«Афганский букет» Кремля для Трампа

20.10.2017 0:41
«Афганский букет» Кремля для Трампа

После пролета московской «фанеры» над Берлином стало примерно ясно направление дальнейших геополитических «гастролей» Кремля. Это – Афганистан и пачка граничащих с ним государств – от Пакистана до Казахстана.

Причем эти новые комбинации российских властей и спецслужб можно условно назвать «букетом» – набором достаточно краткосрочных мер, действительно напоминающим больше всего именно букет, и с таким же по стратегическим меркам сроком жизни.

Разыгрывание Путиным именно афганской карты прорабатывалось еще два года назад, в 2015 году.

Однако решение о реализации «броска» на Афганистан было принято только сейчас. Главная причина – исчерпание сирийского направления. Но и сейчас тоже еще не факт, что бросок состоится, а не поступит команда «отставить».

От темы Сирии Кремлю действительно нужно уйти, несмотря на бодрые заявления Шойгу о скорой победе. Во-первых, потому, чтобы не быть похожим на Джорджа Буша-младшего, который объявил иракскую миссию законченной, когда на самом деле это еще и не было началом настоящей американской катастрофы. Во-вторых, сирийская кампания никогда не была популярной в самой России. Особенно сейчас, когда пошли первые отрезанные головы «ихтамнетов», и особенно – перед выборами.

Афганская затея

Вкратце, суть афганской затеи состоит в следующем. В Сирии и Ираке кампания против ИГИЛ вступает в кульминационную стадию. Российские средства информационно-психологических операций, подконтрольные спецслужбам, условно причисляемые к СМИ, приучают аудиторию к тому, что боевики ИГИЛ после разгрома (конечно же, благодаря только России) в Сирии и Ираке перенесут деятельность в Афганистан и на Балканы, конкретно – в Боснию и Косово.

Не отстают от этого процесса и официальные лица. Глава Антитеррористического центра государств – участников СНГ генерал-полковник полиции Андрей Новиков 5 октября заявил, что боевики ИГИЛ бегут в пакистанскую провинцию Вазиристан в связи с поражением в Сирии.

«Судя по активности ИГИЛ в Афганистане, можно предположить, что стратегической задачей ИГИЛ в среднесрочной перспективе является расширение присутствия на севере Пакистана с выходом к районам вблизи границ государств Центральной Азии и Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая», – сказал он в интервью РИА Новости.

Также, по словам Новикова, боевики не только меняют тактику боевых действий, но и перебазируют свою активность в другие географические регионы, при этом, он отмечает, что также востребовано балканское направление.

А уже 13 октября, в ходе заседания глав военных ведомств стран СНГ министр обороны РФ Сергей отметил, что при поддержке ВКС РФ правительственные войска Сирии зачистили от боевиков уже более 90 процентов страны. Понеся серьезные потери террористическая группировка ищет новые зоны обитания и стремится к развитию в Афганистане.

При этом, Шойгу подчеркнул, что военные ведомства стран СНГ должны консолидировать свои усилия для того, чтобы реализовать весь комплекс мероприятий, направленный на укрепление коллективной безопасности в Центральной Азии.

Это означает, что теперь у всех стран, имеющих общую границу с Афганистаном, будут проблемы. И теперь всю свою оборонную и антитеррористическую активность следует координировать только с Москвой.

Страны к северу от Афганистана получают «предложение, от которого невозможно отказаться» – смотреть, как Россия договаривается с талибами в рамках кампании против ИГИЛ, и во всем соглашаться с Москвой.

В противном случае в каждой из стран типа Таджикистана, Туркменистана или Узбекистана возможно вторжение тысячных колон боевиков ИГИЛ прямо на столицу, и свержение власти. В другом случае – просочатся те же тысячи боевиков для развертывания длительной вялотекущей террористической войны против национальных силовиков.

В более широком контексте, Москва оставляет за собой роль «раздающего» с черпаком у котла, и будет «насыпать в миски» на свое усмотрение китайцам, пакистанцам, индусам, и особенно – иранцам. По крайней мере, так это выглядит на словах.

На первый взгляд, это выглядит как масштабная геополитическая стратегия расширения российского влияния. На этот раз – в «мягком подбрюшье» России (А. Солженицын).

Заговорить зубы

Однако на самом деле «афганская заготовка» является, скорее всего, не длительной геополитической стратегией, а краткосрочной политтехнологией, если принять во внимание другие факторы, которые в данный момент являются для Москвы действительно ключевыми.

Первый фактор – это кризис отношений между Россией и США.

Второй фактор – выборы Путина.

Третий, уже производный фактор – непопулярность сирийского направления в российском обществе, которое должно прийти на избирательные участки уже в марте 2018 года. До выборов осталось ровно 5 месяцев, а Путин еще даже не объявил о своем самовыдвижении. Пока что на «разогрев» брошена Ксения Собчак.

Стратегическая проблема Путина – это кризис в отношениях США. Причем стратегической эту проблему считают в первую очередь в самой Москве. Российско-американские отношения отброшены уже на уровень начала 1980-ых – в период правления Юрия Андропова – тоже, кстати, бывшего главы могущественной спецслужбы – КГБ СССР.

«Профессиональная деформация» личностей Андропова и Путина сыграла деструктивную роль в дипломатической сфере – вся фантазия в отношениях с Вашингтоном свелась в грубых провокациях и демонстративном обострении участия во всех конфликтах от Латинской Америки до Афганистана.

Однако сейчас в Москве считают, что главное отличие сегодняшнего кризиса от времен «холодной войны» состоит именно в афганской проблеме. Несмотря на то, что Бжезинский умер, не покаявшись за свою афганскую политику, в Москве почему-то уверены, что сейчас в Вашингтоне считают поддержку афганских моджахедов стратегической ошибкой, которая в итоге закончилась трагедией 11 сентября. И видят пути сближения с Вашингтоном через Афганистан.

Фактор Пакистана

А для того, чтобы Москве предложить свое участие в афганской проблеме, эту проблему следует сначала максимально разогреть и обострить.

При этом, в Кремле очень хорошо помнят какую роль в свое время отыграл Пакистан в советской эпопеи в Афганистане. Поэтому, в эту «многоходовку» Москва все пытается на свою сторону перетянуть Пакистан, обхаживая Исламабад с разных сторон, от активизации визитов представителей высших военно-политических кругов и проведения совместных антитеррористический учений до обещаний в расширении экономического, энергетического и военно-технического сотрудничества между странами – поставки систем ПВО, вертолетов, танков и другое.

В этом ключе, для России выгодно дальнейшее выбивание Пакистана с орбиты США, что автоматически означает сложности с логистическим обеспечением американского контингента в Афганистане, а это потенциально усиливает позиции Москвы, давая ей в руки дополнительные козыри для решения собственных проблем в отношениях с Вашингтоном.

Кремль пытается максимально усилить противоречия – внести раскол в отношения Исламабада и Вашингтона по всем направлениям от дипломатических до экономических, играя иногда даже не в «двойную», а «тройную» игру.

При этом, стоит отметить, что втягивание Исламабада в «игру» Москвы происходит вместе с союзником Пакистана в регионе Китаем, путем формирования соответствующих предпосылок для возникновения в ближайшее время у их границ, как мнимых, так и реальных угроз, исходящих с территории Афганистана.

Последние активные проявления «масштабной дружбы» Москвы в отношении Пакистана происходят на фоне того, как сначала Исламабад раскритиковал новую стратегию Белого дома по Афганистану, а затем президент США Дональд Трамп обрушился с критикой на Пакистан за то, что Исламабад подрывает усилия американских военных в Афганистане по борьбе с движением Талибан, пакистанское правительство ответило вызывающе.

Однако Соединенные Штаты воздержались от ответной реакции в том же ключе. В результате возникал вопрос, как использовать те немногие возможности, которые у Вашингтона все же имеются, с максимальным эффектом.

Предварительный ответ на этот вопрос, наверное, дала встреча государственного секретаря США Рекса Тиллерсона с министром иностранных дел Пакистана Хаваджей Асифом во время визита последнего в США, а также последующее за тем события.

«Я считаю, что взаимоотношения с Пакистаном являются оправданно важными. Мы говорили не только об Афганистане, а и о важности Пакистана и необходимости долгосрочной стабильности в стране. Мы хотим, чтобы правительство Пакистана было в безопасности, было мирным», — заявил Тиллерсон на встрече.

По результатам встречи, Тиллерсон заявил, что США заинтересованы в усилении двустороннего сотрудничества с Пакистаном, и вместе с Хаваджа Асифом поблагодарили друг друга за конструктивный разговор.

Буквально, сразу же после данной встречи двух руководителей внешнеполитических ведомств, Пакистан помог провести американцам спецоперацию по освобождению Кейтлин Коулман и ее мужа, канадца Джошуа Бойла, которых похитила во время путешествия в Афганистане и удерживали в течение пяти лет группировка Хаккани.

В связи с этим, в Американской службе национальной безопасности высоко оценили Исламабад за его помощь в освобождении семьи и назвали это сотрудничество важным шагом в правильном направлении двусторонних отношений, а президент США Дональд Трамп заявил, что Соединённые Штаты перешли на новый уровень отношений с Пакистаном, и выразил благодарность лидерам страны за сотрудничество, о чем он сообщил на своей странице в «Твиттере».

Игра в Талибан

Но вернемся еще раз к визиту главы МИД Пакистана Хаваджа Асифа в США. По итогам своего официального визита в Вашингтон, Хавадж Асиф, сделал интересное заявление, что влияние Пакистана над талибами по истечении нескольких лет уменьшилось, теперь другие соседи Афганистана имеют над ними больше влияния. По его словам, таким влиянием обладает и Россия.

И следует отметить, Москва этим влиянием и пользуется, что уже подтверждается многочисленными фактами и утечками в СМИ. Потому что, точно так же, как и в случае с ИГИЛ, Россия, формально запрещая Талибан поддерживает с ним тесные отношения и потихоньку снабжает оружием, превращая в проблему, решением которой можно торговать с Западом, в частности – с США.

Из последних таких утечек, британской газете The Times стало известно, что Россия финансирует Талибан, поставляя ему бесплатное топливо.

«Россия спонсирует военные операции Талибана против НАТО в Афганистане через тайную программу отмывания прибыли от продажи топлива», — сообщает британская газета The Times, узнавшая об этом от членов Талибана и афганских чиновников.

«Российские разведслужбы направляют флотилии нефтяных танкеров в Афганистан через границу с Узбекистаном в Хайратоне, — пишет Энтони Лойд в материале, озаглавленном «Россия спонсирует Талибан в войне против натовских сил». — Оттуда они бесплатно доставляются подставным компаниям, действующим от имени Талибана.

В тоже время, с одной стороны, сам Талибан россияне представляют, как меньшее зло по сравнению с ИГИЛ, а поддержание с ним контактов аргументируют недопущением распространения в Афганистане влияния Халифата, а также придерживаются точки зрения, согласно которой мир в Афганистане может быть, достигнут только путем переговоров между афганским правительством и Талибан. При этом, устанавливая и развивая тайные контакты с талибами, Москва планирует сделать их в дальнейшем отправной точкой, так называемой площадкой, для своей дальнейшей «гибридной интервенции» в Афганистане.

О роли и месте Талибана в планах России хорошо отмечено ранее в статье С.Ильченко «Зачем России Талибан?» на «редакция ВКулаке». По его словам, сегодня Россия может торговать своим влиянием на Талибан. Иными словами, по мнению автора, перед нами очередная попытка придать себе дополнительный международный вес, торгуя воздухом и страхом. В рамках этой торговли Россия дает понять заинтересованным сторонам, прежде всего, США и Китаю, что она состоит в близких отношениях с талибами. И что её инструменты влияния могут быть использованы в интересах этих стран, в обмен на что-то, ценное для Москвы — а могут быть использованы и против них.

При этом, не только Москва поставляет оружия Талибану, а и ее «ситуативный союзник» по Сирии – Иран, который своей самостоятельной игрой на Ближнем Востоке и попыткой перехватить инициативу у России в Сирии уж очень раздражает Кремль и создает проблемы с тем же Израилем.

Так, Министр обороны США Джеймс Мэттис раскритиковал Иран и Россию за то, что они, по его словам, продолжают вооружать и поддерживать боевиков Талибана в Афганистане, сообщала The Wall Street Journal. Подобные заявления Джеймс Мэттис сделал во время совместного визита в Афганистан с генсекретарём НАТО Йенсом Столтенбергом.

В свою очередь, 13 октября президент США Дональд Трамп в ходе своего выступления в Белом доме также заявил, что Иран оказывает содействие ряду террористических группировок, в том числе Талибан. «Иран остается главным спонсором терроризма. Он продолжает оказывать содействие «Аль-Каиде», «Талибану», «Хезболле», ХАМАС и другим группировкам. Иранцы разрабатывают, устанавливают и распространяют ракеты, которые угрожают американским военнослужащим и союзникам США. Они подвергают нападкам американские корабли и угрожают свободе морской навигации в Персидском заливе и Красном море», — сказал Трамп.

Разумеется, Москва, как всегда, все отрицает: «Полагаем, что указанные фальшивки, как и прежние, направлены на отвлечение внимания международного сообщества от провалов силовой политики НАТО в Афганистане и являются следствием ревнивого отношения к стабилизационным усилиям Москвы и ее региональных партнеров, в том числе по ШОС, на афганском направлении», – говорится в соответствующем комментарии МИД РФ.

Кроме того, для нивелирования таких обвинений со стороны мирового сообщества Москва в «реанимационном» порядке даже привлекла бывшего президента Афганистана Хамида Карзая, который в беседе с RT на полях дискуссионного клуба «Валдай» заявид, что Россия не поддерживала движение Талибан.

При этом, как отмечают эксперты, на фоне таких обвинений в адрес России следует ожидать от Москвы встречных «обвинений», а также попыток переориентировать внимание на другие «объекты ненависти», а именно, например, усилить «единоличную вину» Тегерана в этом вопросе – в поставках оружия Талибану и другим террористическим группировкам.

В этом контексте также хорошо ложится визит министра обороны РФ Сергея Шойгу в Тель-Авив, во время которого министр обороны Израиля Авигдор Либерман заявил, что Израиль не допустит передачу Ираном оружия через Сирию в Ливан. «Мы не станем вмешиваться во внутренние дела Сирии, но при этом мы не позволим Ирану и «Хезболлах» превратить Сирию в форпост против Израиля», — подчеркнул он (цитата по ТАСС).

В связи с этим, стоит ожидать в ближайшее время громких «разоблачений» Ирана, за которыми будет стоять Москва. Кроме того, скорее всего, что в этих разоблачениях Кремль, как всегда, найдет место и Украине, с учетом непрекращающихся в последнее время российского цикла — «вбросов» и информационных кампаний, о чем уже писала «редакция ВКулаке» , о якобы поставках Киевом военной продукции, как странам под международными санкциями, так и террористическим организациям.

В тоже время, 10-12 октября на российских пропагандистских ресурсах «второго эшелона» уже брошены «пробные камни» о «поставках украинского оружия талибам».

Плохой сигнал

Подведем итог и отметим, что в 2017 русские и американцы поменялись ролями. В 2016 путинские спецслужбы и дипломаты «вылезли из кожи вон», чтобы обеспечить победу Трампу, который от имени республиканцев публично обещал улучшить отношения с Россией.

В 2017 американцы полгода «полощут кости» русским из-за вмешательства в свои выборы. От предвыборных обещаний Трампа улучшить отношения с Москвой не то, что не осталось и следа – они превратились в подсудный компромат.

А теперь – на носу выборы в самой России. Сейчас Путин и его окружение больше всего опасаются некой очень грубой «подставы» со стороны американцев, которая заставит Путина отказаться от избрания.

Эти опасения имеют полные основания, потому как именно Путин является главным персональным генератором конфронтации с США, точно так же, каким был и Андропов.

И отсюда следует единственно логичный вывод, что для улучшения отношений с американцами следует убрать сам генератор проблем и конфронтации – Владимира Путина лично. И всех его ястребов.

Для Путина проблема заключается в том, что сейчас у него нет дублера типа Медведева, который бы мог разыграть перед американцами и европейцами роль «голубя» и либерала. Путин настолько зачистил политический ландшафт, что сейчас российский политикум представляет собой «полку советского гастронома» с единственным товаром – килькой в томате.

Поэтому срочно была поднята «афганская» тема, главная задача которой – сыграть на американских проблемах в Афганистане, и заговорить им зубы до марта следующего года. С одной единственной целью – закрыть глаза и согласиться на очередной срок Путина.

Весь расчет строится на том, что у американцев не было альтернативных фигур, которых бы они хотели видеть в Кремле вместо Путина. Нельзя серьезно рассматривать ни Навального, ни тем более Собчак. Тем более – таких старых политических лицедеев, как Зюганов и Жириновский, чей стаж в политическом театре больше, чем у Якубовича в «Поле чудес».

Поэтому Путин хочет купить себе индульгенцию на выборы как решатель американских проблем в Афганистане. И если получится – то и адвокат Ирана. Но на такой бонус не рассчитывают и сами иранцы, которые еще со времен раннего Ельцина знают, что русские всегда «кинут» аятолл даже без особого американского нажима. В первую очередь потому, что иранцы – прямые конкуренты России на рынке нефти и газа. И чем больше американских санкций против Ирана – тем выше цена на нефть.

Сейчас уровень насилия и террористических нападений в Афганистане идет по непрерывной нарастающей. Однако это не дает никаких гарантий Кремлю, что Вашингтон кинется ловить на «путинской свадьбе» этот «афганский букет». И что американцы не выкинут Путину «черную метку» где-то в феврале следующего года, когда будет поздно переигрывать всю комбинацию на выборах президента РФ-2018.

Источник