Войны без войн: от экономических к финансовым битвам

Войны без войн: от экономических к финансовым битвам

26.03.2018 0:00
Войны без войн: от экономических к финансовым битвам

Экономическая война нас сопровождает все время, по крайней мере, в новостях мы слышим о ней очень часто. Трамп объявляет рост пошлин, Европа действует в ответ [1 — 4]. Китай и США перманентно находятся в подобной ситуации, причем позиция Китая сильнее, поскольку он может управлять своими государственно зависимыми крупными предприятиями [5]. Китай рассматривается как победитель в экономической войне с США и другими аналитиками [6]. Но все это в рамках экономики, а на поверхности между всеми царит дружба.

Куда же нацелена экономическая война? В одном из исследований в первом же предложении говорится, что экономическая война преследует те же цели, что и война обычная. И эта цель названа — разгром наших врагов [7]. И это естественно. Когда у тебя есть враг, реальный или ощущаемый, ты будешь использовать любой инструментарий, который работает против него.

Н. Ламберт подчеркивает разницу сегодняшней экономической войны со стратегическими бомбардировками немецких заводов союзниками во вторую мировую войну. Он пишет: «В то время как стратегическая бомбардировка была нацелена на способность государства вести войну и работала с помощью уничтожения, экономическая война нацелена на вражеское общество путем выведения из строя национальной экономики, имея целью быстрый подрыв легитимности и домашней поддержки вражеского государства. И еще, тогда как в стратегической бомбардировке гражданские жертвы типично рассматриваются как сопутствующий ущерб, в экономической войне гражданские являются целью» [8].

Это достаточно открытая и откровенная формулировка, когда целями является именно гражданское население, которое призвано в ответ усилить давление на свое собственное правительство. Правда, следует вспомнить, что и в варианте стратегических бомбардировок во вторую мировую войну, население все равно не выступило против Гитлера. Это при том, что в Управлении стратегических служб Донована к 1942 г. работало 16 психологов с задачей «собирать и коррелировать все существующие данные, относящиеся к психологическим факторам, работающим на национальной и международной арене» [9]. К примеру, успех нацистов они выводили из следующего: «Успех нацизма зависим от кризиса немецкого общества после первой мировой войны, от способности нацистской партии порождать отношения и символы, отвечающих этому кризису, а больше всего от воплощения широко распространенных тревог и желаний в личности Гитлера».

Стратегические бомбардировки были новым явлением в военной доктрине. На определение таких точек работали историки, экономисты, географы, инженеры. Единственное к чему пришли психологи, что наибольшее воздействие давали не регулярные тяжелые бомбардировки, а нерегулярные умеренные, поскольку они не давали образовываться новым моделям жизни. Но в целом бомбардировки не дали того дестабилизирующего эффекта, который предсказывали [10]. Или такой вывод под рубрикой истории войны: «влияние на состояние нации является наименее понимаемым и определенным аспектом кампании» ([11], см. также [12]). Костяк Управления стратегических служб составили профессора из Йельского университета, а это привело среди прочего к тому, что месторасположение ЦРУ его работники по сегодня называют «кампусом» [13].

У Ламберта присутствует интересная сопоставительная таблица в пользу экономической войны против стратегических бомбардировок, при том, что сегодня вообще речь не может идти о стратегических бомбардировках вне ситуации войны [8]:

Экономическая война Стратегические бомбардировки
Нацелена на общество Нацелена на государство
Быстрое действие Медленное действие
Психологический ущерб Материальный ущерб
Стратегия шока Стратегия уничтожения

Можно добавить еще одну фразу из этого исследования, но из другой его части: «Новая экономическая война нацелена на вражеское общество (не государство) психологически (не физически), и поэтому может сработать быстро. Эта концептуальная модель является фундаментально новой».

Гражданские цели были вообще-то использованы СССР и на своем населении. Можно вспомнить следующие примеры:

— возникновение определенной нехватки продуктов питания в период перед снятием Хрущева с тем, чтобы после ухода Хрущева вновь воцарила идиллия на прилавках,

— Ельцин, ведя в распаду СССР, закрыл 16 из 17 табачных фабрик в России,

— была также нехватка продуктов в период перестройки, жена маршала Язова рассказывала, что продукты не довозились до Москвы сознательно, а разгружались на подходах, поэтому Язов отправлял солдат довозить продукты.

Так что это модель того, что можно обозначить как «физиологическое раздражение», и она была работающей.

В добавление к экономической войне, которая более-менее известна, у военных сегодня даже возникло понятие финансовой войны. Причем отталкиваются они при этом и от действий России в Крыму: «финансовые возможности могут дать Соединенным Штатам наилучшие возможности противостоять «маленьким зеленым» и «маленьким голубым человечкам» [14]. В качестве целей финансовой войны называется уменьшение способности финансировать производство и распределение, финансовая война также работает на понижение желания атакуемой страны воевать, заставляя его выбирать между «пушками» и «маслом». Журнал Newsweek называет это новым военным пространством [15]. Это подход именуют способом ведения войны двадцать первого столетия.

Интересно, что США отсчитывают свою первую такую войну не во взаимоотношениях с СССР. Хотя в это время и был вход в Венгрию для подавления венгерской революции 4 ноября 1956 года. Одновременно 5 ноября союзники по НАТО Британия и Франция захватили Суэцкий канал. Дипломатия не смогла заставить союзников уйти, а против них нельзя было воевать, и тогда Д. Эйзенхауэр прибегнул к финансовой войне. Он совершил три шага. Заблокировал выделение кредитных денег Британии Международным валютным фондом (561 миллион долларов), заблокировал выделение американского кредита Британии (600 миллионов долларов), угрожал сбросить британские бонды в США.

И все это, если Британия не уйдет из Суэца. В 1956 году Британия серьезно зависела от кредитов. У нее был долг перед Америкой и был долг по Второй мировой войне, который она взяла у стран Содружества. В результате Британия отступила, поступив так, как ее принуждали, а за ней последовала и Франция.

Исследователи финансовой войны подчеркивают, что она подрывает право суверенности, либо атакуя деньги, либо блокируя доступ к деньгам и кредитам [16].

Однако проанализировав американские санкции в рамках экономической войны, исследователи пришли к неутешительным выводам — они не оказали существенного влияния на ВВП стран под санкциями [17]. Практически все они повлияли в основном на взаимоотношения с международным финансовым сообществом. Пример Ирака вообще показал, что санкции не работают.

При этом общий вывод все-таки положительный. Это можно понять, хотя бы в контексте того, что наложение санкций — это все же не ввязывание в войну. И вывод этот таков: «В последние годы санкции стали предпочтительным и часто используемым средством для продвижения американских национальных приоритетов и приоритетов в сфере безопасности, часто с существенными результатами и иногда очень эффективным способом. Санкции могут стать одним из наиболее важных инструментов экономического соревнования или гибридной войны в будущем с неоспоримым сохранением силы из-за их полезности в опоре на силу для достижения желаемых политических результатов. Однако использование современных санкций пришло с беспокоящими издержками и вызовами, некоторые из которых подрывают иные цели американской политики и мощь и лидерство Соединенных Штатов как экономического и стратегического игрока».

Р. Пейп, проанализировав серию экономических санкций, пришел к выводу, что они оказались действенными только в 5% случаев [18]. Правда, вся эта исследуемая серия относится ко временам холодной войны.

Х. Зарате подчеркивает главную черту финансовых трансакций: «Деньги создают уязвимости. Необходимость денег для выживания и оперирования в двадцать первом столетии, как в локальной экономике, так и глобально, создает финансовые следы, которые не лгут, и зависимости, которые нельзя спрятать» [19]. Он считает Китай главным победителем в валютных войнах.

В своей книге Зарате рассказывает о новой эре финансовой войны, которая пришла после 11 сентября [20]. Сам он работает в американском Казначействе в сфере национальной безопасности. Эту войну он определяет как «использование финансового инструментария, давления и рыночных сил для давления на банковский сектор, интересы частного сектора и иностранных партнеров для изоляции акторов-изгоев от международных финансовых и коммерческих систем и уничтожения их источников финансирования». Он говорит о ней как о новом типе войны.

Правда, не только изгои попадают в финансовые зависимости. Финансовое давление мы видим и в случае Украины, когда МВФ увязывает выдачу очередного транша с выполнением определенных условий. И все это вызывает вполне понятное сопротивление.

В своих свидетельских показаниях в сенате США в 2003 г. Х. Зарате сказал: «Мы должны поддерживать политическое и дипломатическое давление на наших партнеров за рубежом и на международные институции, с которыми мы сотрудничаем, чтобы фокусироваться на проблемах финансирования террористов. Чем дальше будет уходить память мира об 11 сентября, тем сложнее будет удерживать чувство срочной необходимости в международных масштабах, чтобы действовать против терроризма» [21].

Мир, получив новые формы связности, стал более уязвимым. Ведь теперь зависимости стран одна от другой стали не только более явными, но и более реальными. Сегодня та страна, которая получит «черную метку, обречена влачить жалкое существование. И Северная Корея, и Иран ощущают это постоянно.

Интересную книгу о войнах связности (Connectivity wars) не так давно представили научной общественности. Ее редактор М. Леонард приводит интересный пример из недавнего прошлого, иллюстрируя эту идею. Когда Турция сбила российский самолет, то в ответ Россия начала не войну, а стала перекрывать все виды связей: от импорта турецких помидор до поездок туристов.

М. Леонард констатирует: «Самым важным полем битвы этого конфликта не были воздух или земля, а скорее взаимозависимая инфраструктура глобальной экономики: прерывание торговли и инвестиций, международное право, интернет, транспортные пути и движение людей. Добро пожаловать в войны связности!» [22].

Опасность современного мира он видит в гиперсвязности. Во время холодной войны глобальная экономика повторяла глобальный порядок. Все связи перекрывались железным занавесом. Потом мир стал взаимозависимым и взаимосвязанным, а Фукуяма заговорил о конце истории.

А упомянутый выше Хосе Зарате говорит в своей статье в этой книге «Новая геоэкономическая игра», что Китай и Россия уже играют в геоэкономическую, когда экономическая сила агрессивной используется для своих национальных интересов. Он пишет: «В более недавнем конфликте с Украиной и российской аннексии Крыма Россия продолжает использовать свои нефтяные ресурсы и финансовое влияние, чтобы давить на Киев, в то же время угрожая также таким соседям, как страны Прибалтики. Перед лицом западных экономических санкций и давления Москва использует свои собственные экономические меры и угрозы как меч и щит» [23].

И конечно, раз речь пошла о связности, то не обошлось без мнения П. Ханны, известного футуролога связности. В своей статье «Эра инфраструктурных альянсов» П. Ханна делает интересное замечание: «Если США измеряют свою силу своими военными расходами, то Европа и Азия измеряют свою инфраструктурными расходами» [24]. То есть все они вкладывают в связность, к чему во многих своих работах и призывает Ханна [25]. Кстати, Ханна подчеркивает, что инфраструктурные альянсы не имеют идеологии. С этим можно и поспорить, но как тенденция такой вариант развития присутствует.

Современный мир стал более взаимозависимым друг от друга. По этой причине и возникает множество разнообразных способов воздействия, которые отсутствовали во времена автаркий, когда страны могли существовать в полной независимости друг от друга. Но в это время нам сложно будет уже вернуться. И это говорит также о том, что время экономических и финансовых войн и санкций отнюдь не исчерпано.

Мир в принципе стал интереснее. Он дает гораздо больше возможностей для атаки, но и для защиты также. Любая сфера сегодня может стать опасной. И для каждой надо готовить соответствующих специалистов и по войне, и по обороне.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.

Литература

  1. Donald Trump’s Attack on German Prosperity // www.spiegel.de/international/world/donald-trump-trade-war-theatens-germany-and-europe-a-1197357.html
  2. Peker E. Europe’s Pitch to Trump: You Already Have a Good Trade Deal // www.wsj.com/articles/eu-aims-to-persuade-trump-the-u-s-already-has-a-good-trade-deal-1521538200
  3. Revive trade deal talks to avoid trade war, EU urges Trump // www.reuters.com/article/us-usa-trade-eu/revive-trade-deal-talks-to-avoid-trade-war-eu-urges-trump-idUSKCN1GQ1BO
  4. Osborne S. Trump trade war SPIRALS: EU ready to PUNISH 200 brands as US threatened with tech tax // www.express.co.uk/news/world/933129/trump-trade-war-news-tariffs-EU-deficit
  5. Furchtgott-Roth H. 5G, Economic Warfare, and How to Win // www.forbes.com/sites/haroldfurchtgottroth/2018/02/05/5g-economic-warfare-and-how-to-win/#5826a8bb3c4d
  6. Long H.China is crushing the U.S. in ‘economic warfare’ // money.cnn.com/2016/06/30/news/economy/china-us-war-by-other-means/index.html
  7. Bidwell P.W. Our economic warfare // www.foreignaffairs.com/articles/united-states/1942-04-01/our-economic-warfare
  8. Lambert N.A. Brits-Krieg: The Strategy of Economic Warfare // carnegieendowment.org/files/GUP_Perkovich_Levite_UnderstandingCyberConflict_Ch8.pdf
  9. Hoffman L.E. American Psychologists and Wartime Research on Germany, 1941-1945 // pdfs.semanticscholar.org/f05f/02296df48cbbe949650ad1b381a7a0f502ef.pdf
  10. Gee A. Aerial bombing: Turns out, it almost never works // ideas.ted.com/the-warfare-tactic-that-crushed-cities-but-not-spirits/
  11. Patton J.L. The failure of strategic bombing and the Emergence of the Fighter as the Preiminent Weapon in Aerial Warfare // www.militaryhistoryonline.com/wwii/articles/failurestratbombing.aspx
  12. Rigole J. The strategic bombing campaign against Germany during World War II // digitalcommons.lsu.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=4267&context=gradschool_theses
  13. Winks R.W. Cloak & Gown: Scholars in the Secret War, 1939-1961. — New Haven — London, 1996
  14. Katz D.J. Waging Financial Warfare: Why and How // Parameters. — 2013 — 2014. — Vol. 43. — N 4
  15. Goodman L.M. The art of financial warfare: how the West is pushing Putin’s buttons // www.newsweek.com/2014/05/02/art-financial-warfare-how-west-pushing-putins-buttons-248424.html
  16. Fenaroli G. C. Financial Warfare: Money as an Instrument of Conflict and Tension in the International Arena https://digitalcommons.bard.edu/cgi/viewcontent.cgi?article=1106&context=senproj_s2016
  17. Rosenberg E. a.o. The New Tools of Economic Warfare. Effects and Effectiveness of Contemporary U.S. Financial Sanctions // s3.amazonaws.com/files.cnas.org/documents/CNASReport-EconomicWarfare-160408v02.pdf?mtime=20161010171125
  18. Pape R.A. Why economic sanctions do not work // web.stanford.edu/class/ips216/Readings/pape_97%20(jstor).pdf
  19. Zarate J.C. The Coming Financial Wars // Parameters. — 2013 — 2014. — Vol. 43. — N 4
  20. Zarate J.C. Treasury’s War. The Unleashing of a New Era of Financial Warfare. — Philadelphia, 2015
  21. Testimony of Juan C. Zarate Deputy Assistant Secretary Executive Office Terrorist Financing and Financial Crime U.S. Department of the Treasury Senate Foreign Relations Committee // www.treasury.gov/press-center/press-releases/Pages/js139.aspx
  22. Leonard M. Introduction: connectivity wars // Connectivity wars. Why migration, finance and trade are the geo-economic battlegrounds of the future. Ed. by M. Leonard. — London, 2016
  23. Zarate J. The new geo-economic game // Ibid.
  24. Khanna P. The era of infrastructure alliances // Ibid.
  25. Khanna P. Connectography. Mapping the future of global civilization. — New York, 2016

Источник