Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

12.05.2017 18:30

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Сегодня, 12 мая, в Украинском Институте Будущего с докладом «Украинская экономическая катастрофа 2013–2016» выступил известный российский экономист Андрей Илларионов. Российский эксперт дал развернутую картину кризиса в Украине в 2014-2017 году.

Представляем вашему вниманию полное видео его выступления, последующей дискуссии, где была и критика его выступления, а также сам текст.

Текст даем в версии, которая была опубликована на сайте Gordonua.com

  1. КРИЗИС «ДВУХ ИНТЕРВЕНЦИЙ»

В последние четыре года Украина пережила наиболее глубокий и наиболее длительный экономический и социальный кризис в своей истории (если не считать кризис перехода от плановой экономики к рыночной, пришедшийся на 1989–1999 гг.).

Табл. 1. Три украинских кризиса трех последних десятилетий

Кризис перехода от плановой экономики к рыночной,1989-1999 Глобальный кризис в Украине,
2008-2009
Кризис «двух интервенций»,
2013-2016
Длительность кризиса, лет 10 1 3
Глубина кризиса, % кумулятивного падения ВВП -60,7 -15,1 -15,8

Источник: Государственная служба статистики Украины

Необычность последнего кризиса (как по его длительности, так и по глубине) порождает закономерный вопрос: почему он оказался именно таким?

Традиционный ответ на этот вопрос включает в себя упоминание следующих факторов:

Вне всякого сомнения, российские экономические санкции, российская агрессия, продолжающиеся военные действия (хотя с марта 2015 г. и относительно более низкой интенсивности, чем летом 2014 г. и в январе–феврале 2015 г.) – действия, являющиеся результатом первой (российской) интервенции, явились важным фактором последнего кризиса.

Тем не менее, ход этого кризиса обнаруживает некоторые такие его особенности, которые свидетельствуют о том, что внешние факторы, связанные со всеми составными элементами российской интервенции, были не единственными причинами такого кризиса.

Почему масштабы социально-экономического кризиса в 2015 г. оказались намного более значительными, чем в 2014 г.?

  1. 2015 ГОД – НАИБОЛЕЕ ТЯЖЕЛЫЙ

Из пяти лет, которые затронул последний кризис (2013, 2014, 2015, 2016, 2017), наиболее тяжелым неожиданно оказался 2015 год.

График 1. Темпы прироста ВВП Украины, 2013–2016 гг., %

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 2. Динамика некоторых экономических и социальных показателей Украины по годам

2013 2014 2015 2016 2017, я-м
ВВП -0,02 -6,6 -9,9 2,3
Промышленность -4,3 -10,1 -13,0 3,6 -0,7
Производство с/х продукции 13,6 2,2 -4,9 6,1 -0,8
Розничный товарооборот 6,1 -10,0 -19,8 3,0 3,1
Реальные доходы населения 6,1 -11,5 -22,3 0,3
Экспорт -6,9 -14,3 -27,0 -4,1
Импорт -7,1 -27,1 -29,3 3,7
Инфляция, % 0,5 24,9 43,3 12,4 15,1

Источник: Государственная служба статистики Украины

График 2. Динамика некоторых экономических и социальных показателей Украины, 2013–2017 гг., %

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Такая необычная динамика нуждается в объяснении.

По историческому опыту военных кампаний и иных социально-политических катаклизмов наиболее тяжелым в экономическом и социальном плане должен был бы быть 2014 год – год, в первые два месяца которого экономическая активность в стране была снижена в результате происходившей тогда в стране Революции достоинства. Вслед за ней также произошли:

Кроме того, большую часть 2014 года в стране действовало ограниченно легитимное правительство, весьма сдержанно относившееся к проведению необходимых экономических реформ.

По сравнению с 2014 годом в 2015 году, за исключением самого начала года (бои в январе–феврале за донецкий аэропорт и на Дебальцевском плацдарме):

Кроме того, получившее политическую поддержку от избранной Верховной Рады новое украинское правительство начало наконец ограниченные экономические реформы, а зарубежные кредиторы стали предоставлять заметную экономическую, финансовую, интеллектуальную помощь.

Тем не менее, общие социально-экономические результаты оказались обескураживающими: экономический спад в 2015 году оказался в полтора раз глубже, чем в 2014-м, продукция промышленности, товарооборот, экспорт, импорт сократились в бо́льшей степени, чем в 2014 г., падение реальных доходов населения происходило вдвое быстрее, чем в 2014 г. Почему масштабы социально-экономического кризиса в 2015 г. оказались намного более значительными, чем в 2014 г.?

Грузия в 2008-09 гг. находилась в более тяжелом положении, чем Украина в 2014-16 гг. Тем не менее, экономический спад в Украине оказался более длительным, глубоким и масштабным

  1. ГРУЗИЯ И УКРАИНА КАК ЖЕРТВЫ РОССИЙСКИХ АГРЕССИЙ

График 3. Падение ВВП в Грузии и Украине в результате российских агрессий, %

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Для лучшего понимания произошедшего в Украине полезно сравнить ситуацию в ней с ситуацией в Грузии – стране, обладающей схожими экономическими, социальными, политическими, институциональными характеристиками, а также сопоставимой ментальностью граждан – чертами, унаследованными от бывшего СССР.

Грузия оказалась жертвой интервенции со стороны того же агрессора. Следует заметить, что воздействие российской агрессии 2008 г. на Грузию (по сравнению с Украиной) было более значительным:

Кроме того, на Грузию в 2008–09 гг. оказал существенное воздействие глобальный экономический кризис. В 2013–17 гг. глобальных экономических кризисов не было, а внешняя конъюнктура для Украины была относительно благоприятной.

Иными словами, по параметрам военной, геополитической, финансово-экономической уязвимости именно Грузия в 2008–09 гг. находилась в более тяжелом положении, чем Украина в 2014–16 гг. Тем не менее, экономический спад в Украине оказался более длительным, более глубоким и более масштабным.

Табл. 3. Экономические потери Грузии и Украины в результате российских агрессий

Грузия в 2008-09 гг. Украина в 2014-16 гг.
Длительность спада ВВП после начала российской агрессии, кварталов 4 8
Кумулятивное падение ВВП, % -3,8 -15,8

Источники: статистические службы Грузии и Украины

Почему экономический кризис в Украине в 2014–16 гг. оказался существенно более тяжелым, чем в Грузии в 2008–09 гг.?

Резкое ухудшение экономической ситуации произошло в областях, не затронутых военными действиями, находящимися на значительном расстоянии от линии фронта

  1. РЕГИОНАЛЬНАЯ СПЕЦИФИКА УКРАИНСКОГО КРИЗИСА

У украинского экономического кризиса обнаруживается также и не совсем обычный региональный разрез. Если исключить из расчетов такие оккупированные территории Украины, как Автономная Республика Крым и город Севастополь, а также полностью территории Донецкой и Луганской областей – как в той части, какая была оккупирована агрессором, так и в той части, что остается под контролем украинской власти, и ограничиться рассмотрением динамики экономической активности лишь на той части территории Украины, какая не была затронута военными действиями, то выясняется, что на этой территории также произошел значительный экономический спад. При этом сокращение экономической активности на территориях, не затронутых массированным внешним насилием, в 2015 г. оказалось вчетверо более глубоким, чем в 2014 г. (-1,4% и -6,0% соответственно).

Табл. 4. Динамика валового регионального продукта (ВРП) на душу населения в 2014-м и 2015 гг. в регионах Украины, непосредственно не затронутых военными действиями, %

Регионы 2014 2015 Регионы 2014 2015
Вся Украина без АР Крым, г.Севастополя, Донецкой и Луганской областей, в т.ч.: -1.4 -6,0
Днепропетровская область -4,4 -9,2 Ровенская область 2,4 -6,6
Харьковская область -1,9 -8,8 Закарпатская область 2,6 -6,3
Ивано-Франковская область -2,4 -8,0 Киевская область -0,8 -6,2
Кировоградская область 1,3 -7,6 Тернопольская область 8,4 -6,0
Хмельницкая область 2,8 -7,4 Черниговская область 1,5 -5,6
г. Киев -4,6 -7,3 Винницкая область 5,1 -2,4

Источник: расчет по данным Государственной службы статистики Украины

В 2014 г., несмотря на политические и военные катаклизмы в 13 регионах Украины из 25-ти наблюдалась положительная динамика экономической активности (прирост ВРП на душу населения от 0,2% до 8,4%). В 12 же регионах Украины, где наблюдался спад, его глубина была относительно небольшой (от -0,4% до -4,6%).

В 2015 г., несмотря на существенное снижение внешнего и внутреннего открытого насилия, экономическая ситуация во всех без исключения регионах Украины ухудшилась, причем весьма существенно. Например, ВРП на душу населения в Хмельницкой области в 2014 г. вырос на 2,8%, в 2015 г. он упал на 7,4%; в Кировоградской области в 2014 г. этот показатель вырос на 1,3%, а в 2015 г. упал на 7,6%; в Тернопольской области в 2014 г. он вырос на 8,4%, а в 2015 г. он упал на 6,0%; в Винницкой области в 2015 г. он вырос на 5,1%, в 2015 г. он упал на 2,4%.

Еще раз следует обратить внимание на то, что резкое ухудшение экономической ситуации произошло в областях, не затронутых военными действиями, находящимися на значительном расстоянии от линии фронта. Причем такое ухудшение произошло во второй год войны – тогда, когда интенсивность военных действий заметно снизилась по сравнению с ситуацией в первом году.

Почему так произошло?

Кроме непосредственно военных причин, внутренние факторы оказали на экономическую динамику Украины сопоставимое и даже гораздо более разрушительное воздействие

  1. «ВТОРАЯ ИНТЕРВЕНЦИЯ»

Ответ на сформулированный в предыдущей главке вопрос выглядит следующим. Кроме непосредственно военных причин, а также причин, связанных с военными, другие факторы оказали на экономическую динамику в целом в Украине и во многих ее регионах сопоставимое и даже гораздо более разрушительное воздействие. Важнейшими среди таких (не внешних, а внутренних) факторов является характер проводившейся в стране экономической политики, которую нельзя характеризовать иначе, чем как жестко интервенционистскую.

Как общее правило, главными авторами экономической политики являются два ее основных субъекта – правительство и национальный банк.

  1. ДЕЙСТВИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА УКРАИНЫ

В 2014–16 гг. украинское правительство осуществило ряд важных реформ, существенно сокративших затратные субсидии и снизивших масштабы неэффективного использования ВВП.

Табл.5. Основные фискальные и бюджетные показатели Украины

2013 2014 2015 2016 2017
Суммарная налоговая ставка в % от коммерческой прибыли 54,4 52,7 52,2 51,9
Налог на прибыль в % к коммерческой прибыли 11,6 9,5 9,0 8,7
Число налогов 28 5 5 5
Налоговые доходы в % к ВВП 37,6 36,6 35,3 33,1 34,5
Государственные доходы в % к ВВП 43,3 40,3 41,9 38,4 39,0
Государственные расходы в % к ВВП 48,1 44,8 43,0 40,6 42,0
Общий бюджетный дефицит в % к ВВП -4,8 -4,5 -1,2 -2,2 -3,0
Первичный бюджетный дефицит в % к ВВП -2,3 -1,2 3,0 1,9 1,2
Государственный долг в % к ВВП 40,0 70,3 79,3 81,2 89,8

Источники: МВФ, Мировой банк

За эти годы украинское правительство существенно сократило число налогов, снизило размеры перераспределения финансовых ресурсов через бюджет. По сравнению с 2013 г. в 2015 г. были снижены: налоговая нагрузка на экономику – на 2,3 п.п. ВВП, государственные расходы – на 5,1 п.п. ВВП, общий бюджетный дефицит – на 3,6 п.п. ВВП, первичный бюджетный дефицит – на 5,3 п.п. ВВП.

График 4. Государственные расходы Украины в % к ВВП

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл.6. Показатели, характеризующие легкость ведения бизнеса в Украине

2013 2014 2015 2016
Start-up procedures to register a business, male (number) 6 6 4 4
Start-up procedures to register a business, female (number) 6 6 4 4
Start-up procedures to register a business (number) 6 6 4 4
Time required to start a business, male (days) 21 21 7 5
Time required to start a business, female (days) 21 21 7 5
Time required to start a business (days) 21 21 7 5
Cost of business start-up procedures (% of GNI per capita) 1.3 1.2 0.6 0.5
Cost of business start-up procedures, male (% of GNI per capita) 1.3 1.2 0.6 0.5
Cost of business start-up procedures, female (% of GNI per capita) 1.3 1.2 0.6 0.5
Procedures to register property (number) 8 7 7 7
Time required to register property (days) 45 27 23 23

Источник: Мировой банк

В 2014–15 гг. украинским правительством были проведены некоторые реформы, облегчившие начало и ведение бизнеса в стране, – были сокращены число процедур, время, необходимое для начала ведения бизнеса, временные и суммарные издержки по регистрации новых бизнесов.

Совокупный эффект реформистских мер, предпринятых украинским правительством в 2014–15 гг., можно оценить приблизительно в 4–7 п.п. ВВП. Такие действия должны были привести уже в 2015 г. к снижению темпов экономического спада примерно на 4–7 п.п. – приблизительно до 2% в год, либо же привести к полному прекращению спада и, возможно, даже к возобновлению скромного экономического роста на уровне 0,5–1,0% в год.

Однако этого не произошло. Вместо замедления спада, наступления стагнации или же возобновления экономического роста ВВП в 2015 г. упал еще почти на 10%.

Почему?

Дело в том, что наряду с правительством действовал второй важнейший субъект экономической политики – Национальный банк Украины. Но прежде чем переходить к анализу его действий, следует обратить еще внимание на экономическую динамику в течение последнего года.

Главной причиной усугубления экономической ситуации в Украине в 2015–16 гг. (наряду с военной агрессией) стала интервенционистская политика Национального банка

  1. ПОКВАРТАЛЬНАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДИНАМИКА В 2015–2016 гг.

Как известно, возобновление экономического роста в Украине произошло не в первом квартале 2015 г., как это ожидалось национальными властями, международными организациями и независимыми экспертами по результатам описанных выше действий украинского правительства при условии нейтрального воздействия на экономику со стороны НБУ, а как минимум на целый год позже – в первом квартале 2016 г.

Более того, экономический рост, даже начавшись в первом квартале 2016 г., в последующие кварталы 2016 г. весьма существенно замедлился. Это особенно заметно по динамике объема производства перерабатывающей промышленности, темпы прироста которого последовательно снизились с 8,0% в первом квартале до 4,0% во втором квартале и 0,2% в третьем квартале 2016 г. В четвертом квартале 2016 г. и первом квартале 2017 г. темпы прироста обрабатывающей промышленности оставались низкими – 2,7% и 3,6% соответственно.

График 5. Поквартальная экономическая динамика в 2015–2017 гг., %

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 7. Динамика экономических показателей Украины по кварталам 2015–17 гг., %

3 кв. 2015 4 кв. 2015 1 кв. 2016 2 кв. 2016 3 кв. 2016 4 кв. 2016 1 кв. 2017
ВВП -7,2 -1,4 0,1 1,5 2,3 4,8 2,3
Перерабатывающая промышленность -7,9 -0,2 8,0 4,0 0,2 2,7 3,6
Сельское хозяйство -3,8 -3,6 -1,5 0,6 1,1 18,4 6,0
Транспорт -0,2 4,9 6,2 2,5 0,7 2,7 3,0
Торговля -13,6 -6,1 3,6 6,7 3,7 1,9 4,0

Источник: Государственная служба статистики Украины

Таким образом, во-первых, начало восстановления экономического роста было задержано как минимум на год. Во-вторых, само восстановление экономического роста происходит неустойчиво, темпы его остаются низкими. Почему?

Продолжающийся тяжелый экономический кризис также оказывает существенное негативное впечатление на общественные настроения в стране.

График 6. Third Annual Ukrainian Municipal Survey, Feb. 2017 (TAUMS):
Over the last 12 months, how has the economic situation in Ukraine changed?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

График 7. TAUMS: Over the last 12 months, how has the economic situation of your household changed?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Приводимые ниже результаты анализа позволяют дать ответ на заданные выше вопросы: главной причиной усугубления экономической ситуации в Украине в 2015–16 гг. (наряду с военной агрессией и дестабилизационными действиями российского руководства) стала интервенционистская политика Национального банка Украины.

Рассмотрим ее подробнее.

  1. РАСТРАТА МЕЖДУНАРОДНЫХ ВАЛЮТНЫХ РЕЗЕРВОВ

19 июня 2014 г. Степан Кубив, ставший руководителем НБУ после победы Революции достоинства, был заменен на Валерию Гонтареву.

Накануне этого назначения, по состоянию на 31 мая 2014 г., международные резервы Украины, находившиеся на счетах НБУ, составляли $17,9 млрд. В последующие девять месяцев они упали на $12,3 млрд и по состоянию на конец февраля 2015 г. составили $5,6 млрд.

График 8. Официальные международные резервы Украины, млрд $

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Резкое сокращение валютных резервов спровоцировало глубокий валютный кризис, пик которого пришелся на февраль 2015 г. Паника на валютном рынке вызвала катастрофическое падение курса гривны более чем вдвое – с 11,8 грн за доллар в июне 2014 г. до 24,5 грн за доллар в феврале 2015 г. В одну из торговых сессий валютный курс падал до 41 гривны за доллар.

График 9. Обменный курс, грн/$

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 8. Курс украинской гривны к доллару США, в среднем в месяц

Июнь 2014 Дек. 2014 Янв. 2015 Фев. 2015 Март 2015 Дек. 2015 Дек. 2016 Май 2017
Курс гривни к доллару США 11,81 15,62 15,81 24,48 23,26 23,41 26,20 26,51

Источник: НБУ

Насколько искусственным и довольно легко избегаемым был этот, похоже, намеренно спровоцированный кризис, показывает мало изменившийся курс гривны к доллару в последующие два года – с февраля 2015 г. по май 2017 г. В течение этого времени курс национальной валюты снизился лишь на 10%, несмотря на кумулятивное сокращение ВВП на 10%, накопленную инфляцию в 57%, сохранение общего бюджетного дефицита в пределах от 1,2 до 3,0% ВВП в год.

Растрата международных резервов и легко избегаемый (искусственно спровоцированный?) валютный кризис начала 2015 г. имели по меньшей мере пять важнейших последствий:

Меры НБУ привели к усилению «тенизации» валютных операций, законопослушные банки частично утратили свою конкурентоспособность, ухудшилась криминогенная ситуация, граждане потеряли часть сбережений

  1. УЖЕСТОЧЕНИЕ ВАЛЮТНОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ, «ТЕНИЗАЦИЯ» ВАЛЮТНЫХ ОПЕРАЦИЙ

Пытаясь оправдать свои действия резкой девальвацией гривны, которую он сам и допустил (провел), 6 февраля 2015 г. НБУ ввел «определенные ограничения на исполнение поручений банковских клиентов в пределах остатков средств на их текущих счетах на начало операционного дня», «временные ограничения на покупку иностранной валюты на межбанковском рынке по отдельным операциям», а также «определенные ограничения на сроки покупки уполномоченными банками иностранной валюты по поручению юридических лиц и физлиц-предпринимателей». Действия НБУ привели к фактическому параличу платежно-расчетных операций внутри Украины и существенное ограничение ее экономических операций с внешним миром.

27 февраля 2015 г. Нацбанк усугубил ситуацию, введя «ограничения на выдачу (получение) наличных средств в иностранной валюте с текущих и депозитных счетов клиентов через кассы и банкоматы банков в пределах до 15 000 гривен в сутки на одного клиента в эквиваленте по официальному курсу Нацбанка». Кроме того, были введены дискриминационный пенсионный сбор, «паспортизация» операций по покупке валюты, драконовские требования по обязательной продаже валютной выручки.

Все эти меры НБУ привели к усилению «тенизации» валютных операций. По оценкам Украинского кредитно-банковского союза, доля теневого валютного рынка выросла до 50%, что усилило девальвационное давление на гривну и усложнило функционирование официального валютного рынка. В результате расцвел теневой рынок валюты, а вместе с ним и теневые дельцы – валютные менялы, в то время как законопослушные банки частично утратили свою конкурентоспособность, ухудшилась криминогенная ситуация, граждане потеряли часть своих сбережений.

  1. НЕПРОИЗВОДИТЕЛЬНОЕ «СВЯЗЫВАНИЕ» ДЕНЕЖНОЙ МАССЫ

В течение 2015 г. НБУ через систему депозитных сертификатов «абсорбировал» из банковской системы почти 70 млрд грн (около $3 млрд) «излишней ликвидности». Иными словами, на эту сумму в условиях монетарного голода коммерческие банки вынуждены были прокредитовать регулятора. Поскольку эти средства привлекались Нацбанком под достаточно высокие процентные ставки (около 20%), это фактически не позволило банкам кредитовать отечественную экономику. Несмотря на кредитный и инвестиционный голод, эти средства не смогли дойти до реального сектора. По сути дела, из «кредитора последней инстанции», в роли которого центробанк традиционно выступает в кризисный период, НБУ превратился в «заемщика последней инстанции», высасывая деньги из «кровеносной системы» и без того слабой экономики.

  1. УВЕЛИЧЕНИЕ ГОСУДАРСТВЕННОГО ВНЕШНЕГО ДОЛГА УКРАИНЫ

С июня 2014 г. по конец 2016 г. (при новом руководстве НБУ) совокупный государственный внешний долг Украины (расширенного правительства и Национального банка) был увеличен на сумму, практически равную растраченным валютным резервам, – на $13,6 млрд – с $30,2 до 43,8 млрд.

В результате одновременного роста совокупного государственного долга (с учетом проведенных реструктуризации и списания части государственного долга) и падения долларового эквивалента украинского ВВП (в результате девальвации украинской гривны) отношение совокупного государственного внешнего долга к ВВП выросло с 17,7% ВВП на конец 2013 г. до 50,3% ВВП на конец 2016 г. Весь объем государственного долга вырос до 81,2% ВВП в 2016 г., в 2017 г. ожидается его рост до 89,8% ВВП. Расходы на обслуживание государственного долга увеличились с 49 млрд грн в 2014 г. до почти 100 млрд грн в 2016 г.

С учетом нынешнего уровня экономического развития Украины, длительного экономического кризиса, продолжающейся иностранной агрессии, осуществленного правительством дефолта, при наличии кредитного рейтинга страны на уровне ниже инвестиционного отношение государственного долга Украины к ВВП в настоящее время является предельным, не позволяющим осуществлять сколько-нибудь значительные новые внешние заимствования без серьезного риска для страны сорваться в долговую спираль, в условиях которой платежи по обслуживанию и выплате государственного долга превысят фактически любой реалистичный рост украинской экономики.

Так только для обслуживания уже накопленного государственного долга по средневзвешенной ставке 6% (без выплаты, но при рефинансировании основного тела долга) темп прироста реального ВВП Украины должен быть не ниже 6%. Только в этом случае соотношение государственного долга и ВВП имеет шанс оставаться постоянным при условии отказа от использования реального прироста ВВП на какие-либо иные цели, кроме обслуживания долга, т.е., например, на оборону, развитие, социальные цели. Отсутствие реального роста украинского ВВП (или же его увеличение с темпом прироста ниже 6% ежегодно) означает неизбежное дальнейшее увеличение отношения совокупного государственного долга к ВВП выше ныне достигнутого уровня, что гарантированно приведет к погружению страны в воронку государственного долга без каких-либо шансов на выход из нее в сколько-нибудь обозримой перспективе.

Смертельный удар украинской банковской системе был нанесен руководством НБУ в рамках осуществления программы т.н. «расчистки банковского сектора»

  1. БАНКОВСКИЙ КРИЗИС И ПОЛИТИКА НБУ ПО Т.Н. «РАСЧИСТКЕ БАНКОВСКОГО СЕКТОРА»

Искусственная девальвация гривны обесценила долларовую оценку активной части баланса значительной части коммерческих банков при сохранении долларовой величины их пассивной части. Возникший дефицит валютных средств в условиях продолжавшегося экономического кризиса, иностранной агрессии, дефолта по государственному долгу, отсутствия у страны инвестиционного кредитного рейтинга и, следовательно, отсутствия внешнего коммерческого финансирования обрекло значительную часть украинских банков на существенное ухудшение их балансов, падение отношения банковского капитала к активам – с 15,1% в 2013 г. до 8,0% в 2015 г.

В дополнение к валютному катаклизму руководство НБУ существенно усугубило положение банковского сектора, резко повысив резервные требования к банкам – с 5,8% в 2014 г. до 11,7% в 2015 г., а также к размерам минимального капитала – до €10 млн, что является вдвое более высоким, чем, например, в Евросоюзе.

Табл. 9. Некоторые показатели украинского банковского сектора

2012 2013 2014 2015 2016
Bank capital to assets ratio (%) 15,03 15,06 11,23 8,02 9,78
Bank liquid reserves to bank assets ratio (%) 5,49 7,01 5,77 11,66
Bank nonperforming loans to total gross loans (%) 16,54 12,89 18,98 28,03 30,47

Источник: Мировой банк

В результате удельный вес «плохих долгов» («non-performing loans», NPL) в общем объеме активов подскочил с 12,9% в 2013 г. до 30,45% в 2016 г.

График 10. Удельный вес «плохих долгов» («non-performing loans», NPL) в общем объеме активов, %

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Наконец, поистине смертельный удар украинской банковской системе был нанесен руководством НБУ в рамках осуществления программы т.н. «расчистки банковского сектора», в рамках которой оно приступило к систематическому закрытию частных коммерческих банков.

Табл. 10. Число платежеспособных банков на конец периода

Май 2014 Авг 2014 Ноя 2014 Фев 2015 Май 2015 Авг 2015 Ноя 2015 Фев 2016 Май 2016 Авг 2016 Дек 2016 Фев 2017
Число банков 170 164 149 139 131 126 117 111 102 98 94 93

Источник: НБУ

График 11. Число платежеспособных банков в Украине

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

За период действия «программы расчистки банковского сектора» прекратили работу 77 коммерческих банков, потеряли работу 35 тыс. банковских работников. В закрытых банках у вкладчиков находилось депозитов на сумму в 163 млрд грн (примерно $6,5 млрд), в том числе: 111 млрд грн – у физических лиц и 52 млрд грн – у бизнеса.

Фонд гарантирования вкладов физических лиц смог компенсировать лишь чуть менее половины суммы вкладов в закрытых банках на сумму в 80 млрд гривен, или свыше $3 млрд. При этом собственные средства Фонда гарантирования вкладов составили лишь 14 млрд гривен, или чуть более полумиллиарда долларов. Более 60 млрд гривен (или около $2,5 млрд) поступило на компенсацию утраченных депозитов из государственного бюджета. Эти расходы тем самым, во-первых, усугубили финансовое состояние бюджета, а во-вторых, создали несправедливое распределение финансовых ресурсов, которые были заработаны одними гражданами, но государством были переданы другим.

За период «очистки» свыше 1,5 млн человек были вынуждены получать свои депозиты через систему компенсации вкладов. Из-за девальвации гривны (с 8 до примерно 25 гривен за доллар) вклады граждан за два года обесценились примерно втрое. Тем не менее невыплаченными по-прежнему остаются свыше 30 млрд гривен (более $1,2 млрд). Львиная доля этой суммы вкладчикам выплачена не будет. Число пострадавших вкладчиков превышает 1 млн чел. Утрата сбережений в условиях резкого снижения уровня жизни существенно усугубила социально-политическую ситуацию в стране.

  1. ПЛОТНОСТЬ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ В УКРАИНЕ НА ФОНЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ СОПОСТАВЛЕНИЙ

Руководство НБУ выдвинуло факт сокращения числа банков в качестве своего особого достижения, в результате которого украинские показатели плотности банковской системы якобы приближаются либо к среднемировым, либо даже к мировым образцам. В качестве образцов для Украины руководство НБУ предлагает ориентироваться на Индонезию и Турцию.

График 12. Показатели плотности банковской системы в Украине

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 11. Показатели плотности банковской системы и финансовой глубины в Украине в 2012–2016 гг.

2012 2013 2014 2015 2016
Число банков на 100 тыс. чел. 0,40 0,34 0,27 0,22
Число банковских отделений на 100 тыс. чел. взрослого населения 1,07 0,92 0,76 0,56
Число АТМ на 100 тыс. чел. взрослого населения 92,5 103,6 94,5 86,7
Domestic credit to private sector by banks (% of GDP) 53,8 58,7 59,8 47,2
Broad money (% of GDP) 55,0 62,0 60,3 50,2
Domestic credit provided by financial sector (% of GDP) 87,9 95,0 108,5 85,6

Источники: НБУ, Мировой банк

График 13. Показатели глубины банковской системы в Украине

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

В 2014–16 гг. показатели плотности банковской системы Украины заметно снизились. Правда, они пока еще не достигли показателей Индонезии и Турции, желаемых для руководства НБУ. Тем не менее, они уже оказались существенно ниже аналогичных показателей, характерных для большинства стран с переходной экономикой и тем более – развитых стран.

График 14. Число коммерческих банков на 100 тыс. жителей по некоторым странам мира в 2011 г.

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 12. Число банков на 100 тыс. чел. населения по некоторым странам мира в 2011 г.

Страны Число Страны Число
Австрия 9,9 Босния и Герцеговина 0,5
Швейцария 4,2 Ботсвана 0,5
Германия 2,3 Косово 0,5
Дания 2,2 Нидерланды 0,5
США 2,1 Великобритания 0,5
Черногория 1,7 Болгария 0,4
Эстония 1,3 Молдова 0,4
Португалия 1,1 Беларусь 0,3
Словения 0,9 Словакия 0,3
Армения 0,7 Украина (2016 г.) 0,2
Хорватия 0,7 Казахстан 0,2
Россия 0,7 Индонезия 0,1
Испания 0,7 Турция 0,1

Источник: James R. Barth, Gerard Caprio, Jr., Ross Levine. Bank Regulation and Supervision in 180 countries from 1999 to 2011.

Особое внимание со стороны экономистов к показателям плотности банковской системы и финансовой глубины объясняется тем, что эти показатели обладают, как правило, высокой степенью корреляции с темпами экономического роста. Низкий уровень этих показателей, а также их снижение уменьшают возможности для страны начать и поддерживать устойчивый экономический рост.

График 15. Число отделений коммерческих банков на 100 тыс. взрослых жителей по странам мира в 2015 г.

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 13. Число банковских отделений на 100 тыс. чел. населения в 2015 г.

№№ Country Branches per 100 thous. №№ Country Branches per 100 thous.
1 Colombia 257.7 81 Oman 13.6
2 San Marino 238.9 82 India 13.5
3 Luxembourg 76.9 83 Argentina 13.2
4 Ecuador 75.7 84 Trinidad and Tobago 13.0
5 Mongolia 70.4 85 Namibia 12.8
6 Spain 67.5 86 Thailand 12.6
7 Bulgaria 60.4 87 Dominican Republic 12.6
8 Seychelles 54.8 88 Qatar 12.4
9 Portugal 50.6 89 Fiji 12.3
10 Italy 49.5 90 Paraguay 12.2
11 Switzerland 44.3 91 Maldives 12.1
12 Montenegro 43.1 92 Uruguay 12.0
13 Malta 40.1 93 Angola 11.7
14 Macao SAR, China 38.9 94 Estonia 11.2
15 Belgium 38.5 95 Suriname 11.1
16 France 37.5 96 Malaysia 10.7
17 Uzbekistan 37.2 97 Azerbaijan 10.5
18 Iceland 37.2 98 South Africa 10.5
19 Cyprus 35.9 99 Pakistan 10.0
20 Guatemala 34.4 100 IDA blend 10.0
21 Grenada 34.4 101 Moldova 10.0
22 Japan 34.1 102 Singapore 9.3
23 Cabo Verde 33.9 103 Gambia, The 9.1
24 Croatia 33.5 104 Saudi Arabia 8.9
25 Russian Federation 32.9 105 Nepal 8.9
26 United States 32.9 106 Philippines 8.8
27 Georgia 31.9 107 China 8.4
28 Slovenia 31.2 108 Guyana 8.4
29 Poland 31.1 109 Bangladesh 8.4
30 Sao Tome and Principe 31.1 110 Kyrgyz Republic 8.3
31 Iran, Islamic Rep. 31.0 111 Nicaragua 8.1
32 Antigua and Barbuda 30.2 112 Peru 8.1
33 Tonga 29.8 113 Finland 8.1
34 Bahamas, The 29.7 114 Botswana 7.9
35 Serbia 29.6 115 Norway 7.7
36 New Zealand 29.0 116 Mauritania 7.3
37 Australia 28.7 117 Ghana 7.2
38 Romania 28.7 118 Equatorial Guinea 6.8
39 Slovak Republic 28.2 119 Swaziland 6.7
40 Bosnia and Herzegovina 27.9 120 Djibouti 6.4
41 Greece 26.8 121 Rwanda 6.1
42 Macedonia, FYR 24.7 122 Cambodia 6.1
43 Denmark 24.7 123 Kenya 5.9
44 Morocco 24.6 124 Mali 5.7
45 Lebanon 24.6 125 Jamaica 5.4
46 Mauritius 24.0 126 Algeria 5.3
47 Czech Republic 23.6 127 Togo 5.0
48 Canada 23.6 128 Nigeria 4.9
49 Panama 23.6 129 Iraq 4.9
50 Costa Rica 22.3 130 Cote d’Ivoire 4.8
51 Hong Kong SAR, China 22.3 131 Zambia 4.7
52 Armenia 22.2 132 Egypt, Arab Rep. 4.6
53 Albania 21.9 133 Senegal 4.6
54 Honduras 21.2 134 Mozambique 4.1
55 Belize 21.0 135 Solomon Islands 4.0
56 Brazil 20.7 136 Congo, Rep. 4.0
57 Kosovo 20.6 137 Vietnam 3.8
58 Brunei Darussalam 20.3 138 Malawi 3.3
59 Ireland 20.1 139 Myanmar 3.3
60 Israel 20.1 140 Benin 3.3
61 Tunisia 19.9 141 Sudan 3.2
62 Sweden 19.3 142 Uganda 3.0
63 Turkey 19.1 143 Kazakhstan 3.0
64 Sri Lanka 18.6 144 Lao PDR 2.9
65 Jordan 18.3 145 Burundi 2.9
66 Latvia 18.0 146 Papua New Guinea 2.8
67 Indonesia 17.8 147 Comoros 2.8
68 Korea, Rep. 16.9 148 Burkina Faso 2.7
69 Barbados 16.1 149 Tanzania 2.5
70 Chile 16.0 150 Guinea-Bissau 2.5
71 Venezuela, RB 15.9 151 Guinea 2.3
72 Bhutan 15.4 152 Afghanistan 2.3
73 Bolivia 15.3 153 Madagascar 2.1
74 Hungary 15.1 154 Yemen, Rep. 1.6
75 Kuwait 14.8 155 Niger 1.5
76 Zimbabwe 14.4 156 South Sudan 1.4
77 Germany 14.1 157 Congo, Dem. Rep. 1.0
78 Mexico 14.0 158 Chad 1.0
79 Netherlands 13.9 159 Belarus 0.9
80 Austria 13.9 160 Ukraine 0.6

Источник: World Development Indicators, 2016.

Как показывают данные табл. 13, плотность банковских отделений в Украине в 2015 г. была рекордно низкой – ниже, чем в любой другой стране мира, включая в том числе самые слаборазвитые. Продолжение кампании по т.н. «очистке банковской системы», проводимой руководством НБУ, еще более снизило этот показатель в 2016 г., фактически блокируя возобновление быстрого и устойчивого экономического роста в Украине.

Своего рода интегральным показателем финансовой глубины является отношение внутренних кредитов, предоставленных банками частному сектору, в процентах к ВВП.

График 16. Внутренние кредиты частному сектору в % к ВВП в 2015 г.

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Табл. 14. Отношение внутренних кредитов, предоставленных банками частному сектору, в % к ВВП в 2015 г.

№№ Country Domestic credit to private sector as % of GDP №№ Country Domestic credit to private sector as % of GDP
1 Cyprus 250.7 42 Jordan 70.3
2 Hong Kong SAR, China 207.6 43 Estonia 69.5
3 Japan 194.3 44 Qatar 68.6
4 United States 190.4 45 Brazil 67.9
5 Switzerland 174.1 46 Israel 67.4
6 Denmark 174.0 47 Croatia 65.5
7 China 155.3 48 Oman 65.2
8 Thailand 151.3 49 Nepal 64.9
9 South Africa 150.0 50 Ireland 64.8
10 Korea, Rep. 140.6 51 Morocco 64.5
11 Australia 137.6 52 Cambodia 63.1
12 United Kingdom 134.5 53 Belgium 61.7
13 Singapore 129.7 54 Cabo Verde 60.5
14 Sweden 129.7 55 Costa Rica 60.2
15 Malaysia 125.2 56 Grenada 58.4
16 Portugal 120.1 57 Bolivia 57.7
17 Spain 118.9 58 Paraguay 57.1
18 Greece 113.0 59 Belize 57.1
19 Vietnam 111.9 60 Bulgaria 56.8
20 Chile 111.2 61 Saudi Arabia 56.6
21 Netherlands 111.2 62 Russian Federation 56.4
22 Lebanon 106.6 63 Honduras 56.1
23 Macao SAR, China 105.6 64 St. Kitts and Nevis 55.9
24 Mauritius 104.3 65 Mongolia 54.8
25 Kuwait 99.7 66 Bosnia and Herzegovina 54.3
26 Finland 96.3 67 Poland 53.9
27 France 95.7 68 Slovak Republic 53.9
28 Luxembourg 95.4 69 Antigua and Barbuda 53.9
29 Iceland 92.1 70 Namibia 53.5
30 St. Lucia 89.2 71 India 52.7
31 Italy 88.4 72 St. Vincent and the Grenadines 51.8
32 Austria 87.7 73 Dominica 51.6
33 Panama 86.8 74 Czech Republic 51.2
34 Fiji 84.8 75 Macedonia, FYR 50.9
35 Turkey 80.0 76 Montenegro 50.6
36 Tunisia 79.6 77 Slovenia 50.2
37 Germany 78.1 78 Georgia 49.8
38 United Arab Emirates 76.5 79 Latvia 48.7
39 Samoa 75.7 80 Bhutan 47.4
40 Bahamas, The 72.1 81 Ukraine 47.2
41 Bahrain 71.2 82 Colombia 47.1

Источник: World Development Indicators, 2016.

Исторически весьма низкий показатель финансовой глубины в Украине, к тому же, постоянно снижаемый в результате кампании по т.н. очистке банковского сектора, является важнейшим фактором, способствовавшим продолжению в Украине экономического кризиса в 2015 г. и препятствовавшем возобновлению в ней быстрого и устойчивого экономического роста в 2016 г.

В июне 2014 г. удельный вес российских банков в активах банковской системы Украины составлял скромные 12%. К декабрю 2016 г. банки со 100% участием российского капитала нарастили свое присутствие в Украине до 40%

  1. СЕЛЕКТИВНЫЙ ПОДХОД

На фоне всеобщего кризиса в украинском банковском секторе особое внимание привлекают единичные банки, избежавшие кризисных тенденций. Так, например, небольшой банк «Авангард» за полтора года сумел нарастить свои чистые активы до 1,5 млрд грн, их рост составил почти 70%, что является беспрецедентным показателем для банковской системы Украины, находящейся в кризисе. Любопытное совпадение – банк «Авангард» находится в собственности группы «Инвестиционный Капитал Украина» (ИКУ), пост председателя совета директоров которой до своего назначения главой НБУ занимала Валерия Гонтарева. Кроме того, 22,7% банка «Авангард» принадлежит гражданке РФ Галине Улюкаевой, являющейся супругой Юрия Соловьева, заместителя председателя правления российского государственного банка ВТБ, второго по объему капитала в Российской Федерации.

  1. СОХРАНЕНИЕ АКТИВОВ ЯНУКОВИЧА И ДРУГИХ РУКОВОДИТЕЛЕЙ ПРЕЖНЕГО РЕЖИМА

В течение трех месяцев с марта по июнь 2014 г., когда руководителем НБУ был С. Кубив, Нацбанк обнаружил активы, принадлежавшие Виктору Януковичу, на сумму более чем в $1 млрд и наложил на них арест. Для сравнения – за 32 месяца (с июня 2014 г. по февраль 2017 г.), в течение которых главой НБУ является В. Гонтарева, Нацбанк не заморозил активов ни на одну гривну, принадлежащих Януковичу и/или руководителям прежнего режима.

  1. РОССИЙСКИЙ ФАКТОР

В июне 2014 г. удельный вес российских банков в активах банковской системы Украины составлял относительно скромные 12%. К декабрю 2016 г. банки со 100% участием российского капитала нарастили свое присутствие в Украине до 40%. Следует отметить, что среди них оказались банки со 100-процентным участием со стороны российского государства, в частности, «Сбербанк», ВТБ, а также «Проминвестбанк», в котором удельный вес акций, принадлежащих РФ, составляет 97,5%. «Проминвестбанк» также получал рефинансирование от НБУ.

  1. УТРАТА ДОВЕРИЯ К БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЕ

В результате интервенционистской политики Нацбанка число действующих банков в Украине сократилось со 180-ти в 2013 г. до 93-х в феврале 2017 г. Вкладчики – как физические лица, так и предприятия, – потеряли сбережения на миллиарды долларов, а уровень доверия населения и экономических субъектов к национальной банковской системе и, как следствие, ко всей украинской власти, катастрофически упал.

Согласно официальной статистике НБУ, депозиты домашних хозяйств только в 2014 году сократились на 31,2%, в 2015 году – еще на 22,1%. За два с половиной года нового руководства НБУ валютные депозиты в украинских банках сократились с $24 млрд до $14 млрд. Совокупные потери вкладов юридических лиц на конец 2016 г. оцениваются в 78 млрд грн. Эти потери стали основной причиной закрытия сотен малых и средних фирм, в одночасье потерявших свои депозиты и оборотный капитал.

Яркой иллюстрацией катастрофической утраты какого-либо доверия к национальной банковской системе стали результаты электронного декларирования украинских политиков и государственных чиновников, только официально признавших хранение у себя наличности на сумму не менее $2 млрд.

Политика руководства НБУ углубила экономический кризис в 2015-м и стала препятствием для быстрого и устойчивого экономического роста в 2016-м

  1. УСЫХАНИЕ ИНВЕСТИЦИОННОГО ПРОЦЕССА. СОКРАЩЕНИЕ ИНВЕСТИЦИЙ И ЭКСПОРТА

В результате проведения Нацбанком интервенционистсткой политики по удушению отечественного банковского сектора, снижению банковской плотности, сокращению финансовой глубины величина инвестиций в украинскую экономику существенно снизилась, несмотря на некоторое продвижение в сфере экономических реформ, проводимых правительством.

Табл. 15. Инвестиции в основной капитал, 2012-2015

2012 2013 2014 2015
Gross fixed capital formation as % of GDP 19,0 16,9 14,1 13,3
Gross fixed capital formation in 2010 constant prices 217 192 151 128
Gross fixed capital formation in per cent to previous year 7,9 -11,2 -21,7 -15,3
Gross fixed capital formation (2012 = 100%) 100,0 88,5 69,6 59,0

Источники: МВФ, Мировой банк

Наряду с деградацией финансовых показателей и подрывом доверия к банковской системе одним из ключевых факторов, продливших и углубивших экономический кризис в Украине в 2015 г., а также препятствующих возобновлению быстрого и устойчивого экономического роста в 2016 г., стало сокращение инвестиций.

График 17. Инвестиции в основной капитал в постоянных ценах в % уровню 2012 г.

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

Регулятивные ограничения Нацбанка создали искусственные преграды для инвестирования в Украину, а также для легального экспорта продукции из Украины. Инвесторы сократили свои вложения в экономику до тех пор, пока они будут в состоянии легально вывести доходы, заработанные ими в Украине. Об этом наглядно свидетельствует статистика прямых иностранных инвестиций. Их накопленный объем в 2014 г. упал на $13 млрд, в 2015 г. – еще на $4,5 млрд.

Аналогичная ситуация произошла и с экспортерами, вынужденными избегать перевода валютной выручки в Украину, где они обязаны продавать большую ее часть, подвергаясь дополнительным валютным рискам. В результате экспорт товаров из Украины в 2014 г. сократился на 14,3%, в 2015 г. – еще на 27,0%, в 2016 г. – еще на 4,1%.

  1. ЭВОЛЮЦИЯ ОБЩЕСТВЕННОГО МНЕНИЯ

Тяжелый и продолжительный валютный, финансовый, экономический и социальный кризис привели к существенному сокращению общественной поддержки важнейших государственных институтов Украины – президента, Верховной Рады, правительства. Наиболее опасным является радикальный сдвиг в общественных настроениях от поддержки демократической системы политического устройства к поддержке другой (авторитарной) системы, которая, по мнению опрашиваемых, могла бы обеспечить приемлемый уровень благосостояния.

График 18. TAUMS: Do you approve of the work of the President of Ukraine?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

График 19. TAUMS: Do you approve of the work of the Parliament of Ukraine?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

График 20. TAUMS: Do you approve of the work of the Government of Ukraine?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

График 21. TAUMS: If you could have only one or the other, which is more important to you:
a democratic system of government or a prosperous economy?

Андрей Илларионов: Украинская экономическая катастрофа 2013–2016

  1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Как показывает проведенный анализ, интервенционистская политика, проводимая руководством НБУ в 2014–2017 гг., способствовала:

– растрате международных резервов Украины;

– созданию условий для валютной паники и валютного кризиса в феврале 2015 г.;

– наращиванию государственного долга и превращению долговой проблемы в нерешаемую в среднесрочной перспективе;

– ужесточению валютного регулирования, парализовавшего платежно-расчетную систему, затруднившего интеграцию Украины в мировую экономику, препятствующего привлечению иностранных инвестиций;

– удушению отечественного банковского сектора;

– значительной утрате депозитов физических и юридических лиц;

– увеличению нагрузки на бюджетную систему;

– снижению банковской плотности и финансовой глубины, являющихся ключевыми факторами, способствующими возобновлению экономического роста и поддержанию его устойчивых темпов;

– утрате доверия к банковской системе и к украинской государственной власти;

– селективной поддержке отдельных коммерческих банков, связанных непосредственно с руководством НБУ, а также с некоторыми другими политиками Украины;

– утаиванию активов Януковича и других руководителей прежнего политического режима;

– значительному увеличению участия российских государственных банков в банковской системе Украины;

– снижению масштабов инвестиций в украинскую экономику;

– падению объемов украинского экспорта;

– продлению и углублению экономического кризиса в Украине в 2015 г.;

– препятствованию возобновления быстрого и устойчивого экономического роста в стране в 2016–2017 гг.;

– радикальному сокращению общественной поддержки важнейших украинских государственных институтов – президента, парламента, правительства, а также самой идеи успешности демократического политического устройства в Украине.

Изображение: Олег Вострых, Украинский Институт Будущего

Источник