Визит министра иностранных дел Венгрии в Украину: о чём договорились, а о чём не очень?

31.01.2021 19:18
Визит министра иностранных дел Венгрии в Украину: о чём договорились, а о чём не очень?

27 января состоялся визит министра иностранных дел Венгрии Петера Сиярто в Киев, где он провёл переговоры с главой украинского МИД Дмитрием Кулебой. Повестка дня не сильно отличалась от той, которая преследует венгерско-украинские отношения вот уже 4-й год: разногласия по поводу культурно-образовательной и языковой политики Украины.

Коротко напомню суть наших споров с Будапештом.

В 2017 году Верховная Рада Украины приняла новый закон про образование, который вызвал негативную реакцию Венгрии. В Будапеште посчитали, что новый закон нарушает права венгерского меньшинства, проживающего в Украине, в особенности в Закарпатской области. Венгры также обвиняли политическое руководство Украины в том, что они нарушили договорённости, достигнутые между ними ранее. Дескать, обсуждали один вариант законопроекта, а в итоге в Киеве приняли совершенно другой, и не посоветовались с партнёрами. Украинские же власти отвергали обвинения в притеснении венгероязычной общины.

В ответ на принятие закона, официальный Будапешт заблокировал работу комиссии «Украина-НАТО». Договориться у двух сторон не получилось. И премьер-министр Венгрии Виктор Орбан, и тогдашний президент Украины Пётр Порошенко вели довольно активную право-консервативную политику, каждый по своим внутренним причинам, и эта риторика осложняла любые переговоры.

В 2018 году произошёл ещё один скандал. В сети появилось видео, на котором видно, как в Закарпатье местным жителям раздают венгерские паспорта. Это вызвало острую дискуссию в Украине по поводу двойного гражданства, за которое не предусмотрено уголовной ответственности. К тому же, дипломатический конфликт дошёл до взаимных вызовов послов «на ковёр» в МИД в Киеве и Будапеште. «Паспортный скандал» замяли на полях международной Варшавского форума по безопасности в конце октября. Министры иностранных дел Украины и Венгрии договорились о двусторонних консультациях, и на этом всё закончилось. Но работа комиссии «Украина-НАТО» оставалась парализованной, а отношения Будапешта и Киева — токсичными.

Смена политического руководства в Украине не привела к фундаментальным изменениям в отношениях двух стран. Хотя Владимир Зеленский отошёл от национал-консервативной риторики своего предшественника, изменить ситуацию не получалось.

Конфликт между двумя странами вспыхнул с новой силой в октябре 2020 года во время местных выборов в Украине. Несколько венгерских чиновников и политиков принялись открыто агитировать за венгерские партии в Закарпатье, и призывать местных жителей голосовать за них. Украина восприняла это как вмешательство во внутренние дела государства. Дошло даже до взаимной высылки дипломатов. Официальный Киев запретил ряду венгерских чиновников приезд в Украину, что ещё больше раззадорило Будапешт, принявшегося обвинять Украину в притеснении венгров.

Через 2 месяца конфликт вышел на новый уровень. В декабре СБУ провела скандальные обыски в Обществе венгерской культуры Закарпатья, частном доме руководителя организации Василия Брензовича и в офисе благотворительного фонда «Закарпатский центр экономического развития Эган Еде». Брензович после этого спешно покинул Украину. А Венгрия пожаловалась в ОБСЕ, обвиняя Киев в притенении меньшинств. В Будапеште потребовали отправить на Закарпатье специальную миссию ОБСЕ, дабы она изучила вопрос с правами местных венгров и дала оценку.

В СБУ заявляли, что проводят расследование по статье «госизмена». В Киеве реакция на обыски СБУ была разной и неоднозначной, что, пожалуй, ещё больше подлило масла в огонь конфликта.

Складывалось впечатление, что СБУ действовали самостоятельно, а МИД и вовсе не был в курсе происходящего. Свою деструктивную роль сыграли и информационные вбросы (публикация на анонимных аккаунтах YouTube видео исполнения венгерского гимна в одном из сельсоветов Закарпатья и обращения неких националистов с угрозами в адрес венгров), которые имели явно провокационный характер, и совпали по времени с началом стратегической сессии НАТО в Брюсселе, где обсуждались планы развития Альянса на 10-летний период, и где Венгрия, естественно, поднимала вопрос Украины.

И вот, спустя месяц бодания, стороны все же решились на двусторонние переговоры. Первый визит главы венгерского МИД в Украину стал первым же шагом на пути к де-эскалации противостояния.

Ещё накануне приезда Сиярто в информационном пространстве произошла попытка обострить атмосферу визита. От имени некой националистической крипто-организации «Патриоты Украины» в венгерское посольство было отправлено письмо с угрозами в адрес этнических венгров.

Стоит сказать, что реакция украинского МИД была быстрой и эффективной. Дмитрий Кулеба немедленно опубликовал это письмо, и указал на то, что написано оно с очень глупыми ошибками на украинском языке, и вообще имеет откровенно провокационный характер. Венгерская сторона отнеслась к этому с пониманием, а Петер Сиярто поддержал своего коллегу по приезду в Киев. Это уже стало весьма позитивным сигналом по переговорам.

Теперь конкретно по итогам переговоров. Сторонам удалось договориться по следующим вопросам:

  1. Украина и Венгрия создадут совместную рабочую группу для урегулирования спорных моментов в законе про образование. Они будут обсуждать действие закона, его исполнение на местах и попытаются учесть интересы друг друга. Примечательно, что Венгрия, по крайней мере судя по заявлениям Сиярто, пошла на уступки Украине, и согласилась сделать работу группы двусторонней. Ранее, они настаивали на участии в любых пергеоворах венгерской общины Закарпатья как полноправной стороны, но Украина выступала против.

  2. Украина обязалась привлечь представителей венгерской общины к разработке нового законопроекта о национальных меньшинствах. Подробностей о датах его рассмотрения пока что нет.

  3. Венгрия подарила Украине 50 аппаратов искусственного дыхания в рамках гуманитарной помощи по борьбе с пандемией COVID-19.

  4. Украина и Венгрия обсудили некоторые вопросы, связанные с развитием, модернизацией и обновлением дорожно-транспортной инфраструктуры в приграничных областях, в частности в Закарпатье. Петер Сиярто сообщил, что в скором времени венгерская сторона завершит строительство моста через реку Тиса у посёлка Захонь напротив Чопа. Кроме того, венгры намерены открыть новый погранпереход «Нагиходось-Паладь».

  5. Будапешт выделил 50 млн. евро кредита на поддержку планов по ремонту и строительству дорог в Закарпатской области. «Укравтодор» заявил, что на эти кредитные средства возьмётся за строительство 10 км дорог от венгерской границы до трассы «Киев-Чоп», что станет продолжением венгерской трассы М3 «Будапешт-Вашарошнамен». В ходе пресс-конференции с Дмитрием Кулебой, Петер Сиярто особо подчеркнул, что за последние годы Венгрия выделила немалые средства на инфраструктуру региона: 16 млрд. форинтов ($ 54 млн.) ушло на дороги, а ещё 22 млрд. форинтов ($ 74,7 млн.) на помощь венграм Закарпатья.

  6. Венгрия и Украина договорились провести бизнес-форум в онлайн-режиме. Дата, подробности и программа пока что неизвестны.

  7. Венгрия обязалась продолжить программы реабилитации украинских военнослужащих и приёма детей беженцев с Востока Украины на отдых. По словам Сиярто, через эти программы прошли 42 украинских солдата и 2 300 детей из восточных областей Украины.

  8. Украина и Венгрия договорились о возможности встречи премьер-министра Виктора Орбана и президента Владимира Зеленского в ближайшее время. Когда — никто не говорит, дату ещё согласовывают. На такой встрече стороны обещают подписать некую декларацию или меморандум. Замглавы Офиса Президента Игорь Жовква в интервью ТСН этот документ называет «джентльменским соглашением — дорожной картой о паритетности, равенстве и взаимовыгодности отношений». Что конкретно под этим имеется в виду пока что неясно. Возможно, позже появятся подробности. Петер Сиярто об этом не упоминал.

Теперь пару слов о, так сказать, «тёмной стороне медали». О чём не договорились или о чём умолчали в ходе визита?

Бросается в глаза отсутствие конкретики в риторике сторон и договорённостях министров. С одной стороны, это вполне понятно, ибо данный визит не мог и не должен был закончиться решением всех проблем и подписанием фундаментальных договоров. Это был первый шаг навстречу, имевший целью, скорее, нащупать возможности для конструктивных переговоров и проверить, не сожжены ли мосты. С другой стороны, Украина и Венгрия действительно обошли стороной наиболее острые вопросы двусторонней повестки, и договориться об общих принципах урегулирования очевидно не смогли.

К примеру, в 2018 году Петер Сиярто называл «три удара», которые Украина якобы нанесла по Венгрии: принятие закона про образование, отмена закона «Кивалова-Колесниченка» о государственной языковой политике и президентский законопроект о двойном гражданстве, которым предлагали лишать гражданства за нарушения. Ни по одному из этих вопросов стороны не достигли существенного прогресса в ходе визита 27 января, за исключением пункта про создание рабочей группы в сфере образования.

На пресс-конференции глава венгерского МИД Петер Сиярто дал понять, что так и не получил гарантий закрытия уголовных дел СБУ против руководства венгерской общины Закарпатья. Дмитрий Кулеба от этого вопроса ушёл, заявив, что двусторонние отношения не должны зависеть от «деятельности одного человека», намекая, насколько я понимаю, на Василия Брензовича, в доме которого СБУ проводили обыски в декабре прошлого года, и который ныне находится в Будапеште. Министры не стали заострять на этом внимание, но было видно, что этот вопрос обсуждался, но договориться не получилось, и он ещё всплывёт в будущем.

Не поднимался вопрос касательно политической агитации венгерских чиновников (включая самого Сиярто) осенью 2020 года в пользу местных венгерских политических сил. Украина тогда ещё требовала от Будапешта извинений. Видимо, на встрече этот вопрос решили замять, и данный инцидент был закрыт.

Не совсем понятны некоторые детали работы будущей совместной венгерско-украинской рабочей группы. Будут ли они обсуждать только закон про образование или ещё закон про государственный язык? В какой мере будет обсуждаться применение данных законов? Как результаты переговоров будут реализованы на практике на национальном уровне?

В Украине утверждают, что закон про язык и вовсе не будет предметом переговоров. То есть, его вроде бы вынесли за скобки. В этом якобы состояла наша принципиальная позиция на встрече с Сиярто. Если так, то получается, что языковые и образовательные проблемы с Будапештом мы не сможем решить в полной мере. Ведь у венгров претензии не только к закону про образование, но и к языковой политике. Например, некоторые венгерские СМИ пишут, что рабочая группа будет обсуждать имплементацию обоих законопроектов. Информации крайне мало, а это оставляет поле для спекуляций и интерпретаций в стиле «зрада-перемога».

Со своей стороны, Сиярто заявлял, что получил от своего коллеги обещание урегулировать спорные моменты касательно образовательно-языковой политики. Хотя за 3 дня до визита в Киев он заявлял, что хочет от Украины не просто обещаний, а юридических гарантий того, что работать будет закон, согласованный с венграми Закарпатья. Как это вяжется с идеей рабочей группы и будет ли там обсуждаться вопрос именно с такого ракурса — вопрос остаётся подвешенным в воздухе.

Кроме того, Украина вроде как добилась от венгров уступки не обсуждать внесение изменений в существующие законы. Если это правда, то это можно считать дипломатической победой с точки зрения отстаивания той позиции, которую заняла наша власть. С другой стороны, встаёт вопрос о том, что будет с рекомендациями Венецианской комиссии по закону про образование, на принятии которых настаивал Будапешт. К тому же, если законодательные изменения исключены, каковыми будут реальные возможности двусторонней рабочей группы, которую должны создать для урегулирования споров? Конечно, сейчас рано говорить, но эти вопросы очень важные для понимания будущего формата взаимодействия Венгрии и Украины. Учитывая заявление Сиярто о том, что ему пообещали урегулировать конфликтные вопросы, что случится, если этого не произойдёт?

Наконец, за скобками переговоров остался момент с блокированием Венгрией работы комиссии «Украина-НАТО». По итогам визита, непонятно, снимет ли Будапешт свою блокаду? Судя по заявлениям — нет, по крайней мере до согласования следующих дипломатических шагов в двусторонней повестке. Я думаю, что будет решаться на уровне Орбан-Зеленский.

В целом, визит Петера Сиярто показал, что потенциал для переговоров не исчерпан, а стороны могут найти общий язык. Интересы двух стран реально пересекаются во многих сферах сотрудничества, и единственной крупной проблемой является вопрос национальных меньшинств. Визит был позитивным событием с точки зрения внешних коммуникаций и попытки наладить диалог с соседями Украины, а заодно стабилизировать венгерское направление, где мы не можем позволить себе вывести ситуацию из-под контроля. Однозначные плюсы визита — взаимные уступки в публичной риторике, хорошие и правильные начинания и обещания, де-эскалация конфликта и стабилизация коммуникаций на какое-то время.

Впрочем, этот же визит продемонстрировал, что на данном этапе венгерско-украинская двусторонняя повестка остаётся замкнутой в пределах Закарпатской области, и не выходит на уровень системного, многоуровневого партнёрства.

Венгрию интересует их община в Закарпатье. Аппараты искусственного дыхания, переданные Будапештом, уехали в больницы Закарпатской области. Инфраструктурные проекты, под которые венгры выделяют деньги, касаются преимущественно Закарпатья и приграничного пояса (хотя в региональном масштабе они безусловно влияют и на связанность Украины с Центрально-Восточной Европой в целом). Обещания Сиярто привлечь венгерские компании к развитию транспортной инфраструктуры в Украине, касались Закарпатского региона. Практически все точки соприкосновения, которые существуют между Будапештом и Киевом, сходятся в Закарпатье. Такая «локализация» венгерско-украинских отношений может быть удобна своей ограниченностью, но в стратегической перспективе неэффективна.

Кроме того, как и в случае предыдущих подобных переговоров, мне бросается в глаза явная попытка Венгрии играть свою, более глобальную игру, с помощью этого визита. Приезд Петера Сиярто в Киев вряд ли был связан лишь с тем, чтобы поговорить с украинцами и сфотографироваться с коллегой. По моему мнению, украинское направление в очередной раз использовали для своей игры с Вашингтоном и Брюсселем — то, что интересует Орбана гораздо больше, чем даже права венгров Закарпатья. С помощью визита, Будапешт показывает своим зарубежным партнёрам, что это они являются инициаторами конструктивных переговоров, и что они готовы идти на уступки (сюда же все эти жесты доброй воли в виде передачи аппаратов ШВЛ и выделения 50 млн. евро).

Аудитории у этих сигналов две. Первая — это европейские элиты в Брюсселе, с которыми у венгров до сих пор натянутые и напряжённые отношения. Начиная с 2015-2016 годов, Венгрия проводит активную право-консервативную политику, начиная от противодействия миграционной политике ЕС во время кризиса 2014-2015 гг. и заканчивая попыткой возглавить мощную анти-глобалистскую нелиберальную волну в Европе вместе со своими партнёрами из «Вышеградской четвёрки».

Вторая аудитория — это новая администрация Джо Байдена в США, перед которой Виктору Орбану необходимо демонстрировать конструктив, понимание, эффективность и готовность к изменению своей внешней политики. Будапешт, как и Варшава, отдаёт предпочтение атлантизму в противовес франко-германскому влиянию. Терять связь с Вашингтоном в Венгрии не намерены после ухода Дональда Трампа, с которым Орбан пытался завязать тесные дружеские отношения на базе общих идеологических взглядов. Урегулирование проблем с Украиной — возможность показать внешней аудитории, что Будапешт в этой истории не является агрессором, а наоборот — конструктивным партнёром в Восточной Европе.

Напоследок, скажу, что сам визит оцениваю позитивно. Как и приезд президента Молдовы Майи Санду в Киев в начале месяца, визит Петера Сиярто — это отличный фон для улучшения двусторонних отношений. Я очень рад, что Украина и Венгрия пошли на де-эскалацию, а не стали нагнетать и обострять обстановку на Закарпатье. В конце концов, стабильные и предсказуемые отношения — это интерес обоих государств. Ну а каким образом достигнутые предварительные договорённости будут реализованы на практике — это уже другая история. Как и в случае с молдавским направлением, так и здесь: слабостью Украины остаются низкая эффективность государственных институтов, несинхронность действий разных органов власти и отсутствие более широкой повестки и видения внешнеполитических связей.

Если понравилась статья, подписывайтесь на Facebook-страничку и телеграмм-канал автора, а также поддержите деньгой на Патреоне.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, на канал «Хвилі» в Youtube, страницу «Хвилі» в Facebook.

Источник