не за счет бартера, а путем перепродажи по более высоким ценам российского и туркменского газа как в Украине, так и за границу.

Газотрейдеров в стране было несколько десятков, и их деятельность находилась под контролем различных высокопоставленных чиновников. Механизм газоснабжения Украины, который действовал в этот период, предусматривал, что сначала часть, а потом почти весь газ продавался коммерческим способом. В данной сфере аккумулировались огромные финансовые средства, которые использовались, в том числе, и в борьбе за власть. Кроме того, частные газотрейдеры активно накапливали долги за импортный газ, гарантом оплаты которых выступало государство.

Регулированием всего нефтегазового сектора экономики Украины в 1990-е годы занимался сначала Государственный комитет по нефте и газу, а затем «Госнефтегазпром». Но их создание и функционирование были во многом попыткой «заскочить в поезд, который уже пошел», поскольку формат госкомитета больше отвечал плановой, а не рыночной экономике. Их возглавлял Михаил Ковалко. Он был известным и авторитетным газовиком, который сделал блестящую карьеру — из самого низа к самому верху. Но «бурные девяностые» были не его стихией.

Однако у него был первый заместитель – Игорь Бакай, который имел достаточный опыт работы в условиях дикого газового рынка первой половины 1990-х. Так, в 1994 году Кабинет Министров поручил учрежденной им корпорации «Республика» рассчитаться деньгами и товарами за туркменский газ на сумму $663,9 млн. С 1996 году Бакай вместе с Игорем Шаровым создали компанию ЗАО «Интергаз», торговавшую «голубым топливом», затем взяли под патронат еще ряд структур по реализации газа (например, «Континенталь»).

Именно Бакаю и ряду функционеров его частных компаний принадлежала идея создания «Нафтогаза Украины», который был призван объединить все газовые активы страны. Дело в том, что руководитель основной государственной добывающей компании «Укргазпрома» Богдан Клюк был не в состоянии обеспечить достаточный приток денег для президента и его семьи. Он, как и всякий красный директор, пытался откупиться от главы государства ценными подарками. Бакай же оказался более талантливым исполнителем. Прежде всего, он подошёл к вопросу сбора всех энергетических денег под одной крышей с большим размахом. И, соответственно, с удовлетворившими Леонида Кучму размерами откатов.

НАК «Нафтогаз Украины» был создан на основе Указа Президента от 25 февраля и Постановления Кабмина от 25 мая 1998 года. 100% его акций принадлежало государству, и он напрямую подчинялся правительству. Председателем правления «Нафтогаза» бы назначен Игорь Бакай, который ко всему прочему, был другом президента Украины.

Махинации «Нафтогаза» времён эпохи Бакая

Основными задачами деятельности нефтегазового монополиста в соответствие с Указом Президента должны были стать «содействие структурной перестройке нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей отраслей экономики Украины, повышение уровня энергетической безопасности государства …».

Сначала «Нафтогаз» создали «на бумаге», а потом была длительная процедура оценивания и сбора активов компании. Первоначально в состав госкомпании должны были войти: газотранспортная система, подземные газовые хранилища, газодобывающие и газоперерабатывающие активы «Укргазпрома», вспомогательные обслуживающие этот сектор экономики предприятия, 6-ть нефтеперерабатывающих заводов, большая часть нефте/бензохранилищ «Укрнафтопродукта» и имевшаяся сеть бензозаправочных станций. Однако из-за того, что последние три группы активов попали во второй половине 1990-х под теневую и сертификатную приватизацию, они не были включены в «Нафтогаз».

На чем же конкретно могли заработать Игорь Михайлович и Леонид Данилович, и о каких объемах средств идет речь?

Как рассказал экс-член парламентского комитета по ТЭК Александр Гудыма, «в Украине в те времена 65-70% газового рынка находились в тени». Россия поставляла в страну 30 млрд куб. м природного газа в качестве уплаты за транзит по 80 долларов за тысячу кубометров. «Нафтогаз» перепродавал этот газ посредникам, а те, в свою очередь, поставляли промышленным предприятиям.

Используя бартерно-вексельные схемы и прочие ухищрения, посредники зарабатывали как минимум 5 долларов на 1000 кубометрах. Таким образом, общий объем сливок, снимаемый с такого рода операций, превышал $150 млн в год. Кроме того, по словам Александра Гудымы, «множество посредников, покупавших газ у «Нафтогаза» дороже, чем продавали его, подразумевали, что не будут рассчитываться».

40% всех продаж природного газа в 1998-2000 годах контролировали коммерческие фирмы Бакая – «Интергаз» и ее дочки. «Друг президента» продавал минимум 12 млрд. кубов газа через целый ряд трейдеров и дочерних компаний, зарабатывая на каждом кубометре по 5 долларов. Годовая прибыль от таких сделок превышала $60 млн. Это подтверждает сводка основных должников за природный газ в 1999 году. Тогда задолженность «Интергаза» перед «Нафтогазом» составляла $197,26 млн при полном объеме задолженности 274,54 млн. долларов.

Но не этот вид деятельности был самым лакомым. Лучше всего было зарабатывать на перепродаже газа в Польшу, Словакию, Чехию, Венгрию, Румынию и Болгарию. Объем такого рода реэкспорта традиционно колебался в размерах 7-8 млрд. кубов ежегодно.

Однако самые большие злоупотребления случались с туркменским природным газом, который покупался по личным договоренностям Леонида Кучмы и Сапармурата Ниязова. «Я уверен, — утверждал экс-член парламентского комитета по ТЭК Александр Гудыма, — что большую часть денег от этой деятельности получал себе лично Леонид Кучма, который позволял часть нелегальной прибыли НАКа оставлять для своих нужд сначала Бакаю, а потом Азарову».

Отметим, что российский газ с доставкой в Украину обходился в $80, а туркменский в $60 за тысячу кубов. А на рынках Восточной Европы его покупали по 100-110 долларов за 1000 куб.м. Чистая прибыль при улаживании всех вопросов (транспортировка, взятки таможне и пр.) достигала 20 долларов на тысяче кубометров, или 360 миллионов долларов за весь период 1998-2000 годов.

Впрочем, где-то в середине руководства Бакаем «Нафтогазом» Туркменистан отказался поставлять природный газ в страну из-за хронически неплатежей со стороны украинских потребителей. Возникла еще одна проблема. Чтобы получать газ для реэкспорта с 1999 года Игорь Бакай принял решение начать несанкционированный отбор российского топлива из трубы. Таким образом, было получено газа на сумму более, чем в 1,43 млрд. долларов (порядка 18 млрд куб.м, то есть объем годовой добычи страны). Большая часть этих объемов ушла на экспорт в страны Восточной Европы. При этом и Польша, и Венгрия, и Словакия зафиксировали полученные объемы. А Украина нет.

«Весь объем долга за отобранный природный газ лег на «Нафтогаз», причем компания только в прошлом году погасила этот громадный долг. — Пояснял в 2005 году ситуацию Гудыма. — Прибыль от этих продаж пошла в карман президента Украины, Бакай должен был получать лишь процент. Хотя, как свидетельствуют пленки Мельниченко, он не всегда возвращал всю сумму, что позволило Азарову поставить на это место своего человека».

В 2000-е годы «Нафтогаз» укрепляют и демонополизируют «РосУкрЭнерго» Фирташа и Фурсина

Объединение игроков рынков нефти и газа в одну монопольную структуру под неофициальным руководством президента страны Леонида Кучмы заложило основу для современной структуры и схемы управления в «ручном режиме» нефтегазовым сектором.

В начале 2002 года Президент назначил председателем правления «Нафтогаза» Юрия Бойко, который прошёл на то время серьезную школу менеджмента на Лисичанском нефтеперерабатывающем заводе и в «Укртатнефти». При его «правлении» в НАК были включены ДК «Укргаздобыча», ОАО «Укрнафта», ОАО «Укртранснефть», ОАО «Азмол», ГАО «Черноморнефтегаз», ДАТ «Укрспецтрансгаз», ДК «Укртрансгаз», ДК «Газ Украины», ДП «Укрнафтогазкомплект», ДП «ВЗП «Нафтогаз», создана сеть фирменных АЗС.

В 2004 году «Газпром» закупил весь объем экспортного туркменского газа на несколько лет вперед. В 2005 году непрофессиональные действия руководства «Нафтогаза» на переговорах с туркменской стороной довели ситуацию до логического завершения: Украина лишилась прямых поставок дешевого (по сравнению с российским) туркменского газа.

Новый этап в украино-туркменских газовых отношениях начался с внедрения схем поставок «голубого топлива» с посредниками – частными фирмами. При активном участии руководства «Нафтогаза» и согласие Президента Ющенко реализовались договоренности с «Газпромом» по превращению швейцарского посредника с российско-украинскими корнями «РосУкрЭнерго» в конкурирующую для нефтегазового монополиста структуру.

С марта 2006 года у «Нафтогаза» отобрали прибыльный сегмент поставок газа промышленным предприятиям. Однозначно прибыльное предприятие «Укртрансгаз» стало убыточным. При этом шел процесс нарастания долгов за поставляемый импортный газ. В тоже время Фирташ и Фурсин, как частные совладельцы 50%-го пакета акций созданного совместно с нефтегазовым монополистом «УкрГазЭнерго» сумели в тандеме с «РосУкрЭнерго» (где они также были 50% собственниками компании) заработать на продаже отечественным промышленным предприятиям по различным оценкам от $400 млн до $900 млн. Свой немалый откат за патронирование данной схемы получил через «Петрогаз» Петр Ющенко и его брат — тогдашний Президент Виктор Ющенко.

Об украино-российских газовых отношениях/конфликтах написано достаточно много, при этом руководству «Нафтогаза» зачастую отводится чисто техническая роль. На самом деле оно всегда было немаловажной частью украинского истеблишмента и внесло весомый вклад в создание непрозрачной, заполитизированной и коррумпированной системы украино-российских газовых коммуникаций. Обоюдная заинтересованность уполномоченных представителей всех сторон («Нафтогаза», «Газпрома», руководства Туркменистана) обеспечила функционирование подобной схемы до 2009 года, пока она не была ликвидирована премьер-министром Юлией Тимошенко.

Второй, после реализации многочисленных коррупционных схем высшим руководством страны и «Нафтогаза», проблемой развития углеводородной отрасли отечественной экономики стало увеличение налоговой нагрузки на предприятия холдинга, которое с начала 2000-х приобрело постоянный характер. Размер налогов, как известно, должен стимулировать развитие производства. Особенно актуально это для газодобычи, где увеличение объемов напрямую зависит от инвестиций в производственные процессы. Уровень ежегодных внутренних инвестиций «Нафтогаза» составлял 50-60% от плана, а рентные платежи за добычу углеводородов за 2001-2007 годы увеличились в 12 раз.

Свой негативный вклад в финансово-экономическое состояние нефтегазового монополиста вносила и социальная политика власти, которая заставляла руководство «Нафтогаза» сохранять для населения на протяжение всего периода 1998 – 2016 годов экономически заниженные тарифы на газ и отопление. Объективные потребности углеводородной отрасли были всегда вторичны по сравнению с политическими запросами властных структур, для которых важно иметь деньги «здесь и сейчас» (пока их не переизбрали). В результате «Нафтогаз» ежегодно накапливал миллиардные «недоимки» и вынужден был брать внешние кредиты для уплаты налогов.

Можно предположить, что нефтегазовый монополист страны усилиями заинтересованных кругов двигалась к банкротству. А так как основные долговые обязательства накапливали окологазпромовские структуры, то активы «Нафтогаза» (в первую очередь Газотранспортная система страны) должны были стать разменной монетой в большой газовой игре.

Очередная смена украинского правительства отсрочила «принуждение» отечественного нефтегазового монополиста к углублению всестороннего сотрудничества с российским «Газпромом». В 2010-2013 годах наступил новый этап газополитического бартера, когда за скидки по цене на российский газ готовилось постепенное поглощение «Нафтогаза» российским «Газпромом». Назревала контролируемая приватизация национального достояния, при этом действующие лица и исполнители оставались прежними.

Сколько стоила Украине афёра под названием «Газовые вышки Бойко»

Но и в преддверие запланированной Президентом Януковичем и правительством Азарова поглощением через продажу «Газпрому» мажоритарного пакета акций «Нафтогаза» руководство страны и госмонополиста ухитрились «припудрить себе нос» покупкой 2-х самоподъёмных буровых установок, которые в народе окрестили по фамилии тогдашнего министра топлива и энергетики «вышками Бойко». Они были приобретены нефтегазовым монополистом за $800 млн., с переплатой латвийской и английской компаниям-посредникам порядка $180 млн за каждую.

Из этой суммы, как следует из показаний ГПУ экс-заместителя председателя правления ГАО «Черноморнефтегаз» Александра Кацубы, бывший президент Виктор Янукович и экс-глава Нацбанка Сергей Арбузов получили $95 млн., $25 млн было переведено компании, подконтрольной Светлане Бакулиной — дочери тогдашнего председателя правления «Нафтогаза Украины» Евгения Бакулина. На счета владельца латвийской компании ОАО «Рижская судоверфь» Василия Мельника перевели $15 млн. Тогдашнему заместителю председателя правления «Нафтогаза» Евгению Корнийчуку выдали $2 млн наличных, председателю правления ГАК «Черноморнефтегаз» Валерию Ясюку — $3 млн, начальнику управления коммерции ГАО «Черноморнефтегаз» — $100 тыс. Владелица ПАО «Вернум банк» Наталия Игнатченко получила $4 млн за услуги по конвертации валюты. Самому Александру Кацубе обещали после завладения средствами при купле второй буровой установки передать $1-2 млн для приобретения дома в Обуховском районе Киевской области. Но из-за огласки в СМИ о сделке ему отказали в предоставлении наличных, что содействовало соглашению со следствием, которое он заключил в июне 2017 года.

В 2014 году после Революции Достоинства, аннексии Россией Крыма и начале военной оккупации Кремлём части Донецкой и Луганской областей и без того сложные газовые отношения между Украиной и РФ совсем расстроилось. Москва в свою очередь попыталась лишить Киев транзита газа через отечественную ГТС с целью поставить нас «на энергетические колени».

В ответ правительство Яценюка полностью прекратило закупку «голубого топлива» у «Газпрома» и перешло к приобретению его по виртуальному реверсу «у соседних стран» через частные посреднические компании. Но парадокс возникшей тогда ситуации в газовой сфере заключался в том, что руководство страны и «Нафтогаза» не преминуло воспользоваться этим, чтобы подзаработать себе «в карман» за счёт простых граждан.

Вторым шагом наших вождей, после фактической реанимации лишь немного модифицированной и диверсифицированной схемы «РосУкрЭнерго», стало создание в 2015 году так называемого «независимого» Наблюдательного совета в «Нафтогазе», который фактически вывел холдинг из-под контроля государства, перевёл его во внешнее управление западным энергетическим спекулянтам и обеспечил фантастические зарплаты, надбавки и премии руководству госмонополиста.

Третьим шагом команды Порошенко явилось трёхкратное повышение НКРЭКУ (кстати, незаконно существовавшей в тот период) при поддержке правительства Гройсмана и якобы по требованию МВФ тарифов на газ (и электроэнергию). В результате из-за ограбления и, соответственно, обнищания всего населения Украины «Нафтогаз» был превращён из находящейся фактически в предбанкротном состоянии компании, чистые убытки которой по результатам 2013 года составляли 12,53 млрд гривен, в высокодоходную. Причём с полностью отчуждёнными от нашего государства и народа корпоративными интересами.

Итак, ответим на вопрос: почему НАК «Нафтогаз Украины» сегодня нужно ликвидировать, а не приватизировать?

1) Нефтегазовый монополист, который построен по холдинговому принципу, является надстроечной компанией, не имеющей собственных производственных мощностей. Его самые весомые активы — большое престижное офисное здание на ул. Богдана Хмельницкого в Киеве и большой автопарк дорогих машин в количестве от 50 до 65 единиц.

Причём «Нафтогаз» обновляет свой автопарк раз в 2-3 года. Так в 2017 году по распоряжению Кабинета Министров госкомпания выставила на продажу 59 из 62 машин. Осенью 2018 года по решению правительства «Нафтогаз» передал 23 не использовавшихся госкомпанией автомобиля украинской армии. В феврале 2019 года Кабмин разрешил госмонополисту продать 13 Mercedes Benz. Причём каждый раз после уменьшения автопарка руководство «Нафтогаза» закупало через свои дочерние компании новые элитные авто. Например, в июне 2018 года якобы для повышения уровня безопасности главы госкомпании Коболева на средства дочерней «Укртранснафти» был куплен второй бронированный автомобиль — Cadillac Escalade. Его стоимость по рыночным прайсам составляет $300 млн.

Ради истины надо отметить, что у «Нафтогаза» была возможность непосредственно, а не через управляемые им дочерние компании и предприятия, иметь на своём балансе и «рулить» производственными активами – Газораспределительными сетями (ГРС), через которые от главной трубы Газотранспортной системы «голубое топливо» доставляется конечным потребителям. Однако руководство госхолдинга всё делало, чтобы «сдыхаться» этого «счастья».

В 1998 году при создание «Нафтогаза» ГРС постановлением Кабмина были переданы на баланс госкомпании. Но уже в 1999 году её руководство отдало газораспределительные сети фактически в бесплатную аренду полуприватизированным обл/горгазам. В 2008-2009 годам премьер Тимошенко попыталась возвратить ГРС в прямое управление «Нафтогазу». Но после поражения на президентских выборах в 2010 году и назначения Януковичем главой правительства Азарова всё возвратилось «на круги своя».

В 2015 году Верховная Рада приняла закон «О рынке газа», в соответствие с которым газораспределительная сеть не может сдаваться в бесплатную эксплуатацию негосударственным компаниям. Были приняты ряд Постановлений Кабмина в этом направление. Однако руководство «Нафтогаза» до сих пор не смогло (правильнее сказать не захотело) ничего сделать, чтобы заключить договора аренды с частными обл/горгазами, которые в большинстве своём принадлежат Дмитрию Фирташу. Вместо этого оно способствовало повышению тарифов для населения и предприятий по доставке газа с 1 января 2020 года.

2) Паразитический характер менеджмента НАК «Нафтогаз Украины». Так

15 начальничков в государственном «Нафтогазе» получают каждый месяц по $150 тыс зарплаты на каждого. Только по итогам 2018 года 15 топ-менеджеров госмонополии поделили более 681 млн гривен. В 2018 году НАК потратил на обеспечение работы Наблюдательного совета 53 млн гривен. С учетом не принимавшего в его работе участия Стива Хейсома, выходит, что в среднем на одного из 6 членов НС было потрачено почти 9 млн гривен, или более $300 тыс.

Для примера, средняя компенсация членов набсовета немецкой Deutsche Bahn (которая собирается проглотить «Укрзализныцю») находится на уровне 45 тыс евро. То есть в 6 раз меньше чем у «Нафтогаза». При том, что выручка последнего как раз в 6 раз ниже чем у Deutsche Bahn.

Наблюдательный совет НАК «Нафтогаз Украины» весной прошлого года принял решение продлить контракт с председателем правления компании Андреем Коболевым и установить его месячный оклад в размере 2,08 млн гривен. Трамп за год получает $400 тыс.

В различные годы штатное количество аппарата самой холдинговой настройки «Нафтогаза» колебалось в пределах 500 – 700 человек. При этом с 2016 года по середину 2019 года финансовые расходы на содержание аппарата Нафтогаза, по утверждению вице-премьера Владимира Кистиона в парламенте 7 июня прошлого года, увеличились с 800 млн гривен до 3,5 млрд гривен, то есть более чем в 4 раза.

Ко всему перечисленному надо также добавить фантастические премии, которые получили Коболев, Витренко и ещё порядка 15 сотрудников «Нафтогаза» за выигранные суды у «Газпрома» на сумму $4,6 млрд (выплачено по договоренности 3 млрд). Если исходить из точки зрения, что они в Стокгольмском арбитражном суде, с одной стороны, выполняли свои служебные обязанности, а с другой стороны, выплата Российским газовым монополистом была в значительной степени обусловлена личными договорённостями президентов Зеленского и Путина, то нельзя не согласиться, что Набсовет госкомпании коррупционно погорячился, определив им премии в размере $29 млн.

3) Необоснованность сохранения и повышения тарифов на газ, отопление и горячую воду в интересах нефтегазового монополиста. Об этом в СМИ сказано и написано очень много. Отметим только, что при произошедшем за последние полгода снижение цен на газ в мире и в Европе в 2,5 раза повышение размера платёжек населению и предприятиям за январь 2020 года в среднем на 30-50% выглядит просто абсурдом. Если учесть, что большинство находящихся в управление «Нафтогаза» дочерних компаний, практически все коммунальные и частные предприятия теплокоммунэнерго и водоканалы, обл/горгазы убыточны, и задолженность трёх последних групп перед «Нафтогазом» к концу отопительного сезона достигнет по прогнозу Алексея Кучеренко 48 млрд гривен, а населения – 75 млрд гривен, то становится ясно, что главным и единственным бенефициаром высоких тарифов является НАК как монополист. Ведь он по итогам 2019 года госкомпания перечислила в Госбюджет порядка 130 млрд. Соответственно были выплачены огромные премии руководству, членам Наблюдательного совета и всем сотрудникам аппарата холдинга.

Но парадоксальность сложившейся ситуации даже не в этом. А в том, что для компенсирования результатов ошибочного управленческого решения руководства «Нафтогаза» о закупке больших объёмов газа летом 2019 года по более высоким ценам, чем сложившиеся из-за тёплой осени-зимы 2019 — 2020 годов и сомнений в подписание нового договора с «Газпромом», НКРЭКУ по инициативе нефтегазового монополиста и Кабмина в январе текущего года задним числом внедрил вместо старой формулы газового тарифообразования «Дюссельдорф+» новую — «Амстердам+».

Причём главным инициатором и лоббистом этого шага власти стал Андрей Герус, который до избрания летом 2019 года народным депутатом от правящей партии «Слуга народа» в течение 4-х предыдущих лет яростно боролся против угольной формулы «Роттердам+». Правда последняя касалась только ценообразования для предприятий страны. Герус же, ставшей главой комитета Верховной Рады по энергетике и жилищно-коммунальным услугам, поставил «на счётчик» не только все предприятия Украины, но и всё население Украины.

И это при том, что «Нафтогаз» производит расчёт за отпускаемый обл/горгазам и предприятиямтеплокоммунэнерго в гигаколориях, что значительно для них увеличивает стоимость приобретаемого «голубого топлива», а они взимают с населения и промышленности деньги за потреблённые кубометры, то есть по меньшим параметрам И нефтегазовый монополист за все годы своего существования ничего не сделал, чтобы исправить данную ситуацию. В результате обл/горгазы и предприятия теплокоммунэнерго, чтобы как-то выкарабкаться из ситуации даже в тёплую зиму вынуждены химичить: применять «морозные коэффициенты» при начислениях, выдумывать «мёртвых душ» и использовать другие незаконные и коррупционные ухищрения для увеличения своих доходов (правильнее сказать -уменьшения убытков).

4) Руководство «Нафтогаза» и в своей оперативной деятельности, и в своих стратегическом планах ориентируется не на увеличение собственной добычи «голубого топлива», а на рост его купли-перепродажи.

Согласно статистическим данным управляемые холдингом «Укргаздобыча» и «Черноморнефтегаз» по результатам 2019 года впервые за последние 5 лет снизили объёмы добываемого в Украине «голубого топлива» на 1,4%. В своём интервью журналистам «Интерфакса» директор интегрированного газового бизнеса «Нафтогаза» Андрей Фаворов объяснил это истощением старых месторождений, усложнением технических условий добычи газа на больших глубинах и … ограниченностью наземной инфраструктуры по приёму бОльшего добываемого, чем сейчас, объёма «голубого топлива».

Насколько данная информация правдива должны сказать специалисты. Но только авторитетный эксперт в энергетической сфере и коммунального хозяйства Алексей Кучеренко справедливо спрашивает в своём интервью на Ukrlife.TV, куда пошли потраченные «Нафтогазом» за последние три года 93 млрд гривен, которые предназначались для увеличения объёмов добычи собственного газа. Объяснение Фаворова, что данные средства истрачены на поддержание работоспособности действующих скважин звучит не убедительно. И в случае создания лоббируемой народным депутатом от «Батьковщины» Алексеем Кучеренко Временной следственной комиссии Верховной Рады по этому вопросу можно будет узнать правду: сколько средств дошло непосредственно до буровиков, сколько «прилипло к рукам» руководства холдинга, а сколько разворовали в самой «Укргаздобыче».

Но как бы там ни было, однако прежний бэкграунд Андрея Фаворова как специалиста в области биржевых газовых торгов на международных рынках пока не располагает верить его утверждениям. Тем более что он выражает непреклонную уверенность в дальнейшем сокращение в Украине в ближайшие два года объёмов добычи собственного газа. Вольно или невольно, исходя из изложенной в предыдущем пункте аргументации о коррупционной подоплеке махинаций руководства «Нафтогаза» с тарифообразованием возникает мысль, что это или делается специально для получения конкретными заинтересованными лицами большего навара в результате проворачиваемых схем виртуального реверса купли-продажи «голубого топлива». Или же для целенаправленного «подрыва» украинской госпрограммы по увеличению добычи собственного газа «Агентами Кремля». Ведь Андрей Фаворов является гражданином … России (!). То есть в этой ситуации можно говорить не только о просчётах менеджмента госкомпании, но и о реальных угрозах для национальной безопасности страны.

Но как бы там ни было, в дополнение к аргументам Фаворова о причинах сокращения добычи газа исполнительный директор «Нафтогаза» Юрий Витренко назвал ещё два: убыточность добычи «голубого топлива» и нефти (абсурд) и отсутствие в аппарате холдинга … хоть одного специалиста этого профиля (!).

5) Пособничество отечественным олигархам с целью заручиться их поддержкой перед Президентом и правительством. Так 3 февраля текущего года исполнительный директор «Нафтогаз» Юрий Витренко объявил о мировом соглашении между «Укртрансгазом и «Укрнафтой» (50% + 1 акция принадлежит через холдинг государству, 42% — Коломойскому и Боголюбову). По его словам, сделка позволит «обнулить» многомиллиардный налоговый долг последней, лишив тем самым ее статуса крупнейшего налогового должника страны. Согласно мировому соглашению НАК должен выплатить «Укрнафте» почти 30 млрд гривен, выкупив у нее спорные 2 млрд куб.м газа, использованные в 2006-2012 годах на нужды населения, и еще дополнительно — 2 млрд кубов будущей добычи.

Газовый спор между «Укрнафтой» и «Нафтогазом» длится с конца нулевых. В начале 2008 года Кабинет министров Юлии Тимошенко распорядился использовать на нужды населения газ «Укрнафты» из подземных газохранилищ, добытый в 2006-2007 годах. Его стоимость, согласно распоряжению, составила 265,65 гривен за тысячу кубометров, хотя в самой «Укрнафте» настаивали на рыночной цене. По этому принципу с 2006 по 2012 годы НАК продал 10 млрд куб. м газа «Укрнафты», из-за чего частные совладельцы последней пошли в суды.

«Мы проиграли все суды, включая Верховный [суд в 2014 году], по 2 из 10 млрд кубометров — это общий объем спорного газа. И мы подписали компромиссное соглашение, — объяснял Витренко изданию «Главком». — Мы договорились, что купим этот газ по текущей рыночной цене, которая в 2,2 раза ниже той цены, которую они («Укрнафта». – Авт.) должны были получить, если бы мы выполнили решение Верховного суда».

Именно это соглашение утвердил Хозяйственный суд Киева в конце января 2020 года. По его условиям, «Нафтогаз» собирается выплатить «Укрнафте» за спорные 2 млрд кубов газа почти 15 млрд гривен, или около 7500 гривен за тысячу куб. м.

Стоимость газа — в разы больше, чем в 2006 году и на 2000 гривен выше, чем тариф для промышленности в январе 2020-го (5500 гривен без НДС). По словам, Витренко, стоимость подтвердила международная аудиторская компания KPMG (эта цифра соответствует рыночной цене в марте 2019 года).

Еще 14,6 млрд гривен НАК намерен выплатить за будущие объемы добычи, итого — почти 30 млрд гривен. Это общий долг «Укрнафты» с учетом пени и штрафов, уточнили в пресс-службе компании. Где НАК намерен взять огромную сумм, чтобы рассчитаться с «Укрнафтой»?

«Источником средств будет компенсация, которую «Нафтогаз» должен получить из госбюджета соответствии с законом «О рынке природного газа» за возложенные на него специальные обязанности в порядке, установленном Кабмином», — объяснил Витренко в Facebook 3 февраля. Далее, по его словам, эти деньги направят в госбюджет «в качестве погашения налогового долга и уплаты налогов». Все операции в рамках «сделки» будут проходить на счетах Госказначейства, уточнил он. Иными словами, госмонополист намерен рассчитываться перед частными владельцами «Укрнафты» деньгами из карманов простых граждан.

К слову сказать, это не первая попытка «Нафтогаз» решить налоговую проблему «Укрнафты». В начале 2019-го аналогичную сделку утвердил наблюдательный совет НАК, но ее заблокировал Кабмин Владимира Гройсмана. Возникает закономерный вопрос: почему после победы в Стокгольмском арбитраже над «Газпромом» Наблюдательный совет «Нафтогаза» премировал его руководство огромными премиями? А при поражение во всех судах с Коломойским и Боголюбовым, как частными совладельцами «Укрнафты», не оштрафовал Коболева и Витренко за низкое качество работы?

Но пособничество руководства госмонополиста украинским олигархам не ограничилось только вышесказанным. Как стало известно из Единого реестра судебных дел 10 февраля Восточный апелляционный хозяйственный суд (Харьков) утвердил мировое соглашение «Укрнафты» с ООО «Котлас», которым предоставил последнему рассрочку для погашения долга за поставленную в 2015 году нефть в размере 2,48 млрд гривен до конца 2025 года. Согласно ему «Укрнафта» отказалась от любых штрафов с момента возникновения долга (31 декабря 2015 года) до утверждения судом мирового соглашения (10 февраля 2020 года). Речь идет об инфляционных начислениях по среднему индексу инфляции и 3% годовых.

Учитывая средний индекс инфляции за 2016-2019 годы включительно на уровне 11%, только инфляционные платежи за четыре года могли бы составить 266 млн гривен. Кроме того, штраф по ставке 3% годовых составил бы 319 млн гривен. Таким образом «Укрнафта» отказалась (!) от требования около 585 млн гривен штрафов и инфляционных потерь.

По данным того же Единого госреестра судебных решений, «Укрнафта», помимо «Котласа», в январе-феврале 2020 года подписала мировые соглашения с остальными 4 компаниями, которым в 2015 году бесплатно отгрузила почти 1 млн тонн нефти.

И в первом и во втором случаях бенефициарами (выгода получателями) описанных действий Коболева, Витренко и Ко стали Коломойский и Боголюбов, как частные владельцы «Укрнафты», «Котласа» и остальных 4-х компаний. ПОЭТОМУ НЕ УДИВИТЕЛЬНО, ЧТО ИГОРЬ ВАЛЕРЬЕВИЧ НЕОДНОКРАТНО ПУБЛИЧНО АГИТИРОВАЛ ЗА НАЗНАЧЕНИЕ ИЛИ ЮРИЯ ВИТРЕНКО, ИЛИ АНДРЕЯ ОБОЛЕВА ГЛАВОЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА.

6) Зависимость руководства «Нафтогаза» от Наблюдательного совета госкомпании, проводящего в Украине интересы западных финансовых институций и энергетических корпораций. Она обусловлена, с одной стороны, правами и полномочиями членов Наблюдательного совета, заложенными в Устав госмонополиста, а с другой стороны, численным преобладанием иностранных граждан в НС.

Принятые в июне-июле 2016 года законы № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII отменили практику предыдущих лет получения членами Наблюдательных советов госпредприятий заданий от органов власти на голосование независимо от их формы. Все члены НС — независимые и представляющие интересы государства — получили официальное право самостоятельно принимать решения во время голосования на заседаниях Набсоветов.

Кроме того, Наблюдательные советы стали согласовывать стратегию и годовой финансовый план, назначать и увольнять руководителей госпредприятий, устанавливать размер и условия выплаты вознаграждения, формировать подразделения внутреннего аудита, принимать решения о совершении важных финансовых операций.

Если же говорить о составе Набсовета «Нафтогаза Украины», в мае 2016 года он был сформирован в составе 3-х иностранцев и 2-х украинских граждан. После ряда перипетий в последующие три года НС составил 7 человек, из которых 4-ре зарубежных экспата и 3-е украинцев.

Неудивительно, что при таких полномочиях и таком составе Наблюдательного совета Андрей Коболев чувствует себя очень самоуверенно в отношениях с правительством и Президентом. Наиболее наглядно это проявилось в его конфликте с премьер-министром Владимиром Гройсманом весной 2019 года, когда последний заявил о несогласие его правительства с предложенным «Нафтогазом» высоким тарифом на газ для граждан (12 тыс. вместо 8,5 тыс.), иском госкомпании к Кабмину по возмещению ей специальных обязательств по поставке «голубого топлива» для населения, выплате корпоративных дивидендов в размере 90% в Госбюджет, и высоким зарплатам и премиям руководству холдингу. Из-за противодействия Коболева премьер Гройсман даже высказал намерение его уволить. Но после оклика посла США всё же вынужден был переподписать с ним контракт ещё на один год.

Но самое показательное даже не это, а то, что в начале 2020 года седьмым членом и председателем Набсовета «Нафтогаза» была назначена англичанка Клэр Споттисвуд. Бэкграунд её последнего десятилетия включает работу в одном из подразделений скандально обанкротившейся из-за подтасовки цифр отчётности своего бизнеса американской компании Enron, в финансово сколлапсировавших компаниях — Spark Energy, Economy Energy, URE Energy, Eversmart, Extra Energy — которые были созданы под присмотром Споттисвуд в процессе разделения British Gas.

Наряду с этим, Клэр входит в состав совета директоров: энергетической компании Flowgroup (основной бизнес — электрические котлы для населения),

британско-нигерийской компании по добыче ископаемого топлива Seven Energy, международного владельца и оператора плавучего хранилища производства и отгрузки (FPSO) судов BW Offshore, является исполнительным директором в английской компании по разведке и добыче нефти, которая работает в основном на континентальном шельфе Великобритании EnQuest, ирландской Tullow, которая занимается разведкой нефти по всему миру.

Кроме того, с января 2019 года Споттисвуд стала председателем правления Xoserve — центрального поставщика данных для британского рынка газа.

Наконец, Клэр председательствует в международной экспертной компании, изучающей газовую сферу, Gas Strategies Limited.

Вся это закономерно порождает подозрение, что назначение в Наблюдательный совет «Нафтогаза» Клэр Споттисвуд сознательно осуществлено для получения западными энергетическими компаниями полного контроля над нефтегазовыми ресурсами Украины и денежными потоками, функционирующими в этой сфере.

7) Оторванность руководства «Нафтогаза» от реалий украинской жизни, его нарциссизм и «отмороженность». Наиболее показательным примером в этом плане являются публичные выступления и личностная позиция Юрия Витренко. На ТВ канале «Прямой» он жаловался, что Коболев отказался подписывать ему вторую часть премии за победу «Нафтогаза» в Стокгольмском арбитраже над «Газпромом» и с пеной на губах доказывал, что надо не лениться, настойчиво, как он, трудиться, и тогда всё будет в стране хорошо. И вообще, что Витренко своим примером докажет: любой добросовестный человек в Украине может заработать много денег и добиться в судах справедливости, если работодатель не выполняет по отношению к сотруднику свои обязательства.

С этой личностной позицией нельзя было бы не согласиться, если не учитывать биографию «обиженного» Витренко. Тем, кто не знает – разъясним. Отец Юрия — тоже Юрий Витренко — в 80-е сначала работал в Госплане, а затем начал министерскую карьеру в Совете Министров УССР. Продолжил её после провозглашения Украиной независимости в Кабинете Министров страны. В Кабмине Юлии Тимошенко руководил департаментом закупок. Был замминистра экономики Украины в правительстве Николая Азарова.

Мать Юрия Наталья Витренко – доктор экономических наук, известный политик, лидер Прогрессивной социалистической партии Украины, народный депутат Украины II и III созывов.

Иными словами, нынешний директор по развитию бизнеса «Нафтогаза Украины» имеет непростых, блатных,номенклатурных родителей, которые обеспечили ему возможность в 90-е годы получить престижное высшее образование, прохождение аспирантуры сначала в Киевском Нархозе, затем — в Киевском институте международных отношений, защиту там диссертаций. А в последствии — практики и стажировки за рубежом, получение за границей диплома MBA.

Ну и, соответственно, обеспечили престижное трудоустройство сначала в «Украинской финансовой группе», затем в «Укринбанке», международной аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, лондонском отделении банка Merrill Lynch, в международной группе фондов Амстар со штаб квартирой в Денвере (США), в том же «Нафтогазе Украины».

Работая в последнем в целом ряде ипостасей, он благодаря протекции родителей, вопреки здравому смыслу и сознательно создавая конфликт интересов учредил в 2010 году инвестиционную компанию «ЕйВайЕй Кэпитал» (AYA Capital), в которой стал Гендиректором. «Многостаночность» Витренко была дополнена его избранием в апреле 2019 года главой Наблюдательного совета ПАО «Укрнафта», а в октябре того же года членом НС … «Укроборонпрома» (!).

Короче говоря, Юрий Витренко сделал карьеру способного и трудолюбивого, но блатного номенклатурного молодого человека. Большинству простых граждан Украины такой «общественный лифт» априори недоступен по факту социального происхождения. ПОЭТОМУ ВСЕ ПУБЛИЧНЫЕ РАЗГЛАГОЛЬСТВОВАНИЯ И СУДЕБНЫЕ ПОТУГИ «ОБИЖЕННОГО» ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ДИРЕКТОРА «НАФТОГАЗА», НЕ СТОЯТ, КАК ГОВОРЯТ В НАРОДЕ, «ВЫЕДЕННОГО ЯЙЦА».

«Уважаемые» господа Коболев и Витренко! Все ваши заслуги заключаются лишь в том, что вы оказались в «Нафтогазе» благодаря своим высокопоставленным родственникам и покровителям в нужное время и в нужном месте. Всё остальное – лишь более-менее добросовестное выполнение руководством госмонополиста своих должностных обязательств и сохранения вами допустимого для общества уровня здравомыслия в использование коррупционных схем в личных интересах.

ВЫВОДЫ:

  1. «НАК «Нафтогаз Украины» был создан в 1998 году не столько для урегулирования (ликвидации анархии) ситуации в стране с продажей и распределением российского газа, переводу всех расчётов из товарного бартера на денежные основы, и аккумуляции средств для увеличения добычи собственной нефти и «голубого топлива», сколько для централизации финансовых потоков в интересах получения коррупционной маржи Президентом Кучмой, менеджментом госкомпании и приближёнными к высшей власти чиновниками и бизнесменами.
  2. 2. До 2014 года «Нафтогаз» фактически являлся неформальным президентским бизнесом. Исключением стал период 2005-2008 годов, когда госмонополист был временно «демонаполизирован» Фирташем и Фурсиным через «РосУкрЭнерго».
  3. «НАК «Нафтогаз Украины», несмотря на свой государственный (правильнее сказать окологосударственный) статус, стал предтечей формирования частных олигархических монополий в чёрной и цветной металлургии (Ахметов и Коломойский), химической промышленности (Фирташ), электроэнергетике (Ахметов).
  4. В отличие от созданных в 1990-х годах естественных госмонополий – «Укрзализныци» (1991 г.), «Укртелекома» (1993 г.), «Укрпочты» (1994 г.), «Днипроэнерго» (1994 г., с 2005 г. переименована в «Укргидроэнерго»), «Укрэнерго» (1998 г.), «НАК «НАФТОГАЗ» БЫЛ СФОРМИРОВАН КАК ИСКУССТВЕННАЯ ГОСМОНОПОЛИЯ, которая в последующие годы фактически заблокировала появление нормальной рыночной конкуренции в этих отраслях отечественной энергетики. В газовой сфере она могла возникнуть в результате бизнес соперничества корпораций «Республика», «Интергаза», «Континенталя», «Газа Украины», «Единых энергетических систем Украины», «Итеры» и ряда других.
  5. Истинными причинами хронической убыточности «Нафтогаза Украины» до 2016 года являлись не высокие рентные ставки на добычу нефти и газа, не заниженные (социальные) тарифы на газ, отопление и горячую воду, как неоднократно заявляли в СМИ Коболев и Витренко, а колоссальные размеры разворовывания и выдаивания через различные коррупционные схемы госкомпании высокопоставленными чиновниками и приближёнными к президентам бизнесменами.
  6. Убыточность «Нафтогаза» была ликвидирована не благодаря эффективному управлению госхолдингом «талантам» его нынешнего менеджмента, а в результате троекратного повышения тарифов на газ для предприятий и населения по требованию МВФ, несправедливого и грабительского распределения доходов-расходов между госмонополистом, с одной стороны, и предприятиями теплокоммунэнерго и обл/горгазами, с другой.
  7. Сегодняшнее руководство «Нафтогаза» ориентировано не на увеличение добычи газа собственного производства, а на сохранение и умножение виртуальных схем купли-продажи российского «голубого топлива» через швейцарские, лихтенштейнские, словацкие и другие иностранные компании-посредники, с помощью которых они могут заработать дополнительное «лаве» к своим фантастическим зарплатам и премиям. Поэтому, несмотря на огромные финансовые вложения, Программа по увеличению добычи собственного газа госхолдингом сознательно провалена.
  8. Так как, с одной стороны, «Нафтогаз» является учредителем большинства управляемых им компаний, а с другой стороны, от его имени подан иск в Стокгольмский арбитражный суд о компенсации финансово-материальных потерь в размере 8 млрд гривен, которые понёс госмонополист из-за аннексии Россией Крыма в 2014 году, ликвидировать НАК нужно поэтапно в течение нескольких лет, заменяя его учредительство в «Укргаздобыче», «Укртрансгазе» (5-ть подземных хранилищ), «Укрнафте» (50% + 1 акция) и т.д. Кабинетом Министров, и постепенно сокращая и трансформируя аппарат холдинга до небольшой по численности (30-50 человек) самостоятельной юридической компании, обслуживающей подчинённые ныне «Нафтогазу» предприятия. Несмотря на организационную сложность данного процесса, реализовать эту задачу можно, так как Кабинет Министров и профильное министерство имеют уже более трудоёмкий опыт передачи отечественной ГТС на баланс «Магистральным трубопроводам Украины».
  9. На сегодня «Нафтогаз Украины» усилиями её менеджмента, Наблюдательного совета и вознесёнными во власть после победы на президентских выборах «соросят» превращён в такого себе компрадорского коллективного олигарха, отчуждённого от интересов государства и народа, и призванного системно выдаивать деньги населения страны в интересах транснациональных энергетических компаний.

Он стал первой и трафаретной формой установления завуалированного господства Западных агентов влияния в природоресурсной сфере украинской экономики. Если решительно не начать в ближайшее время ликвидацию «Нафтогаза», то по его примеру и опыту наши иностранные «благодетели-партнёры» превратят в управляемые ими компрадорские олигархические компании «Укрзализныцу», «Укрпочту», «Магистральные трубопроводы Украины», «Укргаздобычу», «Укртранснафту», «Укргидроэнерго, отечественные морские и речные порты, аэропорты и ряд других крупных госпредприятий.

  1. Так как «Нафтогаз Украины» стал в 2016 году первой крупной госкомпанией, в которой под давлением Международных финансовых институций был создан «независимый» Наблюдательный совет, состоящий в большинстве своём из иностранных экспатов, и по лекалу которого в том же году были приняты законы № 1405-VIII, №8331-д и № 1475-VIII, обязавшие внедрить данную новацию на 41-м крупном госпредприятии и во всех госбанках, необходимо в НАКе его первом же уничтожить или путём правовой трансформации НС, или ликвидации самого «Нафтогаза».
  2. Главным мотивом предложений Коболева и Ко о приватизации «Нафтогаза Украины» являются их корыстные интересы, а именно желание хорошо подзаработать на лоббирование тех или иных международных энергетических корпораций, которые заинтересованы приобрести пакеты акций НАКа. В этом менеджмент паразитирующего на стране госмонополиста не будет первопроходцем. Такую аферу в 2006-2011 годах провернуло руководство государственного «Укртелекома» во главе с тогдашним председателем правления Георгием Дзеконом. Сначало оно сознательно довело госмонополиста фиксированной связи до убыточности. А затем помогло украинской дочке ЕСУ австрийского фонда EPIC, одним из бенефициаров которой был тогдашний глава СБУ Валерий Хорошковский, на адресном коррупционном конкурсе по значительно более низкой цене (как минимум в 3 раза), чем реальная рыночная. После этого Дзекон с семьёй переехал на ПМЖ в США в штат Флорида.
  3. До ликвидации госкомпании оплата руководства холдинга и управляемых им предприятий должна строиться не только путём премИрования его достижений, но и штрафования за допущенные им провалы в работе. Причём также «в особо крупных размерах».

Источник